МАНТИЯ ПРЕСЛЕДОВАНИЯ

14 января 2003 в 00:00, просмотров: 562

Хорошо иметь домик в Москве. А еще лучше — родовое имение. Воображение сразу рисует камин, старинные полотна на стенах… Но это — лирика. Современным московским домовладельцам не до каминов — они обороняют свои “хоромы”. Их дома мешают появлению новых дорог, офисов, гостиниц...

Общая беда объединила владельца старинного дома в центре города г-на Филатова и жителей соседней муниципальной пятиэтажки. Их пытаются выселить по одному постановлению правительства Москвы — место приглянулось инвесторам. Отчаявшись найти понимание в столичных судах, “выселенцы поневоле” потребовали отвода всего судейского состава Москвы.

Беспрецедентное событие случилось в стенах Хамовнического суда. Юрист Наталья Болдовская, защищающая права выселенцев, узнав, что дело проиграно, потребовала отвода всего состава московских судов. Она выдвинула железный аргумент: московские суды не могут быть беспристрастными и независимыми в делах о спорах с мэрией, так как получают деньги от столичного правительства. Имеются в виду “мэрские” доплаты к заработкам судей и жалованья народным заседателям, а также средства на ремонт и содержание зданий судов. Кроме того, Болдовская потребовала отмены всех судебных решений, которые когда-либо принимались в московских судах, — если суды пристрастны, то и их решения годятся разве что на растопку камина.

Однако в Хамовническом суде эти аргументы железными не сочли: конкретный судья не может быть заинтересован в том, что мэрия дает деньги на перекладку кабеля под зданием суда. А факт доплат судьям и вознаграждений народным заседателям в Хамовническом суде мягко продинамили. В общем, в сражении с Фемидой победила Фемида.

…Дело, за которое взялась юрист Болдовская, для Москвы (особенно для центра города) типичное. Живут себе люди, пока какой-нибудь богатенький Буратино не положит глаз на место, где находится их дом. И жильцов всеми правдами и неправдами вытуривают в спальные районы. Согласно постановлению правительства Москвы от 26 марта 2002 года дом по адресу Бутиковский переулок, 5, строение 2, решили реконструировать, чтобы потом отстроить в нем жилье заново. Однако жильцам новенькие квартиры в родном доме не светили — им, как водится, предложили варианты на окраинах. Отказалась переезжать лишь гражданка Данилова: она потребовала сохранить за ней квартиру после реконструкции. Но суд отказал ей в иске.

— Хамовнический суд небеспристрастен и принимает решения в пользу исполнительной власти, — считает Болдовская. — К примеру, у фирмы, которой поручили реконструкцию, даже нет лицензии на строительную деятельность. Кроме того, ей пообещали половину всех площадей дома за реконструкцию и еще часть — за отселение жителей, а такая сделка приватизации государственной собственности — грубейшее нарушение закона. Но суд не принял этого во внимание. Однако мы не отчаиваемся и дойдем до Страсбурга!

А вот дело гражданина Филатова, проживающего по соседству, в родовом имении по адресу Молочный переулок, 5, уже принято к рассмотрению Европейским судом. Филатову не удалось отстоять свой второй фамильный дом — в Молочном переулке, 3 (год назад его снесли, даже не дождавшись решения суда). А сохранившийся дом оказался в том же постановлении, что и дом по Бутиковскому, и также “обещан” фирме-реконструктору.

Но тут ситуация гораздо запутаннее. Кому принадлежит этот дом, не ясно. Прав Филатова на недвижимость и землю власти не признают, а своих прав доказать не могут.

Как утверждает художник, его прадед купил данное строение в 1912 году, и с тех пор Филатовы дом не покидали. Так что все перешло художнику по наследству. Суд же потребовал у владельца справку о демуниципализации (дабы удостовериться, что большевики вернули дом дворянской семье после муниципализации). Такой справки у Филатова нет. А у суда нет другой справки — о том, что большевики этот дом вообще муниципализировали.

В жизни художника Филатова это не первый судебный процесс. Сколько судов он прошел, художник уже не помнит. Зато помнит, сколько вариантов переселения ему предлагали с 1965 года — 19. Ни один его не устроил. Так и живет художник-чудак один в огромном двухэтажном деревянном доме 1824 года постройки, назло всем чиновникам.

— Решение о сносе дома и моем выселении принято в марте прошлого года. Но сносить дом нельзя, так как он — памятник архитектуры. Смешно и то, что после реконструкции власти признали его ветхим! — возмущается он.

Кстати, на сегодня Евгений Михайлович Филатов — единственный в Москве владелец фамильного дома, живущий в своем имении. В прошлом году его “коллегу”, Юрия Жданова, выселили, как говорит он сам, “к черту на кулички”, а от его старинного деревянного дома возле станции метро “Тульская” не оставили бревна на бревне. Не помог даже имеющийся у домовладельца акт демуниципализации. Теперь на месте ждановского дома Третье транспортное кольцо. А собственника отселили на улицу Борисовские пруды, где он живет в малогабаритной квартире даже без ордера.

Юрий Жданов тоже долго судился с московским правительством и тоже направил все свои претензии в Страсбург (год назад его жалоба была принята к рассмотрению).

— В Европейской конвенции по правам человека говорится, что каждый человек имеет право на независимый и беспристрастный суд. Лично у меня в Москве такого права нет. Зато факт пристрастности московских судей, озвученный госпожой Болдовской, станет еще одним доказательством нарушения моих прав для Страсбурга, — уверен Жданов.

А сама г-жа Болдовская тем временем ищет другие способы добиться справедливости. Так, теперь она хочет, чтобы дело о принудительном выселении жильцов было передано в суд другого города. Например, Красногорска — он и близко, и денег от мэрии Москвы не берет. Сработает ли эта уловка, неизвестно. Зато можно сказать определенно: выселенцы поневоле поднимают бунт. И властям, возможно, придется к ним прислушаться.




    Партнеры