РОССИЯ — НЕ ЩЕДРАЯ ДУША

15 января 2003 в 00:00, просмотров: 470

Мини-тест: на улице замерзает ребенок, готовы ли вы приютить его на зиму?

А теперь небольшое уточнение: это чеченский ребенок...

Нынешней зимой в Москве и Подмосковье нашлись всего три семьи, готовые помочь детям из лагеря беженцев “Танзила” в Назрани. Поэтому только пятеро маленьких чеченцев несколько дней назад смогли приехать в столичный регион.


— Знакомые, когда услышали, что я беру на пять месяцев девочку из Чечни, крутили пальцем у виска, — говорит москвичка Лариса Денисова. Узнав из “МК” о том, что есть возможность помочь детям-беженцам, она сразу позвонила в Фонд помощи ранее депортированным народам — организацию, которая вот уже 8 лет заботится о жертвах чеченской войны. Ее 15-летняя дочь Оксана полностью поддержала маму. Кстати, Денисовы оказались единственной семьей в Москве, приютившей чеченскую девочку — 11-летнюю Милану. Еще четверо беженцев поехали в Подмосковье. Две девчушки — круглые сироты — отправились в семью Тихомировых, в Коломну. Тихомировы уже второй раз берут на зиму этих девочек. Говорят, когда в прошлом году им надо было возвращаться в Назрань, девочки плакали — не хотели расставаться со своей русской мамой.

— Мы не каждой семье отдаем детей, — объясняет руководитель Фонда Алихан Ахильгов. — Сначала смотрим, что за семья. Но, увы, с каждым годом становится все меньше людей, готовых помочь.

Зимой 2000 года Фонд привез в столицу 40 чеченских детей. Через год — 20. В этом году приехали пятеро. Наверное, свою роль сыграла трагедия “Норд-Оста”: теперь для многих москвичей каждый чеченец — враг. У тех, кто принимает маленьких беженцев из Чечни, другая логика: ребенок, который нашел здесь, в Москве, вторую семью, никогда не возьмет в руки автомат и не станет боевиком.

— Я считаю, что вообще всех чеченских детей надо вывезти сюда, в русские семьи, на полгода или на год, — считает Лариса Денисова. — Тогда и война закончится. Некому будет воевать...

По словам г-на Ахильгова, семьи американцев, англичан, даже южноафриканцев принимают детей чеченской войны намного охотнее, чем соотечественники. У Фонда несколько программ помощи беженцам, но по большому счету его деятельность держится на голом энтузиазме.

— Вернулись наши ребята из ЮАР в Москву, — говорит Ахильгов, — нужно отправлять их домой, в смысле, в лагерь беженцев, а денег нет ни копейки. Мой знакомый дал в долг — до сих пор возвращаю.

Алихан Ахильгов пытался обратиться за помощью к депутатам Госдумы и политическим партиям. И не получил ответа ни от одного народного избранника. А “Союз правых сил”, вотчина известных телемиротворцев, нашла себе такое оправдание: “Партия — не коммерческая структура”. Тем не менее за время работы Фонда удалось помочь уже 4 тысячам чеченских детей.

Те, кто занимается большой политикой, беспрерывно твердят о гуманизме, милосердии и сострадании. Но на конкретную помощь в их напряженном графике времени нет. А скорее всего просто их имиджмейкеры считают, что, помогая чеченцам, даже маленьким, политических очков не наберешь.


Телефон Фонда для желающих помочь чеченским детям: 160-08-70.



Партнеры