КАЗНЬ СТЕРЕОТИПОВ

30 декабря 2002 в 00:00, просмотров: 356

Один из отцов-основателей США, генерал Гамильтон, сказал: “Со времен Иерихона ни одна крепость не падала только от сотрясения воздуха”. Любые серьезные проблемы требуют тяжелых, трудных решений. Но иначе результата не будет.

Два месяца назад в должности губернатора Красноярского края был утвержден Александр Хлопонин. Само по себе его утверждение было весьма драматичным. Но без всякого преувеличения можно сказать, что значение эксперимента, который сейчас проходит на берегах Енисея, переоценить просто нельзя.

Победа Хлопонина на выборах явление знаковое. Впервые во главе огромного края встал человек, изначально не скрывающий своего богатства. Чужой, неместный. Человек, чья биография разительно отличается от вереницы крепких хозяйственников, бывших секретарей обкома, мелкопоместных региональных политиков, которые скупаются еще во время предвыборной кампании. Избиратель, как принято говорить, рядовой гражданин, выбрал молодого бизнесмена, сколотившего громадное состояние уже в новое время. Ничего подобного до этого в глубинке и представить себе было невозможно.

В свое время, когда только отрабатывалась американская избирательная система, все те же отцы-основатели внесли чрезвычайно много ограничений — кто может быть избранным: возрастной, половой, имущественный ценз. В основе таких хитростей лежало то, что даже американцы не были уверены: а вдруг “рядовые граждане” захотят избрать только себе подобных? И тогда у образованных и богатых нет ни одного шанса. Но быстро выяснилось, что все не так. Избирать как раз, даже беднейшие, хотят наиболее респектабельных представителей того пестрого американского общества.

Выборные стереотипы, которые правили в России все последние десять лет, были просто ужасны. Галерея героев-губернаторов может украсить любую комнату страха. На этом фоне победа Хлопонина выглядит чуть ли не поворотной точкой. К тому же эта кампания впервые была ознаменована тем, что грязные технологии сработали против тех, кто их применял. Значит, что-то реально меняется. Значит, в стране прорастают глубинные изменения. Естественно, они прежде всего проявляются там, где всегда в почете была самостоятельность и инициатива, — в Сибири.

Но любое достижение можно очень быстро проиграть. Если результаты деятельности губернатора Хлопонина будут неудовлетворительными, последствия этого могут быть чрезвычайно серьезными не только для него самого. Сейчас ситуация в крае очень тяжелая. Красноярск, который еще несколько лет назад был одним из немногих доноров в стране, который дает процентов десять ВВП страны, превратился в банкрота. Бюджет не сводится. Объяснение самое простое — крупные компании снизили в несколько раз отчисления в местный бюджет.

Мило и куртуазно эту проблему не решить. Если Хлопонин хочет добиться результата, то ему придется создать команду и жестко отследить все финансовые потоки края. По большому счету то же самое он сделал, когда руководил “Норильским никелем”. Сейчас ситуация гораздо сложнее, потому что его противники очень серьезные и опытные люди. В красноярской элите после выборов был и во многом остается полный раздрай и противостояние. Поэтому для того, чтобы решать проблемы, новому губернатору сначала пришлось каким-то образом находить язык с большим количеством игроков. Всех сломать через колено невозможно. Как результат, за новый бюджет в краевом законодательном собрании голосовали и бывшие противники Хлопонина.

Для того чтобы успешно создать корпорацию “Красноярский край”, Хлопонину придется использовать навыки антикризисного управленца. Наверное, поэтому первое, что он сделал, выступая в законодательном собрании края, — предложил антикризисную программу. По масштабам это, конечно, не “500 дней”. Но зато гораздо более реальная вещь. За двенадцать месяцев новый губернатор собирается вытащить край из удручающего положения.

Как и на любом предприятии, главное — четко понимать, где сколько зарабатываешь и где сколько тратишь. То есть расходы никак не могут превышать доходы, даже если их мало. “Надутый бюджет” не только не является гарантом социальной защищенности, а наоборот — разрушает экономику и все надежды на лучшее. Пару лет назад за то, чтобы можно было принимать реальный бюджет, билась федеральная власть. Один “фальшивый” рубль в бюджете оборачивался минимум шестью рублями неплатежей между предприятиями. Но за дутым бюджетом всегда стояли чьи-то вполне конкретные интересы. Поэтому в первый раз его удалось принять только в 98-м году, после дефолта. Теперь главные баталии переместились в регионы.

Именно в воровском по сути бюджетном процессе — главные проблемы для развития края. Из-за того что расходы размазываются, доходы не собираются, обязательства растут — долг достиг уже 14 миллиардов рублей. Если не переломить ситуации, получить кредит даже от коммерческих банков будет невозможно. Именно из-за того, что обязательства, взятые на себя властью, не могут быть выполнены, несколько тысяч предприятий оказались банкротами. И как следствие, вся экономика стала моноотраслевой, зависящей буквально от двух-трех предприятий.

Реальный же бюджет сразу даст возможность оценить, кому и сколько можно будет платить, составить верные графики расчетов с долгами. А значит, прекратить конфликты, которые тоже мешают краю развиваться.

Как опытный управленец, Хлопонин тут же поставил задачу наладить отношения с федеральными властями. Любой олигарх догадывается, что без хороших отношений с Москвой результата не будет. Для того чтобы наладить эти отношения, пришлось провести чрезвычайно непопулярные меры. Главная из которых — довести уровень доплаты за коммунальные услуги на уровень федеральных стандартов. То есть чтобы местный бюджет не доплачивал за граждан больше, чем определено центром. В Красноярске это особенно тяжело, потому что в этих федеральных стандартах никак не учитывается специфика края, находящегося ровно посередине страны и в котором чрезвычайно холодная зима. Но если на эту меру не идти, то из кризиса выбраться не удастся. И отношения с Минфином не смогут быть улучшены никогда.

Опять-таки все эти проблемы бушевали в Москве несколько лет назад. Сейчас принцип адресной помощи беднейшим слоям населения в центре уже не требует дополнительной поддержки. То, что это единственно возможный вариант, — абсолютно понятно всем. Другое дело, что очень трудно переводить всю социальную сферу на совершенно другие рельсы. В регионах все не так. Там идет просто отставание от “московских битв” на несколько лет. И рано или поздно эти региональные бои закончатся ровно с тем же результатом, что и в Госдуме, и в федеральном правительстве. Но чем раньше губернаторы захотят и сумеют повернуть рычаг на себя, тем дешевле будет цена. Пока же необходимо бороться “на два фронта”. С одной стороны, в бюджете уже заложены средства на адресную помощь самым нуждающимся, а с другой — понижены энерготарифы “для населения”, то есть для всех.

На руководителя корпорации “Красноярск” работает то, что отступать уже некуда. Но сдвиги такого масштаба легко не даются. Противостояние будет на каждом шагу. Слишком многие бойцы заинтересованы в том, чтобы в делах сохранялся полный бардак, как и раньше. На кону стоят миллиарды рублей. И без сторонников “на местах” новому губернатору просто не справиться.

Этим, наверное, объясняется то, что Хлопонин пытается создать команду из местных бойцов, не привозя всех из Москвы, как это делал его предшественник Лебедь. Использовать местные, уже существующие кадры — разумная бизнес-идея. Кто знает лучше, что где лежит и как взять, чем местные. Среди новых вице-губернаторов есть не только проверенные сотрудники губернатора, но и управленцы из прошлой краевой администрации, а также из команды мэра Красноярска Пимашкова.

Так что этот прием не нов. Но так как зазор для маневров у Хлопонина очень узок, все-таки всем понравиться будет невозможно. И поэтому ему придется пройти по лезвию: с одной стороны — пытаясь объединить всех, кого возможно, и пытаясь договориться с максимально большим количеством “участников рынка”. А с другой стороны — все-таки додавливая тех, кто от переговоров отказывается. И здесь, конечно, путь розами устлан не будет.

Но если получится, то переоценить результат будет невозможно. С одной стороны — будет ясно доказано, что можно создавать успешные экономические проекты в региональном масштабе. Центр в этом заинтересован чрезвычайно. Во-первых, потому что надо где-то брать деньги, а во-вторых, невозможно свою голову приставить на 89 субъектов Федерации. А с политической точки зрения успех Хлопонина будет означать окончательное появление на сцене крупных региональных управленцев — детей 91-го года. И тогда это будет только первый шаг.




Партнеры