ВО МХАТЕ КВАСИЛИ. “КАПУСТУ“

15 января 2003 в 00:00, просмотров: 448

Известно, что театр жив, если в нем есть капустники. Так называют закрытые актерские представления, которые комедианты разыгрывают для своих товарищей после спектаклей. Пионером капустного дела был МХАТ, еще в позапрошлом веке показавший всей Москве образцы неформального ночного общения.

Под Старый Новый, 2003 год в Художественном решили возродить знаменитые капустники и в ночь с 13-го на 14-е собрали всю труппу в портретном фойе театра. Обозреватель “МК” был единственным представителем СМИ на этом празднике жизни.

Фойе плотно заставили столиками, сервированными весьма изысканно: авокадо с креветками, фаршированные помидоры, селедочка с картошкой, жюльены и, естественно, салат оливье. Плюс шампанское, водка, далее по списку...

За столиком у сцены — директорский корпус во главе с Олегом Табаковым с супругой. Директор Мария Ревякина, а также народные и заслуженные. За ними — молодняк, студенты школы-студии. Капустник вел самый высокий актер Художественного — Игорь Золотовицкий, глядя на которого, понимаешь, что первая скрипка бывает не только в оркестре и именно от нее во многом зависит, как пойдет капустник.

А мхатовский капустник не пошел, а полетел, причем в полный поэтический отрыв. Так, с ходу всем раздали рифмочки и предложили досочинить частушки весьма пикантного свойства. Например: “Шли по театру две артистки,/Толковали так и сяк...”

Ну артисты оттянулись кто как мог, употребив в поэтических экзерсисах, естественно, начальство, естественно, Табакова. Во всяком случае, несмотря на строгие предупреждения его фамилии не склонять, “таков” все рифмовали с Олегом Павловичем, вроде: “Пошли вон все! Табаков”. В женском составе самой активной была Наталья Егорова, в мужском — Евгений Киндинов, но выиграл мужской дуэт Эдуард Чекмазов — Валерий Трошин, который получил баранью ногу, а Табаков снял с них выговор за хронические опоздания на репетиции.

Но старая гвардия в лице Киндинова не дрогнула на конкурсе скороговорок, где нужно было быстро проговорить: “На пригорке холм с кулями, выйду на холм, куль поправлю”. А слабо все то же самое протараторить, заложив за щеку два чупа-чупса? Киндинову — не слабо, так же, как и Полине Медведевой и Игорю Золотовицкому, хотя публика жаждала крови и ждала, когда “куль” с помощью чупа-чупса трансформируется в более родное русскому уху слово. Но не дождалась. Что говорить, если разошлись все, включая старейшину МХАТа — Киру Головко, которая продекламировала старый мхатовский стишок: “Он схватил ее за ноги, потащил ее в кусты...” Ирина Мирошниченко в жакете из белой норки вместе с Александром Семчевым, тоже в светлом, изображали Ромео и Джульетту. Не говоря уже о студентах и молодых артистах, которые зажигали в этот вечер. Публика ревела и стонала от удовольствия.

Потом разразился козлиный аукцион — с мест выкрикивали названия фильмов, спектаклей, пословицы и крылатые выражения, где употребляется это животное. Когда все козлиные резервы типа “за козла ответишь” были исчерпаны, выступил один из старейших артистов МХАТа — Виктор Сергачев, широко известный тем, что для него единственного не существует запретов на курение в самолетах любой авиакомпании. “Коза ностра”, — произнес он, и на счет “три” Золотовицкий объявил его победителем.

— Олег Табаков в 60-е годы поставил спектакль “Белоснежка и семь гномов”, — вспомнил артист старую новогоднюю историю. — “Белоснежку” играли в Новый год по утрам. И вот мы — гномы — выстраиваемся все на авансцене, и вдруг какой-то мальчик в первом ряду как закричит: “Ой, боюсь!”

Табаков явно был доволен, но в конкурсах не участвовал. Зато выступил под бой курантов: на сцене он читал стихи от лица Нового, 2003 года рядом с главным Дедом Морозом страны — артистом Дмитрием Назаровым. Табаков предложил выпить, а в новом году — закусывать.

— Олег Павлович, как вы можете прокомментировать все, что здесь происходит?

— Мне кажется, что за эти два года у людей появилась надежда, что здесь будет дело. Поэтому так весело.

— А как будут обстоять дела с закуской, то есть с прибавкой к жалованью в новом году, который МХАТ так по-хулигански встречает?

— Могу сказать, что минимальная актерская зарплата составляет сегодня примерно 300 долларов. Есть молодые актеры — и они здесь выступали, — кто получает под 1000. И с этого года примерно десять артистов получили право, что бы с ними ни случилось теперь или после ухода со сцены, пожизненно получать 10 тысяч рублей. По сути, это начало той реформы, которую я задумал. Собственно, забота о мхатовцах на пенсии была заложена еще при отцах-основателях.

А отцы-основатели... Они вместе с другими великими русскими актерами разных поколений взирали со своих портретов на все происходящее во мхатовском фойе в эту ночь. Они были бы довольны — веселые бескорыстные хулиганы и рыцари русского театра.




    Партнеры