КГБ ПРОТИВ ИРОДА?

16 января 2003 в 00:00, просмотров: 365

Считается, что слово “вертеп” у нас — из числа ругательных, что-то вроде бардака. А между тем со старославянского этот термин переводится как “пещера”. И если уж искать заменитель “обиженному” слову, то одним из первых следует упомянуть народный театр-вертеп, который был очень популярен у наших прадедушек и сегодня возрождается на улицах Москвы.

В репертуаре этого кукольного театрика без названия всего один спектакль — “Смерть царя Ирода”, сюжет которого целиком позаимствован из Библии. И театральный сезон весьма короток: “вертепное действо” по давней традиции показывают только на Святки — с Рождества до Крещения.

“Христос Спаситель в полночь родился,

В вертепе бедном свет появился...”

Стоит на подставке то ли сундук, то ли шкафчик. Открывают его дверцы, и видны внутри два этажа. На верхнем разыгрываются сцены Рождества Христова. Здесь, в пещере (в вертепе) — Богоматерь с младенцем Иисусом, приходящие к нему на поклонение волхвы и пастухи... Нижний ярус “сундука” изображает дворец Ирода.

— По велению израильского царя воины убивают всех новорожденных. Плачет Рахиль над погибшим сыном. Является Смерть и — хрясь! — отсекает косой голову царю-душегубу, а черт утаскивает Ирода в преисподнюю...

В коммунистические времена такая “религиозная пропаганда” была бы чревата самыми серьезными последствиями. Так, по словам “хранителя вертепной традиции”, фольклориста Виктора Новацкого, лет 30 назад во Львове несколько человек играли “Смерть царя Ирода”, надев на лица маски, — чтобы стукачи из КГБ не могли их расшифровать.

Сейчас в России для театров-вертепов наступила эпоха Ренессанса . Во время святочной страды с вертепщиками случаются чудеса почище сказочных. Об одном “волшебном” эпизоде рассказали кукловоды из Коврова Наталья и Вадим Степанищевы, встреченные репортером “МК” в Измайловском парке:

— Год назад мы играли спектакль на Страстном бульваре. Вдруг замечаем: среди зрителей — а это в основном ребятишки с бабушками и мамами — стоят какие-то мужчины “ненашенского” вида — явно иностранцы. Закончили мы кукольное представление, собираем свой вертеп, а тут один из них подходит: так, мол, и так — я переводчик, а это вот господин Виргейт, бизнесмен из Америки, ему очень понравился ваш кукольный театр, он готов его приобрести за... И называет цену... У нас в Коврове о таких деньжищах народ не мечтает! Не устояли мы перед искушением.

За прошедшее с тех пор время супруги Степанищевы смастерили новый вертеп и опять приехали на Святки в Первопрестольную.




Партнеры