КУКОЛЬНАЯ БОЛЕЗНЬ ВЛАДЫКИ ЕПИФАНОВА

24 декабря 2002 в 00:00, просмотров: 2676

Как только стало известно, что Святейший патриарх Московский и Всея Руси Алексий II серьезно болен, в церковной среде начались склоки. Мечта о патриаршем куколе (в просторечии — кукольная болезнь) обуяла многих. Особого напряжения борьба за патриарший престол достигла в Чистом переулке, где находится резиденция патриарха. Там же размещается и викарий патриарха, архиепископ Истринский Арсений (Епифанов), которого в дни болезни патриарха близкие стали любовно называть “патриаршиком”. В Чистом находится и резиденция постоянного члена Священного синода, управляющего делами Московского патриархата митрополита Сергия.

25 декабря состоится очередное заседание Священного синода. Наши источники утверждают, что на нем будет решаться вопрос не только о замещении двух вакантных епископских кафедр — Тамбовской и Нижегородской. Говорят, уже развернулась нешуточная борьба и вокруг поста управляющего делами Московского патриархата. Это похоже на правду, поскольку это место является ключевым в Русской церкви. Поэтому патриарх 6 лет тому назад назначил туда митрополита Солнечногорского Сергия (Фомина). Митрополит Сергий известен как опытный церковный деятель, умеющий ладить и с собратьями, и с представителями власти. За годы демократического существования России он не запятнал себя участием ни в одном из многочисленных скандалов. Но, с точки зрения многих церковных деятелей, он обладает серьезным недостатком — он серьезный и последовательный противник церковных “голубых”, влияние которых в Русской церкви сегодня как никогда сильно.

Среди постоянных членов Священного синода митрополиту Сергию противостоят “табачный” митрополит Кирилл (Гундяев), глава Отдела внешних церковных связей, и его старший друг и наставник, митрополит Крутицкий и Коломенский Ювеналий (Поярков). Владыка Поярков, страстно мечтавший о патриаршем куколе, после сокрушительного провала на выборах патриарха в 1990 году смирился с тем, что патриархом ему уже не стать. Зато он видит патриархом своего младшего друга — владыку Гундяева. Хотя шансы владыки Гундяева после жуткого скандала на 7-м Всемирном русском соборе стали мизерными. Туда не пришли ни представители Администрации Президента, ни правительства. Более того, от участия уклонился и патриарх. Все надежды Гундяев возложил на Жириновского. И тот не подвел — с высокой трибуны в храме Христа Спасителя он обвинил православное духовенство в сотрудничестве с КГБ! Соборяне так разволновались, что раздался свист и крики: “Иуда!” Председатель соборика растерялся и не сумел овладеть ситуацией.

Поэтому сегодня “табачный” вынужден считаться с церковным научным центром “Православная энциклопедия”. Он создан архиепископом Арсением, который до недавнего времени противостоял и митрополиту Сергию, и тандему Гундяев—Поярков. Наши информаторы в ОВЦС убеждены, что сравнительно недавно был достигнут компромисс между “табачным” и владыкой Епифановым. Они объединились против митрополита Сергия. Гундяев обещал поддержку владыке Арсению в его борьбе за место управляющего делами. Митрополита Сергия решено отправить или в Тамбов, или в Нижний Новгород. В этой рокировке Епифанов мечтает занять место управляющего делами. Это будет последняя ступенька, по его мнению, перед тем, как сделать решительный шаг к патриаршему престолу. Что же представляет собою архиепископ Арсений и его окружение? Следует признать, что за последние годы он сделал немало и собрал мощную команду.

Осенью этого года отметил 10-летие своего существования Свято-Тихоновский богословский институт, созданный для укрепления и углубления богословского образования в Москве при МГУ. Он полностью подконтролен владыке Епифанову. Ректор — священник Владимир Воробьев — даже не кандидат богословия, зато безмерно предан владыке Арсению. Свято-Тихоновский институт, церковный научный центр “Православная энциклопедия”, а также Центр изучения религий Института истории РАН (его возглавляет Ольга Васильева) тесно работают с владыкой Епифановым. В ЦНЦ формальный глава — некто Сергей Кравец. Когда-то выпускник философского факультета МГУ, прибившийся в конце 80-х к кружку Алексея Лосева. Этакий странный гибрид православия и марксизма. Впрочем, обнаруживший недюжинную деловую хватку — в начале 90-х возглавлял издательство Валаамского монастыря. До сих пор о нем вспоминают в разоренном монастыре с печалью. Затем сумел максимально приблизиться к архиепископу Арсению (Епифанову), под которым томятся все 410 московских приходов.

Их объединила не только “Православная энциклопедия”, но и несколько общих увлечений. Владыка Епифанов славен в узких кругах как страстный коллекционер. Первая страсть — коллекционирование банкнот. Знающие люди утверждают, что ему, конечно, далеко до владыки Гундяева, но по количеству и разнообразию денежных купюр он явно на втором месте после “табачного”. Раз в месяц в Чистый переулок направляются настоятели московских храмов с целлофановыми пакетами в руках. Зная страсть владыки, они несут ему банкноты... Вторая страсть владыки — томные и порочные юноши. Говорят, что у него едва ли не самая богатая коллекция в Русской церкви. И, наконец, последняя страсть владыки Епифанова — коллекционирование компромата на собратьев и писание доносов. Тут он, без сомнения, первенствует. Кравец деятельно помогает, умножая его коллекции. Говорят, иногда даже правит доносы. “Православная энциклопедия” благодаря его неуемной энергии стала гигантской “прачечной”. Одни и те же тиражи энциклопедии они умудряются продавать по 5, а то по 6 раз. Одним словом, Кравец и владыка Епифанов теперь “энциклопедисты”.

Чтобы понять “энциклопедистов” и их экспертов, стоит задуматься над личностями тех, кто консультирует их, готовя новые канонизации. К примеру, Григория Распутина. Петербургский историк Сергей Фирсов проявляет поразительную гибкость, описывая в толстом фолианте феномен царского Друга и готовя его канонизацию: “Проблема Распутина — это проблема олицетворения идеала, восприятия “живого символа”. Известно, что Распутин был ближайшим другом и духовным наставником императорской семьи. Императрица Александра Федоровна именовала его в письмах к супругу не иначе как Другом. Причем с большой буквы. Оба — и Николай II, и Александра Федоровна теперь святые. Эксперты ЦНЦ считают, что не хватает третьего — Распутина...

Наши источники в ОВЦС напоминают, что владыка Епифанов, признанный лидер православных “голубых”, уже сделал немало для грядущей кадровой революции на очередном заседании Синода. Уволенный несколько лет назад со скандалом с Екатеринбургской кафедры епископ Никон (Миронов) и отправленный на покаяние в Псково-Печорский монастырь, в августе появился в Москве и стал настоятелем храма в Вешняках. 25 декабря он вновь будет назначен на епископскую кафедру. Получит новую кафедру один из самых одиозных “голубых” епископов, также уволенный на покой, Савва Красногорский, возглавлявший отдел по взаимодействию с силовиками. Благодаря заступничеству владыки Арсения он также получил богатый приход в Москве.

Вроде бы все места распределены. И все же мы не склонны буквально во всем верить нашим друзьям из ОВЦС. Святейший патриарх Московский и Всея Руси Алексий II, несмотря на перенесенную болезнь, еще полон сил и уверенно ведет церковный корабль. Опытный церковный политик, он известен своей системой сдержек и противовесов. Он опирается на здоровые силы в Церкви, прекрасно понимая опасность мощного “голубого лобби”. Митрополит Воронежский и Липецкий Мефодий за последние годы значительно потеснил в столице позиции “табачного”. Возглавляемый им Макарьевский фонд опирается на здоровые силы в исторической науке и вряд ли допустит канонизацию Григория Распутина или Ивана Грозного. В последние годы патриарх доверяет ему решение многих важных церковных проблем. Его влияние совершенно не учитывается аналитиками из ОВЦС. Удаление из Москвы митрополита Сергия вряд ли облегчит задачу владыке Епифанову или его союзникам — Пояркову—Гундяеву. Скорее всего, председательствуя на очередном заседании Священного синода, патриарх вновь разведет противоборствующие стороны по своим углам. Он прекрасно осведомлен о кукольных притязаниях владыки Епифанова. Может статься, что, как хороший хозяин, патриарх на Синоде выметет паучьи сети “союзников”. А “патриаршик” хоть и не избавится от кукольной болезни, так и останется скандальным лидером православного “голубого” лобби.




Партнеры