ЛЮБОВЬ К ЛКНАВТАМ

30 декабря 2002 в 00:00, просмотров: 573

Чужая душа, как известно, потемки. Мы с хорошей, доброй завистью смотрим на известную личность. Восхищаемся, как у нее все просто и легко получается. А личность эта в один прекрасный день вдруг полностью меняет имидж. И начинает жизнь с “первого колышка”.

Так произошло и с известной певицей Ириной Шведовой, которая решила попробовать себя в другой ипостаси. Ну а чтобы уж полностью удивить поклонников, она даже сменила прописку. Московскую на... подольскую!


Наша жизнь превратилась бы в тихий омут, если б не скромное обаяние творческой богемы. Там уже давно “все смешалось в доме Облонских”. Драматические актеры ни с того ни с сего становятся знатными певцами. Ну а типичные исполнители шлягеров вдруг пробуют себя (и, признаться, не без успеха) в театре и кино.

Чаша сия не миновала и Ирину Шведову — исполнительницу знаменитой песни “Америка-разлучница”. Для нее тоже еще не пройдены все дороги-пути. Недавно она “засветилась” в новом амплуа — как продюсер группы ЛКН.

Сегодня Ирина Шведова в гостях у “Завалинки”.



— Вы родились случайно не в год Козы?

— В год Кабана, в Кишиневе. Но всю сознательную жизнь провела в Киеве. Там закончила театральный институт, занималась музыкой, танцами. Практиковала и как балетмейстер, и как постановщик спектакля. На эстрадной сцене с 1986 года.

— В фильмах снимались?

— Не успела. А в театре проработала три года. Вообще на сцене с незапамятных времен: мама — актриса, папа — актер... Я выросла за кулисами, это моя жизнь, мой воздух.

— Поскольку вы с Украины, то, наверное, любите готовить, стряпать?

— Люблю. Хотя честно признаюсь: некогда! Я делаю украинский борщ такой, что никто не сделает...

— А украинское сало любите?

— Очень!

— Ни за что не поверю! Вы такая тонкая, хрупкая... И вдруг какое-то сало...

— Когда вечером очень хочется есть, кусочек сала с черным хлебом быстро утоляет голод, не приходится переедать. Это помогает мне держаться в форме. Сладкое вообще не ем.

— Что вы приготовите на Новый год?

— Интересный вопрос (смеется). Обычно что для меня приготовят, то я и ем. Я забыла, когда встречала Новый год дома, принимала гостей, накрывала на стол. В прошлое 31 декабря у меня было три выступления, два из них в Подмосковье. 1 января тоже выступления, и только 2-го я с трудом добралась до своих друзей на дачу в Щелковском районе.

А сам Новый год мы встретили в дороге. Когда куранты начали бить полночь, мы остановили машину, вышли, на дороге разложили петарды. И с 12-м ударом они начали “стрелять”: было очень весело.

Позапрошлый Новый год я встречала в Америке, в Чикаго.

— Постойте, постойте! Это тот самый город, где разворачивались события фильма “В джазе только девушки”?

— Совершенно точно. Только я была не в похоронной лавке Мазарелло, а в ресторане моего друга Миши Смолянского “Белые ночи”. Это человек, который открыл Америке наш русский кефир на русской закваске. У него и кличка такая была: Мишка-кефир.

— Наш кефир лучше американского?

— Конечно, лучше! В Чикаго лежал снег, там он, в отличие от Москвы, всегда бывает на Новый год. Меня в ресторан привезли на белом лимузине. В этом, наверное, и состояла вся экзотика.

— Я попытаюсь угадать, что вы там пели. Упадническую песню революционных лет “Я фея из бара, я черная моль, я летучая мышь...” Верно?

— Не верно! Я не пою такие песни. Только свой репертуар. В Америке на “бис” идет моя “Америка-разлучница”. Ее всегда требуют и плачут. И то же, что пою здесь.

— А вот есть передача на ТВ, там исполняют дворовые песни...

— Готовлюсь к участию в ней! Маме дала задание, она мне подыскивает старые песни. Спою одну на украинском, а другую на русском языке. Я очень люблю национальные мелодии: будь то украинские, еврейские или арабские мотивы. У каждого кусочка на земле есть свои музыкальные образы.

— Дворовые песни, значит, вы будете петь. А будете ли вы участвовать на нашем первом губернском фестивале “С чего начинается Родина”? Он состоится в феврале в Подольске.

— Обязательно буду. Спою свой “Белый вальс” и “Усть-Илим” Александры Пахмутовой.

— Вернемся к нашим баранам и козлам. У вас есть любимый новогодний тост?

— Дайте подумать... На одном берегу реки сидит девушка, на другом — лицо кавказской национальности. Так выпьем же (смеется) за перспективу! А вообще, в этот Новый год хочется поднять тост за перспективу сближения...

— Москвы и Московской области?

— Нет, всех национальностей на земле. Чтоб люди испытывали друг к другу добрые чувства.

* * *

— Ира, ходят слухи, что вы сами как бы отошли от большой сцены, создали группу ЛКН и стали ее продюсером. А главные действующие лица там как раз и есть “лица кавказской национальности”: Амур и Умар. Где вы их “подобрали”?

— Они закончили Щукинское театральное училище, профессиональные актеры. Умар уже играл в театре. Но есть у них еще один талант, о котором они раньше не догадывались: музыкальный, эстрадный.

Сами сочиняют песни, очень оригинальные, ни на какие другие не похожие.

— И вы поняли, что свой настоящий талант они просто зарывают в землю?

— Можно и так сказать. Звукозаписывающая компания “Монолит” уже выпустила наш альбом. Он называется “Остров Сицилия”. 28 декабря по ТВ была показана премьера этой песни...

— А сколько всего в альбоме песен?

— 13. Кстати, 13 сентября была организована наша группа, 13 декабря выпущен и альбом. В нем, повторяю, 13 песен.

— А не слишком ли много “чертовых дюжин”?

— В Щукинском училище 13-е считается счастливым числом. А сама я не суеверная.

— Как я понимаю, это ваш продюсерский дебют?

— Да. Раньше я иногда выступала в таком амплуа. Но это было в виде практической помощи и поддержки своих друзей. Теперь вот решила сделать такой проект. Который, надеюсь, станет жизнеспособным.

Делаю все, чтобы мои ребята заняли достойное место в шоу-бизнесе.

— В Москве подобных проектов десятки, а то и сотни. Чем ваш отличается?

— За другой проект я бы и не взялась. Так называемые коммерческие проекты, которые сейчас клонируются, друг на дружку похожи, западных образцов. Якобы они приносят огромные деньги. Мне кажется, это бабушка надвое сказала — какие они огромные деньги приносят.

Мне интересно работать с этими ребятами. Талантливыми, оригинальными. Я знаю, что им подсказать, чтоб они быстро “подросли”, чем помочь, чтоб стали на ноги.

— Я видел по телевизору ваш “Остров Сицилия”. Классно. Но это, наверное, лучшая песня в альбоме?

— Презентация “Острова” была совсем не потому, что он лучший. Так называется альбом. Остальные песни тоже очень хорошие и разные. В “Сицилии” присутствуют море, солнце, экзотика. В двух других песнях использованы народные ингушские мелодии, на них написаны русские тексты. Есть там и “Поезд на Назрань”, и “Москва”.

В общем, чувствуется национальный колорит.

— Каким ожидается общий “национальный колорит” в группе? Кстати, как расшифровывается эта аббревиатура: ЛКН?

— Лицо категорически нерусское (смеется). Мои ребята, как вы уже видели, ингуши. Но все песни сочиняют и исполняют на русском языке.

— А как часто будут выпускаться альбомы?

— Оптимальный срок подготовки — один год. Каждая песня создается штучно. Это не то, что мы пришли в студию и “оптом” за день все записали. Над каждым произведением идет скрупулезная работа от начала и до конца. Одно закончили — взялись за следующее.

А рождаются у них все песни на кухне, под гитару. Именно как штучный товар.

— Роль продюсера в чем заключается?

— Моя главная задача — заниматься вокалом, выстраивать их песни, записывать на студии. Сценическим искусством занимается балетмейстер. Хотя и тут я могу сказать свое веское слово — танцы я безумно люблю.

За этот год “мои” сильно выросли. Как говорит один мой знакомый, со звука должен пойти альбом. Кажется, так и произошло.

— А когда порадуете зрителей первым видеоклипом?

— К нему мы только подбираемся. Трудно выбрать песню. Пока идут споры, какую из 13 взять. Мое профессиональное чутье подсказывает: ту, которая вынесена в название альбома. А внутренний голос шепчет, что там есть очень достойная песня — “В Яндаре”. Это небольшое селение в Ингушетии. И там можно было бы снять этот клип. Мог бы быть интересный ход. Пока, повторяю, не определились.

Продюсирование как таковое меня не привлекает. Сегодняшний проект — это просто желание помочь людям, которых я люблю и которые мне нравятся. Как мне это удастся — время покажет. Я хочу поддержать эти таланты — благодаря моим друзьям и профессиональным связям.

— Значит, на карьере исполнительницы вы крест не ставите?

— Нет, конечно. И это создает определенные сложности. Мне и раньше 24 часов в сутки не хватало. Теперь и подавно. Моим продюсированием тоже никто не занимается. Есть у меня администратор, который помогает, водитель, небольшая творческая команда. Если я заброшу себя, то никому помочь не смогу.

Моя, как говорится, хрустальная мечта — вместе работать с этими ребятами, напополам с моими сольными концертами. Это был бы идеальный вариант.

Мой последний альбом вышел к 9 мая, благодаря губернатору Громову. Это лирический сборник для ветеранов, собрание моих лучших песен, можно сказать — ПСС.



* * *

— А когда у вас появились особые дружеские чувства к Московской области? Наверное, со строительством дачи?

— Нет, ее у меня никогда не было. Езжу на уик-энд к друзьям в разные районы. На дачу нет времени, не могу себе позволить такую роскошь. Не успеваю читать, хотя это очень люблю, не успеваю заниматься танцами...

Я обожаю природу, жила бы только в Подмосковье. И уже скоро такая возможность появится. У меня будет своя квартира в Подольске!

— Не понимаю, чему вы так радуетесь? Это не самый ближний свет. Черта с два до этого Подольска доберешься...

— Это ближний свет. Я знаю короткую дорогу в Подольск. Не надо ездить по Варшавке — и все будет хорошо.

— Но прописку, наверное, оставите московскую?

— Нет, пропишусь в Подольске. Мне нравится этот город. Может, потому что в Киеве есть район Подол — мой любимый.

В Подольске я тоже чувствую себя прекрасно. Там нет провинциальности, наоборот, для меня она заключается в том, что люди там мягче и добрее и не кусаются так, как в Москве. Там уже занимаюсь с детьми — хочу поставить в детском музыкальном театре спектакль “Дюймовочка”.

— Чтобы держать себя в форме, вам понадобится какая-то студия?

— Есть у меня репетиционная база. При поддержке губернатора Громова, Московский дом офицеров и Московский детский театр эстрады предоставили мне помещение. Воистину не имей 100 рублей, а имей 100 друзей. Это дорогого стоит.

С Борисом Всеволодовичем Громовым я давно знакома. Он очень обаятельный мужчина. Нас подружила песня “Белый вальс” — про афганцев.

— Из “звезд” кто-нибудь последует вашему примеру и переедет в область на ПМЖ?

— Дома имеют все! И живут постоянно. Малинин, Розенбаум, Леонтьев...

— Но свет в подмосковные массы несете только вы!

— Такая у меня планида. Я всегда стараюсь помочь тем, кто обращается за помощью. Но и мне на невнимание, черствость людей грех жаловаться. Того же желаю в наступающем году и читателям “МК”!






Партнеры