ЭКСТРАДИЦИЯ — ДОБРАЯ ТРАДИЦИЯ

10 января 2003 в 00:00, просмотров: 432

Лондон, утопая в снегу (такая снежная чехарда здесь впервые за последние 12 лет), довольно сухо отреагировал на судебные слушания по делу Ахмеда Закаева, которые начались в четверг около двух часов дня по московскому времени. Может быть, потому, что на днях в британской столице обнаружилась целая банда собственных террористов, которые на частной квартире наладили производство ядовитого вещества — рицина.


Еще несколько дней назад стало понятно, что 9 января заседание будет просто “техническим” — на нем должны были определить дату следующего слушания и попытаться найти точки соприкосновения российского и британского законодательств, позволяющие обосновать выдачу Закаева. Новая дата уже известна — 31 января. Эмиссара Аслана Масхадова в России обвиняют в убийстве, бандитизме и организации террористических актов. В британском законодательстве понятия “бандитизм” нет. Правда, есть “убийство” и “терроризм”. По мнению российской Генпрокуратуры, из-за этой разницы в законодательных базах двух стран процедура экстрадиции затянется на долгие месяцы. Тем не менее, как считает российский адвокат Генрих ПАДВА, дело здесь все-таки не в этом:

— Просто в западных судах более требовательны к тому, что касается доказательств вины человека, чем у нас. Поэтому у нас и возникают трудности, когда мы обращаемся к той или иной стране с просьбой об экстрадиции. Причем, обратите внимание, ведь нам отказывают в экстрадиции практически все страны! И Испания, и Франция, и Дания. А ведь это страны с разными законодательными базами, с разным подходом к судебному процессу. Возможно, мы все-таки слишком легкомысленно относимся к общепринятым требованиям. Это не шутка!

* * *

Чеченский эмиссар прибыл в Лондон в начале декабря. Там судья Тимоти Уоркман выпустил его под залог в 50 тысяч фунтов, который внесла, уже неотделимая, как тень, от Ахмеда Закаева, британская актриса Ванесса Редгрейв. У нее же в лондонском доме Закаев и поселился.

Совсем неожиданно выяснилось, что у представителя Аслана Масхадова российский паспорт — не единственный. Он еще и обладатель “Паспорта Свободы”. Об этом диковинном документе стало известно из письма председателя Госдумы России Геннадия Селезнева к Европарламенту. Российский политик сообщил, что “Паспорт Свободы” был вручен Ахмеду Закаеву заочно. В представительстве Европейской комиссии в Москве “МК” сообщили, что вручение паспорта человеку, обвиняемому Москвой в тяжких преступлениях, “было неформальной акцией по инициативе нескольких членов Европарламента”.

Синяя книжица на разных языках, на обложке которой написано “Паспорт Свободы”, а внутри — выдержки из Декларации прав человека и аналогичных европейских документов. Этот паспорт, правда, не дает возможности разъезжать без визы по широкому европейскому пространству — он всего лишь акт моральной поддержки со стороны Европейского парламента тем людям, которые преследуются по политическим мотивам у себя на родине. Хотя на родине Закаев давно не обитает, все больше — за ее пределами, где, по российским понятиям, занимается террористической деятельностью, а по европейским — преследуется как едва ли не правозащитник, теперь уже с мировым именем и “Паспортом Свободы” в кармане. Как-никак он оказался в компании таких обладателей синей книжицы, как бывший премьер-министр Казахстана Акежан Кажегельдин (ему вручили “Паспорт” за “последовательную критику режима Назарбаева”) и белорусский оппозиционер профессор Гомельского медицинского института Юрий Бандажевский (соответственно — “за критику режима Лукашенко”). Правда, последние двое не обвинялись в терроризме и не руководили вооруженными бандами “шахидов”...






Партнеры