ЭЛЕКТРОШОК

26 декабря 2002 в 00:00, просмотров: 422

Второе голосование по энергетическому пакету отложено в Думе на январь. Пока на январь. Но многие предполагают, что на самом деле реформа РАО “ЕЭС” заморожена до осени 2004 года. Воз сдвинется только после президентских выборов.

Реформирование РАО — вопрос не столько экономический, сколько политический. Если верить афоризму, приписываемому Борису Березовскому, то экономика заканчивается на сумме в миллиард долларов, а политика только начинается.

Понять — хороша или плоха реформа, предложенная Чубайсом, могут только специалисты. Что с ней стало после миллиона компромиссов со всеми заинтересованными игроками — тем более. Но важно следующее. В свое время ход началу реформы дал лично президент Путин. Именно он в Ново-Огареве принял сторону Грефа и Чубайса и не согласился с предложением своего советника Илларионова, изначально предлагавшего с модернизацией энергетики подождать. Соответственно и застопорить голосование без ведома президента — невозможно. Это тоже его решение.

Строго говоря, это очевидно и из процедуры переноса даты голосования. По данным из Думы, с этим предложением перед фракцией “Единство” выступил руководитель Главного управления внутренней политики Александр Косопкин. “Единство” — все-таки удивительная дисциплина! — тут же согласилось. Трудно себе представить, что чиновник выступает с такого рода инициативами без ведома руководства. И совсем невозможно представить, чтобы руководство администрации по таким вопросам не интересовалось мнением президента.

В самом РАО “ЕЭС” утверждают, что Чубайс спрашивал мнение Путина — выходить на второе чтение или нет? — и получил утвердительный ответ. А дата 18 декабря утверждалась в кабинете у Волошина. Сам Волошин с этим не спорит, но говорит, что перенос был чисто техническим. Но понятно, что позиция Кремля изменилась достаточно резко.

Руководитель президентской администрации Александр Волошин, по совместительству являющийся председателем Совета директоров РАО “ЕЭС”, достаточно ясно сформулировал позицию. Вопрос о реформировании РАО настолько важен, что темпы — не главное. Годом раньше, годом позже — принципиально ничего не меняется. Главный приоритет государства — все последствия должны быть просчитаны.

Позиция Волошина абсолютно логична и имеет право на существование. Непонятно другое: зачем тогда было начинать? Ведь остановленное движение ставит компанию в чрезвычайно уязвимое положение. Сейчас уже ясно, что реформа рано или поздно произойдет. Но руководство РАО, сделавшее ставку на немедленное начало реформ, оказалось в подвешенном состоянии. Если ситуацию не удастся переломить, то Чубайсу рано или поздно придется уйти. Поэтому легко прогнозировать резкий рост воровства в холдинге, особенно на местах... Руководители энергокомпаний, не зная, сколько им еще отведено времени, наверняка попытаются максимально обеспечить свою будущую жизнь. И препятствовать этому почти невозможно.

Перенос голосования жестко ударил и по ценам на акции РАО. Они упали. Что выгодно тому клану крупных капиталистов, который скупает акции. Еще до зависания второго чтения в прессе пошли сообщения о том, что “неслабый” пул в лице вполне конкретных олигархов вкладывает сотни миллионов долларов в скупку акций РАО. Очевидная цель — собрать блокирующий пакет, 25 процентов плюс одна акция. После этого ни одного стратегического вопроса без них решить будет невозможно. И любое реформирование пойдет под их контролем. Если это правда — окончательно это будет ясно перед собранием акционеров, когда обнародуют реестры владельцев, — то именно эти люди больше других выиграют от переноса голосования в Думе.

Так что один технический перенос действительно может привести к очень серьезным, в том числе политическим последствиям. Сказать, почему Путин изменил свою точку зрения, невозможно. Мы не знаем, как он оценивает ситуацию, какой информацией располагает. Но очевидно, что, уже согласившись на начало реформы РАО, он неожиданно изменил свою точку зрения.

В армии есть принцип: независимо от того, правильно или нет принято решение, — оно должно быть выполнено до конца. В процессе боя поздно метаться. Это приведет только к еще более тяжелым последствиям. Этот принцип верен не только на войне. Путин почему-то ему изменил.

Нерешительность главы государства — всегда неприятна. Это та роскошь, которую он не может себе позволить. Но еще неприятнее, если правы те, кто утверждает, что за изменением позиции ВВП стоят только предвыборные соображения. Мол, невозможно идти на выборы, проводя непопулярные реформы. Поэтому-де и важнейшая реформа ЖКХ была выхолощена в Думе до основания.

Хотелось бы получить развернутую позицию Кремля именно по этим стратегическим вопросам. Раньше президент неоднократно подчеркивал, что ему не жаль рейтинга для проведения необходимых мер в экономике. И обидно, если на практике Путин свою позицию поменял. Зачем? Ведь у него пока хватает личного ресурса, чтобы не делать выборы 2004 года такими же дорогими для страны, как выборы 1996-го.




    Партнеры