НОВЫЕ МИЛЛИОНЕРЫ — “АНТИКИЛЛЕР” И “ОЛИГАРХ”

28 декабря 2002 в 00:00, просмотров: 167

Уходящий год для российской киноиндустрии без преувеличения оказался переломным. Наше кино наконец дошло до зрителя, его стали крутить в современных кинотеатрах, а некоторые фильмы даже собрали неплохую кассу. Кроме того, отечественный кинематограф заметно помолодел: Егор Кончаловский, Филипп Янковский, Роман Прыгунов — дети с громкими именами доказали, что могут и умеют снимать кино, которое способно вызвать интерес у зрителя. Но конец года был омрачен трагедией — в сентябре в Кармадонском ущелье в Северной Осетии под сход лавины попала съемочная группа Сергея Бодрова-мл.

На предновогоднем заседании пресс-клуба в Службе кинематографии выступил первый замминистра культуры Александр Голутва. Подводя итоги киногода, он привел статистику по Москве: в 2002 году в столичных кинотеатрах было показано 38 российских картин, которые прошли в 30 залах. Лидером проката стала “Кавказская рулетка” Федора Попова с Ниной Усатовой в главной роли — ее крутили аж в 20 залах. Ненамного отстают от нее по количеству залов “Кукушка” Александра Рогожкина, “Антикиллер” Егора Кончаловского, “Олигарх” Павла Лунгина. Две последние картины собрали в кинотеатрах более $1 млн. каждая, что является рекордными сборами для российского кино. Замминистра также сообщил, что в будущем году 60 игровых и 359 неигровых проектов получат государственное финансирование.

После пресс-конференции г-н Голутва дал интервью “МК”:

— Многие из картин, которые финансирует государство, так и не выходят в широкий прокат — кинотеатры не решаются их крутить, опасаясь, что не соберут кассу. Вы по-прежнему будете поддерживать такое кино?

— Если бы мы могли сосредоточиться на том, чтобы снимать только зрительское кино, мы бы потратили все деньги на несколько проектов и добились определенных успехов. Но мы не можем этого сделать, потому что нам нужно думать и о других — о том же арт-хаусе, скажем. И если приходит со своим новым проектом Александр Сокуров, то нам трудно отказать ему в поддержке. С другой стороны, мы должны думать о дебютантах. А дебютанты — это риск, часто неудачи, небольшие средства, соответственно — невысокая отдача в кинотеатрах. Но не будем мы этого делать — кино умрет... Но все-таки большая часть фильмов, которые мы поддерживаем, — из тех, что могут рассчитывать на то, что они попадут в лучшие залы. И по сравнению даже с прошлым годом это настоящий прорыв.

— А с чем, по-вашему, это связано? Это новая волна патриотизма или все-таки наше кино стало лучше?

— Тут можно назвать массу факторов: фильмов стало больше, они стали лучше, зрителю приелось американское однообразие. Но есть еще один фактор, который никто почему-то не отмечает: большую популярность приобрело отечественное телевизионное кино. Именно сериалы формируют интерес зрителя к отечественному кино, создают институт звезд.

Также на заседании пресс-клуба вручали приз зрительских симпатий фестиваля “Новое кино России” в Вологде. Он достался фильму Александра Рогожкина “Кукушка”. Его получил продюсер Сергей Сельянов, который, правда, приехал в Службу кинематографии не за этим. Российское агентство “Информкино” решило подарить детям членов съемочной группы Сергея Бодрова-младшего новогодние подарки. Сельянов также напомнил, что благотворительная программа помощи семьям членов съемочной группы Сергея Бодрова по-прежнему работает, и люди нуждаются в поддержке. На вопрос “МК” о том, что сейчас происходит в Кармадонском ущелье, Сергей Сельянов ответил:

— Вчера руководством Северной Осетии принято решение о том, что там будет работать тяжелая техника. Это необходимо для того, чтобы все-таки решить задачу, которая оказалась невероятно сложной. И мы надеемся, что эта работа теперь будет сделана, доведена до конца.

— Сколько времени могут еще занять поисковые работы?

— Никто не делает уже никаких прогнозов. По сути дела, это космическая сила, с которой очень тяжело совладать. Опыта у человечества в решении таких проблем нет. Но это делать нужно, потому что нельзя забывать ни об одном человеке, который как-то пропал, пострадал. В России люди всегда были мусором и остаются им. И вот мы хотим, чтобы эта тенденция была переломлена. Поэтому нам хочется, чтобы те, кто остался у пропавших без вести — их дети, их члены семьи, — чтобы они получили какую-то поддержку от общества. Потому что остались люди, которым надо жить, хотят они этого или нет, и ждать.




Партнеры