КОГДА ЖЕ ЗАКОНЧИТСЯ ЭТОТ УЖАС?

28 декабря 2002 в 00:00, просмотров: 541

Вчера днем комплекс правительственных зданий в Грозном взлетел на воздух. Предполагается, что число жертв может достигнуть ста человек.


— Асламбек Ахмедович, что вам конкретно известно о случившемся?

— Конкретно — не больше, чем всем остальным. Я только что звонил в приемную премьер-министра Чечни. Там тоже ничего не могут сказать. Ничего неизвестно ни про количество жертв, ни про раненых. Неизвестно точно, кто из первых лиц в этот момент находился в здании.

— Агентства сообщают, что комплекс взорвали камикадзе, подъехав к зданию на заминированных “КамАЗе” и “ВАЗе”. На ваш взгляд, это могло быть?

— Насчет камикадзе у меня сомнения. Как они могли подъехать к зданию со взрывчаткой? Там метров 80 от ограды до самого здания и очень плотная охрана, очень основательная.

— Что, на ваш взгляд, хотели доказать террористы?

— Им нужно доказать, что они живы, боеспособны и представляют собой серьезную угрозу. То есть способны не только на фугасную войну на дорогах или взрывы БТРов, но и на такие серьезные акции. И так и будет продолжаться до тех пор, пока не будет заключено какое-то мирное соглашение с ними либо пока их просто не уничтожат.

— Погибло множество людей, причем в основном чеченцев.

— Такого рода теракты свидетельствует о том, что степень ожесточенности нарастает. Раньше у той стороны еще были надежды, что с ней когда-то пойдут на переговоры. А теперь — после заявления президента о том, что никаких переговоров никогда не будет и быть не может, — им терять нечего.

— Как вы узнали о взрыве?

— Я как раз звонил замглавы администрации Октябрьского района Грозного и хотел выразить соболезнования — у него федералы убили шофера. А мне говорят: какие соболезнования, у нас взрыв...


Жуткий сюрприз подготовили террористы к Новому году.

Безупречный расчет времени: взорвали правительство в Грозном точно накануне последних предпраздничных дней, перед всеми торжественными приемами, поздравлениями и выступлениями. Теперь настроение в Москве будет безнадежно испорчено. Но то, что в Москве настроение плохое, — это по большому счету ерунда. Грозному — в сто раз хуже. Страшно даже представить, какие праздники предстоят этому городу.

Совершенно ясно, что хотели сказать террористы.

Первое послание чеченцам в Чечне: не сотрудничайте с русскими, не идите в те структуры власти, которые подчиняются правительству России, не работайте на них. Того, кто не послушается, рано или поздно настигнет наказание.

Второе послание чеченцам в Ингушетии: не возвращайтесь в Чечню, здесь опасно, никакого мира нет, одна видимость, поэтому живите лучше в палатках и разжигайте антироссийские настроения в международных правозащитных организациях.

И третье послание российским властям: все, что вы строите в Чечне, все, что вы в нее вкладываете, все ваши достижения и успехи здесь гроша ломаного не стоят. Мы можем взорвать все ваши достижения в один день, потому что мы здесь хозяева.

То, что хотели сказать террористы, — ясно. Неясно, чем ответят российские власти. Но скорее всего ничем конкретным не ответят. Потому что нечем отвечать, все уже испробовано, все методы. Остается продолжать то, что делалось раньше, — последовательно, постепенно и неотступно истреблять террористов, их пособников, а также всех, кто похож на пособников и террористов. Другого пути нет.


Вот что нам рассказали сотрудники Министерства образования республики, здание которого расположено в трех кварталах от комплекса правительственных зданий:

— Было три взрыва, настолько сильные, что у нас вынесло все стекла, — сказала начальник общего отдела Амина. — Люди, которые только что вернулись с места трагедии, говорят, что раненых очень много, просто ужас что творится. Сейчас там все оцепили. Никого не пропускают. От самого здания правительства остался один каркас. Не знаем, что происходит, — все, кто приехал, говорят, что раненые просто лежат на улице. Там ведь был очень людный район, и пострадать могли не только те, кто находился в самом здании, но и жители соседних домов.


В постоянном представительстве Чеченской Республики при Президенте России о взрывах в Грозном стало известно минут через 10—15 после теракта. А через полчаса после теракта нам удалось связаться с руководителем информцентра Эди Исаевым. Вот что он рассказал:

— Я только что разговаривал по телефону с помощником Ахмада Кадырова. Население чеченской столицы сильно встревожено, но никаких инцидентов в других районах Грозного пока не зафиксировано. По нашим данным, в теракте пострадали около 60 человек — это раненые и убитые. Список скорее всего будет пополняться. Сейчас в правительственном комплексе не до подсчетов: люди еще не оправились от шока.

— Где находятся руководители республики?

— Насколько я знаю, в момент взрыва в Грозном не было ни Кадырова, ни Бабича. Но в правительственном комплексе работают более 300 человек, многие погибли и сильно пострадали. Это трагедия не только для их родственников, но и для всей Чеченской Республики.

Непонятно, как на охраняемую территорию могли проехать машины со взрывчаткой? Я не верю, что такое количество тротила или другой “адской смеси” смогли пронести в сумках или поясах. Вообще много непонятного. Что это, кровная месть? Непохоже. Тщательно спланированный теракт? Тогда почему не взрывали здание, когда на месте были члены правительства? Единственное объяснение, которое приходит на ум, — это очередная акция устрашения. Версия вписывается в последние события в Грозном. Недавно громыхнуло возле “Грозэнерго” — там, к счастью, обошлось без жертв, только снесло взрывной волной забор. А неделю назад в Октябрьском районе убили моего знакомого Саида-Эмина Азизова. Он возглавлял стройфирму, которая ремонтировала школы и больницы.

Нам рассказывают, что в столице Чечни появились листовки с призывами бойкотировать выборы и не сотрудничать с властями. Там и угроз хватает. Думаю, взрывы в правительственном комплексе из той же серии.

— Кто конкретно мог организовать теракт? Басаев, Масхадов?

— Что это дело рук боевиков, не сомневаюсь. Но кто именно стоит за взрывами, пока говорить рано.




Партнеры