НИЧЕГО СЕБЕ ЧУЛПАН!

30 декабря 2002 в 00:00, просмотров: 691

Взрослые дяди и тети, собравшиеся в минувший уик-энд в “Современнике” на премьеру, должно быть, сильно перепугались. После того, что им показали, стало ясно: от детей ничего хорошего не жди — кружку воды перед смертью точно не подадут. В зале полтора часа не смолкал хохот, а на знаменитой сцене были те еще детки...

Мама — Ольга Дроздова — в розовом платьице и желтых панталонах, папа — Галина Петрова — похожий на Юрия Никулина в молодости, в мешковатых портках на подтяжках. Их сынок — Чулпан Хаматова — лопоухий, картавый, противный, и собачатина, а точнее, маленькая, блохастая собачка, а может, и не блохастая, но маленькая — Полина Рашкина. И все это — “МАМАПАПАСЫНСОБАКА” в пьесе сербки Биляны Срблянович в переводе Сергея Гирина и в постановке Нины Чусовой.

Эта детская команда отправила в нокдаун серьезных людей.

— Заткнись, жопа с ушами, пидор ушастый...

— А наш папа поср-р-ать не может.

Как видите, высокие отношения между папой и сынком, и их вместе — с мамкой. Про бессловесную тварь-собачку — вообще говорить нечего: ее лупят все кому не лень пластиковой бутылкой из-под пепси. За полтора часа можно насчитать только несколько человеческих слов, типа “лирический”, “красивая” и “давай угоним спутник”. А так — звездные артисты “Современника” играют в дочки-матери на деньги с экономическими терминами: “увольнение с работы”, “безработица и правительство”, которое “потеет в заботе о своих гражданах” и террористическими замашками.

Откровенное обнажение режиссерского приема — детская игра — и притягательно, и опасно для взрослых артистов. С одной стороны — легко и приятно придуриваться, с другой — можно впасть в такое детское кривляние, что назовут старым идиотом. Звездные артистки и примкнувшая к ним дебютантка никуда не впали, а прекрасно перевоплотились в малолетних агрессоров. Настолько перевоплотились, что некоторых даже не узнать: за лопоухим и картавым сынком не узнать нежную Хаматову. Впрочем, детские копии намного симпатичнее: Дроздова-мама, как кукла, ходит на прямых ногах и поет шлягер Мэрилин Монро, Петрова-папа отрывается в рэпе (замечательная работа художника по пластике Леонида Тимцуника). И все это на фоне экрана, на котором время от времени идет анимация в стиле компьютерных стрелялок-убивалок. И только в самом конце, когда детский квартет, прижавшись друг к другу, собьется в луче света, выяснится, что он играл в игры своих родителей, которых уже нет. А умерли они или детки их пришили — каждый решает сам под всхлипы со сцены: “Папочка, мамочка, не умирай”.

Эта детская игра — пострашнее любого ужастика будет. Даже если думать только о том, что все это происходит в неблагополучной Сербии, то мысль, что Россия от нее недалеко ушла, не оставит даже толстокожего циника. Потому как никому неохота встретить старость в холодной постели, когда некому корочку хлеба и кружку воды подать. Это в лучшем случае. А в худшем — быть убитым собственными детьми.




    Партнеры