МАНИЯ ТУРКМЕНБАШИ

27 декабря 2002 в 00:00, просмотров: 243

Сапармурад Ниязов — поистине “уникальный человек”. Он сумел опровергнуть устоявшуюся в веках аксиому: “Восток — дело тонкое”. Так грубо, нахраписто и безоглядно вести свою внутреннюю и внешнюю политику не позволял себе в нынешнем столетии ни один государственный лидер. Ну, если, конечно, не брать в расчет режим талибов...

Мало того что под предлогом борьбы с терроризмом Туркменбаши посадил полстраны по тюрьмам и грозит “восстановить в правах” смертную казнь. Он еще решил поссориться с ближайшими соседями. Обыск в посольстве Узбекистана в Ашхабаде — деяние, немыслимое по всем международным нормам. Но и этого неистовому Сапармураду оказалось мало: посол Узбекистана объявлен персоной нон грата и выслан из Туркмении. Аналитики стали пророчить скорую войну в Центральной Азии. Однако правы бы они были лишь в том случае, если бы признали, что “редкое заболевание” под названием “башизм” распространяется не только на главу туркмен.

Узбекистан сложно назвать страной с демократическим режимом, но его руководству нельзя отказать в здравомыслии. К выходкам Туркменбаши в соседней республике отнеслись “с пониманием”. Во всяком случае, ответных мер принимать не собираются. Похоже, на пошедшего вразнос Сапармурада там смотрят как на больного ребенка. И есть с чего. Если разобраться, то отношения двух азиатских республик уже давно сложно назвать дружественными...

Конфликтная ситуация зрела годами. Практически с того момента, как Сапармурад Туркменбаши Великий (официальное название президента демократического нейтрального Туркменистана) не начал наводить новый порядок в приватизированной им стране. Новый порядок виделся вчерашнему первому секретарю ЦК Компартии Туркмении в виде марширующих строевыми колоннами счастливых граждан, одетых в национальные туркменские костюмы и распевающих песни в честь любимого вождя. Узбеки не вписывались в эту идиллическую картину: язык не тот, одежда другая и вообще... Согласно историко-этнографическим изысканиям Туркменбаши, зафиксированным в основном труде его жизни — книге “Рухнама”, всякие турки, узбеки, армяне и прочие азербайджанцы на самом деле являются туркменами. А ежели так, то с какой стати они смеют говорить на другом языке?

Массовая туркменизация узбеков, живущих в приграничных районах, началась в конце 90-х годов. Разом были закрыты узбекские школы, вынесен запрет на национальную узбекскую одежду, язык и прочая. Следующим номером программы Великий запер границу на замок и повелел за его открывание, которое официально назвал “визой”, платить 6 американских долларов. Новоявленные “туркмены” узбекского происхождения сильно огорчились: в стране, где 15 баксов считается приличной зарплатой, а пенсия не выходит за десятку американских денег, сумма, которую повелели платить за то, чтобы попроведать родственников, показалась чрезмерной. Бывшие узбеки рванули через колючую проволоку, протянутую поперек привычных дорог, без всяких дорогостоящих виз. Но Туркменбаши бдел круглые сутки: он велел стрелять по нарушителям. Первыми жертвами пали семь человек в возрасте от 13 до 40 лет, и тогда мир понял: граница и впрямь на замке.

Надо отдать должное выдержке и терпению его коллеги Ислама Каримова: он не ввел адекватных мер и не потребовал с туркмен денег за въезд в свою страну, а только по дипломатическим каналам пытался увещевать своего бывшего коллегу по ЦК КПСС. Тщетно.

Настоящим водоразделом между Туркменией и Узбекистаном стал Каршинский канал. Это сооружение в советские годы было гордостью водного хозяйства СССР. Сейчас оно полностью пришло в упадок. Полтора последних десятилетия канал нещадно эксплуатировали, не вкладывая ни копейки в его ремонт. В результате сегодня он полностью вышел из строя. По этой причине из сельскохозяйственного оборота выведены тысячи гектаров земли, на которой выращивали тонковолокнистый хлопок и которые давали работу множеству людей. Казалось бы, в этой ситуации туркмены должны были с благодарностью воспринять инициативу Узбекистана, договорившегося со Всемирным банком о кредитовании реконструкции и восстановления Каршинского каскада, взявшего на себя финансовое бремя гарантий и нелегкую работу по организации всей этой протяженной и трудной стройки. Разумеется, сам канал нужен и узбекам, ибо через него амударьинская вода попадает в Талимарджанское водохранилище и дальше на поля Кашкадарьинской области Узбекистана. То есть восстановление канала в полной мере необходимо экономике и сельскому хозяйству обеих стран.

Однако по непонятной логике узбекам тут же стали вставлять “палки в колеса”. Во-первых, в Ашхабаде решили, что все проектно-подрядные работы по реконструкции и реабилитации туркменского участка должны осуществляться силами туркменских специалистов. И нет дела до того, что в Туркменистане не хватит специалистов, способных разработать проектную документацию такого уровня и успешно выполнить комплекс работ по реабилитации канала. Другое и уж вовсе смехотворное требование заключалось в том, чтобы узбекская сторона открыла в туркменском Центробанке специальный счет, перечислила бы туда все отпущенные на восстановление канала средства и с этого счета оплачивала бы работы. Получается так, что узбеки должны взять кредит, собрать собственные ресурсы и положить всю сумму в туркменский ЦБ, известный своей репутацией (вспомните недавнюю кражу в 41,5 миллиона долларов). Речь идет о сумме немалой — 180 миллионов долларов! Таким образом, туркменский Центробанк получил бы возможность “крутить” чужие деньги, а узбеки должны были бы обивать пороги этого банка с просьбами оплатить те или иные работы. Конечно, узбеки на это не согласились...

Следующим камнем преткновения в отношениях двух стран стал участок газопровода Мубарек—Келиф. Этот 142-километровый участок газопровода, проходящий по туркменской территории, после раздела собственности СССР перешел к Узбекистану. Узбеки его эксплуатируют и ведут техническое обслуживание, регулярно выплачивая Туркменистану миллионы долларов за землю, по которой проходит магистраль. И вот теперь у туркмен возникла идея забрать “трубу” у узбеков. Те, естественно, возмутились: с какой стати, ведь этот участок давно определен как собственность Узбекистана. Но, кроме “а нам так хочется”, у туркменских переговорщиков других аргументов не нашлось. Понятное дело, узбеки и на это не согласились.

Кстати, именно газовый конфликт в прошлом году уже ставил две соседние страны на грань вооруженного противостояния. Возник он после того, как было начато бурение пробных скважин наклонного среза на газовом месторождении Кукдымалак (Бахористонский район Кашкадарьинской области Узбекистана). Туркменские газовики заявили, что работы, производимые узбекской стороной, привели к резкому падению давления газа в скважинах, и потребовали их немедленного прекращения, угрожая вмешательством вооруженных пограничников. Власти Узбекистана немедленно направили в район конфликта спецподразделения МВД и несколько танков. Однако тогда Ташкенту хватило здравого смысла во избежание дальнейшего разрастания конфликта прекратить буровые работы и законсервировать скважины, которые сейчас охраняются одной из частей узбекской армии. По нашей информации, в районе инцидента по-прежнему сконцентрированы воинские подразделения обеих сторон.

Вопросов между двумя странами-соседями накопилось так много, что их даже пытались разрешить в середине октября (как раз перед “покушением”). Но переговоры закончились ничем. Туркменбаши так и не соизволил принять высокую правительственную делегацию Узбекистана во главе с премьером, заставив прождать их у себя в приемной несколько часов. Закончилось это все печально: премьер-министр Узбекистана Уткир Султанов ушел, хлопнув дверью, тут же направился в аэропорт и улетел, не захотев больше принимать участия в этом фарсе. Он даже отказался от официального обеда, который давали в его честь...

Именно тогда отношения Туркмении с Узбекистаном были подведены к роковой черте, за которой если не война, то уж, во всяком случае, полное отсутствие нормальных контактов. При самой простой попытке выяснить, кто же в этом виноват, любой здравомыслящий человек в Туркменистане кивнет на портрет человека, глядящего на население с бесчисленных уродливых уличных картин. Кстати, Америка настолько заинтересовалась ситуацией в этом “сказочном королевстве”, что собирается направить в регион свою экспертную комиссию. Дабы та разобралась, что собой представляет режим Туркменбаши, что именно стоит за “покушением”. И не стоит ли американским бомбардировщикам в ходе операции против Ирака “залететь” на несколько часиков и в эту загадочную страну. Нефти и газа здесь не меньше, а лидер так же непредсказуем, как Саддам Хусейн.




Партнеры