ЗАХЛЕБНУЛИСЬ...

17 января 2003 в 00:00, просмотров: 331

На новогодние торжества знаменитый певец, который героически вел себя во время теракта на Дубровке, исполнил песню, посвященную “Норд-Осту”. Песню весьма бравурную, зовущую в бой, в которой набатно звучали слова: “С нами мэр, президент и храбрый спецназ...” Одновременно родственники 130 погибших начали массово подавать в суд, требуя компенсации...

То, что произошло в Театральном центре на Дубровке, для России — главное событие 2002 года. Споры о происходящем, о том, почему это произошло, кто несет ответственность, что надо делать, начались, как только поняли, что сообщение о захвате мюзикла — не шутка. Одни сразу злорадно предложили Путину ползти на коленях к чеченцам вымаливать зрителей, другие считали, что штурм — преступление, и пускай лучше страна умоется дерьмом, чем погибнет хотя бы один человек. Третьи обновляли лозунги времен Буденновска: “Басаев — герой, прекративший войну”.

В итоге штурм был. Его результаты известны. И до сих пор убежден, что решение атаковать террористов было единственно приемлемым не только для власти, но и для всей страны. Национальные поражения типа Буденновска или Первомайского всегда заканчиваются отрезанными головами заложников на дорогах и выспренними речами Явлинского. Но странная эйфория сумасшедшей победы на костях 130 зрителей и актеров кажется не менее отвратительной.

Сначала так и не были найдены виновные за колоссальный провал общественной и государственной безопасности. Силовики разводили руками, чекисты смело прятались за спины милиционеров, милиционеры отважно закатывали глаза. В итоге никто не понес никакого наказания. Причем не только за то, что в результате неправильно спланированных действий врачей и спасателей погибли люди. Но и за то, что вооруженная банда в полсотни человек пробралась в Москву, несколько месяцев чистила оружие, делала маникюр и участвовала в “левых заказах”, а все антитеррористические центры все это время по-прежнему больше интересовались, как можно с “Газпрома” получить пару лишних миллиардов “на выборы”.

Удивительное всепрощение по отношению к людям, которые оказались не способны выполнить свою работу, было лишь первым звонком. Потом начали раздавать ордена и медали. Если награды тем бойцам, которые непосредственно штурмовали, абсолютно понятны, то все другие награждения многочисленных силовых и гражданских руководителей выглядят по крайней мере удивительно. Начальнички сначала допустили теракт, потом не смогли точно спланировать вывоз спасенных, и несчастные захлебывались в собственной рвоте, а они за это делают очередные дырки в пиджаках под ордена и медали.

А как вершина всего — компенсация. Если посчитать, сколько денег получили семьи погибших на “Курске”, то получится приблизительно 70 тысяч долларов на моряка. Где-то около 20 тысяч напрямую от государства, остальное — от благотворительных фондов. Причем можно не сомневаться, что эти фонды наполнялись по прямому указанию президента и его администрации. Как бы ни велика была трагедия на “Курске”, но там были профессиональные моряки, которые давали присягу, понимали степень риска и выполняли свою работу. Зрители, которые пошли посмотреть мюзикл, не давали никаких присяг, даже теоретически не рассматривали возможность своей гибели, и за их безопасность должно было отвечать все государство. В итоге на погибшего выдают около 100 тысяч рублей. И, что удивительно, никто не дает команды создавать благотворительные фонды, наполнять их деньгами, не контролирует, чтобы эти деньги не разворовывались.

Объяснить это можно только одним. После “Курска” власть и лично президент ощущали свою ответственность, свою вину. После “Норд-Оста” ничего, кроме ощущения победы, не осталось. А это так же неприятно и гнусновато, как и капитуляция в Буденновске.

“Норд-Ост” превращается в то же самое, что проказа для нищего, — способ по-легкому срубить денег. Как говорят, продюсеры проекта уже буквально требуют со всех должностных лиц деньги на восстановление “главного национального проекта”. “Норд-Ост” ведь “всегда с Россией”. Кстати, на восстановление этого вполне частного проекта есть отдельная строка в бюджете. Поэты и композиторы начали сочинять песни, которых не было на наших экранах лет двадцать минимум. Все это выглядит очень стыдно.

130 погибших — это не повод для песнопений, наград и заработков. Это повод для длительного национального траура. Только такая реакция может считаться человеческой и цивилизованной.

И поэтому глупо, когда иски предъявляют только к мэрии. Все государство — от инспектора-гаишника, пропустившего террористов с оружием в Москву, до президента, выбравшего таких генералов и министров, — должно нести ответственность. И все государство должно считать своим долгом хоть как-то смягчить свою вину.




Партнеры