НЕДОНОСКИ НЕПРЕДСКАЗУЕМЫ

17 января 2003 в 00:00, просмотров: 597

Наверняка все замечали: счастливые периоды в жизни сменяются неблагоприятными, за серией удач неизбежно следует череда невезения. Знать бы заранее, когда светлую полосу жизни сменит темная…

Кандидат технических наук Григорий Бунин несколько лет посвятил изучению “зебры” — феномена периодической сменяемости различных периодов в жизни человека. Оказалось, что созданная лауреатом Нобелевской премии Ильей Пригожиным наука синергетика, изучающая процессы самоорганизации и самоупорядоченности систем, способна вооружить человека знанием законов “зебры”.

Более того, взаимоотношения в семье, коллективе, социуме, наша готовность к тем или иным событиям, спортивная форма, политический успех — эти и многие другие измерения жизни заранее просчитываются с помощью алгоритмов нелинейной психодинамики человека, разработанных Г.Буниным.

Мы все родились весной

Вся природа, живая и неживая, представляет собой колеблющиеся среды. Эти колебания подчиняются закону автоволн, то есть волн, регулярно повторяющихся и поддерживающих колебательный процесс. Автоволны, порождаемые разными источниками, синхронизируются, то есть влияют друг на друга. Источник волн более высокой частоты подавляет более низкочастотный. Эта асимметрия вносит в природу иерархичность. Так, именно из-за несовпадения частот в живой природе выделяются хищники и жертвы. Причем хищники набрасываются на жертв не по своему произволу, а в строгом соответствии с законом синхронизации автоволн.

Четыре времени года — типичный годовой цикл колебания. Весну можно считать периодом прилива энергии, возбуждения, лето — успокоением, осень — временем накопления растраченной энергии и зиму — еще одним сезоном покоя.

На сходные фазы делится внутриутробный период развития плода. Первые два месяца — режим ожидания, следующие три — время накопления энергии, затем два месяца покоя и, наконец, еще два месяца возбуждения. На исходе четвертой фазы обычно и происходит появление младенца на свет божий. Таким образом, независимо от календарного времени года каждый человек субъективно рождается на исходе весны.

Дальнейшая его жизнь “на суше” — продолжение тех же четырехтактных циклов длительностью девять месяцев. Значит, зная время зачатия человека, не составит труда определить, в какой фазе цикла (иначе говоря, на какой полоске “зебры” — черной, серой или белой) он находится в данный момент.

Расчеты эти, как показывает гипотеза Григория Бунина, имеют отнюдь не праздный интерес для человека. Знаешь фазу своего цикла — знаешь, где следует соломку подстелить.

Набранная ученым статистика убеждает: болезней, срывов, несчастных случаев, судьбоносных событий в жизни и даже смерти следует ожидать исключительно в периоды возбуждения (черная полоса) и накопления энергии (серая). Светлые полосы — периоды покоя — угрозы человеку не содержат.



Мертвых антилоп не грызут

Как уверяет популярный анекдот, знаменитый физик Петр Капица, не только избежавший репрессий, но и позволявший себе заступаться перед Сталиным за арестованных коллег, был оберегаем самим тираном. “Слушай, Лаврэнтий, — будто бы одергивал Сталин Берию, — Капицу ты нэ тронэшь!”

Григорий Георгиевич Бунин иначе объясняет бесстрашие и везучесть ученого: просто по своей энергетике и фазности автоволновых колебаний он оказался неуязвим для генсека-людоеда. Петра Леонидовича спасал общий закон живой природы, согласно которому хищнику запрещено нападать на жертву, находящуюся в состоянии депрессии (антилопу, прикинувшуюся мертвой, лев не тронет). Депрессия — это период покоя, наступающий сразу вслед за фазой возбуждения. Если он совпадает со временем возбуждения хищника, акт агрессии блокируется.

Взгляните на диаграмму соответствия фаз автоволновых колебаний Сталина и П.Капицы (для убедительности ученый выбрал 1936—1937 годы — самое “горячее” время). Как только энергия “хищника” выходит на пик, “жертва” застывает в каталепсии депрессивного периода и тем самым спасает себя от расправы.

Можно возразить: неужели разум такого незаурядного человека, как Сталин, подчинялся простому закону маятника? Неужели столь осмысленное, более того, героическое поведение Капицы, как письма в защиту физиков, всего лишь защитная каталепсия бессловесной твари?

Никто не преуменьшает значимости гражданских поступков академика и не сводит мотивацию поведения лидера СССР к закону джунглей. Но и отрицать биологических регуляторных механизмов в функционировании человеческой психики тоже нельзя.

Мы, разумные существа, несомненно, яркие личности и индивидуальности. Но при этом еще и мелкие частицы в общепланетарном волновом колебательном процессе. Наша психика — сложнейший, технически неповторимый механизм. Но в то же время источник автоволн, который превосходно просчитывается по нехитрым физическим формулам. Поэтому градация автоволн по частотности формирует своего рода психический рейтинг, позволяющий заключить, кто кого сильней, кто кого “съест”.

Взаимоотношения исторических личностей в понятиях “хищник — жертва” не только любопытны, но и соответствуют исторической правде, а зачастую объясняют некоторые психологические загадки истории и политики.



Диктатор — волей автоволн

Колебательные циклы Ленина и Троцкого взаимодействовали так, что вождь мирового пролетариата никак не мог навязать свою волю “Иудушке”. Ленин со Сталиным попеременно оказывались то в роли хищника, то в роли жертвы. Подсознательно один влиял на другого с переменным успехом. А вот Сталин по отношению к Троцкому оказался полноценным хищником: его психодинамический рейтинг выше.

Сопоставление фаз автоволновых колебаний трех лидеров пролетарской революции в жаркие дни октября 1917 года показывает: Троцкий пребывал в ждущем режиме и потому сохранял странную для него пассивность, Ленин находился в фазе накопления и восстановления сил; явный психологический приоритет наблюдался у Сталина, который в это время был в состоянии возбуждения, прилива энергии и имел наивысший ранг среди лидеров революции. Не потому ли именно его, Джугашвили, ЦК партии большевиков избрал во главе партийного центра по руководству восстанием?

По той же причине Сталин оказался жертвой по отношению к Гитлеру. Особенно неудачным в этой связке был период осени 1941 года, когда высокая энергия Гитлера безусловно подавляла волю Верховного главнокомандующего советских Вооруженных Сил. Не этим ли объясняется паническое отступление наших войск в первые месяцы войны?

Если же сопоставить психодинамику лидеров антигитлеровской коалиции, становится очевидно, что Сталин без труда подавлял Рузвельта и навязывал ему свою волю; а вот с Черчиллем у Сталина попеременно менялись роли хищника и жертвы. В итоге этой природной расстановки сил советский и британский лидеры, а отнюдь не президент сильнейшей на тот период державы — США, главенствовали в коалиции.

Григорий Георгиевич обращает внимание на знаменитую фотографию трех союзников, сделанную в феврале 1945 года по окончании Ялтинской конференции. На ней запечатлены “хищники”, рассевшиеся строго в соответствии с “табелью о рангах” на тот момент. Сталин зимой 45-го был явно сильнейшим в этой тройке, вот и документы о послевоенном переустройстве Европы были подписаны под решающим влиянием генералиссимуса.

Неким парадоксом советского периода истории смотрятся взаимоотношения Сталина и Жукова. Смелость маршала, позволявшего себе иногда перечить Верховному, на фоне свежих в памяти массовых репрессий военачальников пытаются объяснить особым характером Георгия Константиновича. Однако почему-то Жуков не проявил его, когда Хрущев отправил своего недавнего спасителя в отставку. Что же позволяло маршалу держать удар против всесильного Сталина?

Анализ их психодинамического взаимодействия показывает: возбуждение Жукова несколько опережало сталинское. На подсознательном уровне это придавало младшему по званию партнеру необъяснимую силу. Автоволны одного и другого, сталкиваясь, гасились, большую часть времени обеспечивая паритет. Впрочем, всегда бывал небольшой отрезок, когда преимуществом обладал Сталин. Именно в такой момент по окончании войны он постарался удалить от себя ставшего слишком популярным Жукова, отослав его командовать Одесским военным округом. Если бы не этот своевременный ход, еще неизвестно, кто из двух равновеликих диктаторов повелевал бы половиной мира.



Перестройку зачали в психозе

Сопоставление индивидуальных циклов наших лидеров проясняет события послевоенной эпохи. Понятно, почему Хрущев “цапнул” (словечко из его мемуаров. — С.К.) портфель из рук Берии, на секунду потерявшего бдительность. А вместе с портфелем приобрел и власть над огромной страной, и спасение от неминуемой расправы. Один хищник сожрал другого. В другой момент этим счастливчиком мог быть не Хрущев, а Берия, да только весной 1953-го энергетический взлет Никиты Сергеевича пришелся на пассивную фазу Лаврентия Павловича.

Хрущев с Мао Цзэдуном — коса на камень, вот и “дружбе навеки” пришел необратимый, казалось, конец.

Карибский кризис, чудом не вылившийся в третью мировую, можно объяснять по-разному. Трактовка Г.Бунина проста и понятна: в силу соотношения психодинамических фаз Джон Кеннеди подавлял “кукурузника” и навязывал ему свою волю.

По той же причине незлобивый, вполне дружелюбный Леонид Ильич запросто “съел” Хрущева: в октябре 1964-го Брежнев пребывал на энергетическом пике, а Никита Сергеевич стал аппетитной безропотной жертвой.

Неудачу затеянной Горбачевым перестройки ученый-синергетик объясняет прежде всего тем, что Михаил Сергеевич взошел на кремлевский трон в крайне неудачный период депрессивного психоза (это отнюдь не диагноз, а определение фазы колебательного процесса).

Что неудачно начато, так и продолжается. К концу “царствования” Горбачева как раз подоспел Ельцин, оказавшийся для “ставропольской жертвы” матерым хищником. Власть-то он у предшественника отнял — для этой пары иной исход соперничества попросту был невозможен. Да вот ведь незадача: в декабре 1991 года сам Борис Николаевич прозябал в депрессивной фазе, а значит, его каденция была так же обречена, как и горбачевская.

Анализ психодинамического состояния “беловежской троицы” показывает, что в сговоре лидеров славянских республик, приговоривших державу к развалу, “шишку держал”, как ни покажется странным, белорус Шушкевич. Он единственный 8 декабря 1991 года был на взлете, Ельцин же и Кравчук, а вместе с ними и Бурбулис, идеолог “развода”, пребывали в состоянии депрессии. Никто никого в этой ситуации не “съел”. Напротив, партнеры вполне поладили и подписали выгодное всем троим соглашение, да только дело, сделанное в состоянии психического провала, также обречено на провал. Что и показало десятилетие, прошедшее “после Пущи”.

Почему США все последние годы на нас ездят, погоняя Россию, как бессловесное вьючное животное? Политологи, экономисты и психологи-глобалисты объяснят явление каждый по-своему и, возможно, окажутся правы. Но гипотеза Г.Бунина также небезынтересна. К сожалению для нас, и Клинтон по отношению к Ельцину, и Буш-сынок по отношению к Путину — буйные хищники. По два месяца из каждых девяти хозяин Белого дома делал что хотел и сегодня делает что хочет с кремлевской жертвой. За десять лет непрерывной подстройки снизу Россия многое потеряла. И, если не случится политического форс-мажора на Потомаке или за Кремлевской стеной, так до самого 2008 года Штаты и продолжат диктовать нам свою волю.



Если б Романцев умел считать

В отличие от всех других болельщиков, у Григория Бунина провал российской футбольной сборной на полях Японии изначально не вызывал сомнений. Не поленившись, он просчитал циклы автоволновых колебаний для всех членов команды.

Выяснилось, что июнь прошлого года вывел на энергетический пик только Нигматуллина, Чугайнова и Сычева. Ну еще Титов в последние три дня оказался на взлете, да только сборная России к тому времени уже была дома. Для командного успеха три-четыре полноценных игрока — катастрофически мало. Если при этом еще учесть, что июнь 2002-го — период плановой депрессии у Мостового (не зря же он был “вне игры”), Смертина, Семака, Кержакова и Аршавина.

Сборную России наверняка вдоль и поперек тестировали психологи и физиологи. Да что толку, если на мировое первенство отправилась не дружина, а разобранный механизм! Может, в следующий раз воспользоваться наработками синергетики (если в самом футболе нам все равно ловить нечего)?






Партнеры