“НОРД-ОСТ”: УНИЖЕННЫЕ И НЕОТМЩЕННЫЕ

16 января 2003 в 00:00, просмотров: 346

Сегодня должно начаться судебное заседание по первой группе исков бывших заложников “Норд-Оста” и их родственников. До этого были лишь предварительные слушания по чисто техническим моментам рассмотрения дела.

И вот наконец 24 весьма “дорогих” иска о компенсации морального вреда будут разбирать по существу. Этот день может стать переломным в истории отечественной юриспруденции. Ведь подобных прецедентов — когда граждане массово требуют от властей серьезной расплаты за понесенные по вине преступников страдания — еще не было.


Всего же на данный момент к Департаменту финансов правительства Москвы предъявлено 49 исков на сумму чуть менее 50 млн. долл. Еще 10 исков адвокат Трунов собирается подать в суд сегодня.

Естественно, многих интересует, как вообще возникло это дело, кто за ним может стоять и каковы его судебные перспективы. Вот мы и решили, поговорив в преддверии суда со многими юристами, представителями правоохранительных органов, политиками, спрогнозировать возможный ход развития событий.

Политика и право

Кому же выгоден это процесс и против кого он направлен? Факт очевидный: раз иски предъявлены к московскому правительству, значит, именно против него, а следовательно, против мэра Москвы и ведется борьба.

Из этого некоторые наблюдатели делают вывод о существовании некоего политического заказа — причем сам адвокат заложников Игорь Трунов может и не подозревать, на чью мельницу он льет воду. Сложившуюся ситуацию легко использовать в обход него.

Так что же это — заказ от федеральных властей, которые хотят “потрясти” Лужкова перед выборами? Вряд ли.

Очевидно, что федеральному центру не выгоден этот судебный процесс, способный создать опасный для власти прецедент. Ведь в случае получения потерпевшими компенсации — пусть даже не в полном объеме, но значительной — аналогичными исками будут завалены суды по всей России. Уже сейчас к Трунову потянулись жертвы сентябрьских взрывов в Москве 1999 года и пострадавшие на Пушкинской площади... А ведь были еще Буденновск, Волгодонск, Буйнакск, Каспийск... Потом захочет подать иски все население Чечни — ее жители то и дело попадают в заложники и подрываются на минах. Представляете, какими суммами тогда запахнет?

Правда, есть еще одна политическая сила, которая немедленно и безоговорочно поддержала иски заложников. Это коммунисты. Прокоммунистическая пресса подхватилась сразу и теперь громогласно обвиняет в случившемся всех подряд: Кремль, Лужкова, ФСБ, МВД. Но им главное — встать в оппозицию к власти, любой.

Теперь о юридической стороне дела. Адвокат Трунов взял за основу ст. 17 нового закона “О борьбе с терроризмом”. Из нее следует, что возмещение морального и материального вреда пострадавшим производится за счет средств субъекта Федерации, на территории которого был осуществлен теракт. Но закон этот сляпан наспех, конкретно “под Чечню”, вот почему в нем возникли слова “субъект Федерации”. Это чтобы Кремлю не пришлось потом расплачиваться с жителями республики за свою многолетнюю контртеррористическую операцию... Понятно, что тогда, сочиняя этот закон, никто не подумал о терактах в центре России.

Зато опытные юристы сразу вспоминают о Гражданском кодексе — главенствующем в подобных правовых коллизиях своде законов. А там четко сказано: виновное лицо должно возместить ущерб и моральный вред — и только оно. Если же таковое не установлено, если еще ведется следствие — законное право судьи приостановить гражданский процесс до окончания уголовного дела. Не то судье придется подменить собой следователя, докапываясь до истины. Такого в наших судах обычно не бывает. Поэтому прогноз первый — рассмотрение исков надолго приостановят.



Адвокат Трунов

Кто такой адвокат Игорь Трунов и как он появился в этом процессе?

Собратья по адвокатскому цеху говорят о нем неохотно. Возможно, завидуют его блестящей, прекрасно продуманной рекламной кампании. Однако сходятся во мнении: непрофессионально, зато похвально. Трунов делает благое дело.

Сам Игорь Леонидович говорит, что первые потерпевшие пришли к нему за советом в консультацию во время традиционных субботних бесплатных приемов. И вот теперь он — адвокат заложников сразу в двух процессах: гражданском и будущем уголовном, когда закончится расследование захвата театрального центра.

Из досье “МК”:

Игорь Трунов — заведующий Центральным адвокатским бюро, профессор, доктор юридических наук, почетный адвокат России, член-корреспондент Международной академии наук. Докторскую диссертацию на тему “Современные проблемы защиты прав граждан в уголовном процессе” защитил в марте прошлого года.

Корреспонденты “МК” познакомились с еще молодым специалистом-экономистом Игорем Труновым почти 10 лет назад. Тогда кандидат экономических наук Трунов обвинялся в мошенничестве в особо крупных размерах. Якобы он приобрел по дешевке четыре однокомнатных квартиры у граждан, неравнодушных к спиртному, для того, чтобы обменять их на одну трехкомнатную. Потом один из этих граждан погиб при странных обстоятельствах, а родственники пошли в милицию. Трунова объявили “организатором группы”, занимавшейся квартирными мошенничествами. В итоге приговор — 6 лет лишения свободы с конфискацией. Дело тянулось почти пять лет, все это время подсудимый провел в камере-одиночке.

Мосгорсуд вернул дело на доследование. Новая судья приговорила Трунова к 3,5 года — то есть к сроку, который он уже отбыл. А потом Трунов добился полного оправдания и возмещения морального и материального ущерба.

Некоторые считают, что адвокат просто хочет нажиться на заложниках после получения теми компенсации. Как подчеркнул сам Трунов в интервью “МК”, работает он бесплатно. Но стоит заметить, что большинство известных адвокатов работают на громких процессах бесплатно или за чисто символическую плату ради имени. Зато те диведенты, которые они получают потом, полностью все окупают.


Из интервью Трунова:

“У меня все в порядке и с именем, и с деньгами, и мне не нужен пиар. Реклама нужна тем, у кого ни родины, ни флага. А у меня дети растут, и я хочу, чтобы они жили в правовом обществе”.

Безусловной заслугой Трунова можно считать то, что, вопреки даже юридической логике, он активно взялся за это скандальное дело. Расшевелил общество, дал людям надежду на справедливость. Пусть погибшего мужа или сына не вернешь — но кто-то ведь должен понести наказание, в данном случае материальное, за эту трагедию. Трунов показал, как нужно бороться за свои права.



Куда идет процесс

Первое, что сегодня собирается сделать Трунов, — заявить ходатайство по поводу самоотвода судьи, поскольку сомневается в объективности московских судей вообще. Адвокат намерен добиваться рассмотрения исков в Мособлсуде или в любом другом, вплоть до Верховного.

Кроме того, защита располагает видеозаписью событий на Дубровке, сделанной террористами. Ее передали адвокату сами заложники (у одного из зрителей была видеокамера, на которую он снимал мюзикл), и ранее она нигде не демонстрировалась и не использовалась. Эту запись Трунов намерен продемонстрировать в Тверском суде, поскольку “она показывает страдания заложников, то, что они находились под дулами автоматов, взрывчатку в зале...”. Адвокат будет требовать приобщить к делу и видеозаписи, сделанные журналистами в дни захвата заложников и после их освобождения. Также в суд будут переданы справки с мест работы погибших, чтобы “установить сумму утраченной прибыли”.

Но сам Игорь Трунов уверяет, что суть процесса не в деньгах. Он прекрасно понимает, что по миллиону долларов пострадавшие не получат. Важен прецедент и хотя бы пунктирное обозначение проблемы. Необходимо выработать механизм материальной поддержки всех лиц, пострадавших в результате террористических акций, — ведь подобное может случиться с любым. Это могут быть либо единовременные выплаты, либо пожизненные пенсии...

К громкому процессу уже подключились правозащитники. На днях Трунов встречался с представителями Московской Хельсинкской группы. Юридическую помощь пострадавшим оказывает уполномоченный России по правам человека Олег Миронов, который предоставил своего юриста Вячеслава Селиверстова.

Поэтому наш второй прогноз — процесс не закончится полным пшиком. Он будет тянуться долго и, скорее всего, доедет до Страсбурга, где всегда и рассматриваются претензии граждан к государствам.



Линия обороны

Главная ошибка представителей московского правительства, на наш взгляд, в том, что они изначально не оценили серьезность ситуации. Видимо, рассчитывали, что дело “само рассосется” на начальной стадии. Они не обороняются активно, а отделываются лишь общими комментариями о том, что правительство Москвы “не чувствует за собой никакой вины” за последствия теракта. Дескать, столичные власти делали “все возможное с самых первых минут” захвата, а потом оказали посильную материальную помощь пострадавшим (100 тыс. руб. за погибшего).

Посему московским властям остается только ждать завершения расследования уголовного дела по теракту. Чтобы по итогам этого расследования подать встречный иск к виновникам, то есть организаторам теракта. Если таковые, конечно, найдутся.

Впрочем, возможно и другое, компромиссное решение. Обсудить проблему с каждым из истцов в индивидуальном порядке и сторговаться на гораздо меньшей сумме: в 10—20 тысяч долларов. Чем ждать журавля в небе, многие из истцов скорее всего согласятся на синицу в руках. Думается, что на позицию заложников сильно повлияла бы, например, личная встреча с мэром и как следствие его адресная помощь.

Что же касается уголовного дела по теракту, тут Мосгорпрокуратура не торопится выдавать никакой информации. Не сообщается даже точное число задержанных. Напомним, что многих, кого задержали в первые дни после штурма, давно выпустили на свободу.

Тем не менее задержанные есть. Во-первых, продолжается работа с подозреваемыми в организации взрыва у “Макдоналдса” накануне событий на Дубровке. А во-вторых, 17 декабря начальник УСБ ФСБ РФ Сергей Шишин заявил, что арестованный в ходе событий на Дубровке сообщник террористов — уроженец Кавказа — не является сотрудником правоохранительных органов или спецслужб, как сообщалось ранее. “Это кавказец, который поддерживал постоянную связь с Мовсаром Бараевым”, он “корректировал действия бандитов извне, передавал в телефонном режиме информацию о передвижениях спецподразделений, готовящихся к штурму, фактически исполнял роль наводчика”. Не исключено, что он дает сейчас весьма ценные показания, и именно этим обусловлено молчание спецслужб.

Тогда же, в декабре, директор ФСБ РФ Николай Патрушев заявил, что его служба располагает сведениями о причастности к теракту на Дубровке главарей чеченских сепаратистов Аслана Масхадова, Шамиля Басаева, Мовлади Удугова и Зелимхана Яндарбиева.

Но этих еще ловить да ловить...


Из досье “МК”:

В ходе спецоперации по освобождению заложников был уничтожен 41 боевик во главе с Мовсаром Бараевым. Освобождены более 750 заложников, из них 100 иностранцев. В результате теракта погибли 129 человек, в том числе 7 иностранных граждан. По факту теракта возбуждено уголовное дело по ст. 205 УК РФ (терроризм) и 206 (захват заложников).





Партнеры