СУДЕБНЫЙ “НОРД-ОСТ”: ДЕНЬ ВТОРОЙ

18 января 2003 в 00:00, просмотров: 488

Второй день слушаний по искам заложников “Норд-Оста” и их близких начался в Тверском суде, как и накануне, с попытки дать отвод судье Горбачевой. Но если в первый день такое ходатайство подавали адвокаты, то теперь — сами истцы.


Татьяна Карпова, мать погибшего Александра Карпова — переводчика и известного барда, успевшего опубликовать нескольких сборников песен, — сделала свое заявление неожиданно и очень эмоционально:

— Не берите грех на душу! — обратилась она к судье Марине Горбачевой.

Напомним, что позиция истцов (а адвокат Трунов впервые озвучил ее еще в декабре) такова: попытаться дать отвод “не столько конкретному составу суда, сколько всем московским судьям”, которые не способны объективно рассматривать иски к московскому правительству. И вот теперь истцы активно стали развивать намеченный их защитой план.

Еще Татьяна Карпова обратила внимание судьи, что секретарь не успевает записывать показания потерпевших, и потребовала вести аудио- и видеозапись. Оба этих ходатайства Марина Горбачева отклонила.

Уже второй день допросы потерпевших идут бурно. Истица Татьяна Карпова, ее муж Сергей и второй сын Иван заявили: они просят увеличить компенсацию за моральный ущерб до 2 млн. долларов. А Николай Любимов, сторож центра на Дубровке, сам бывший заложник, посчитал, что на него и на суд сейчас оказывают психологическое давление. И сослался на слова спикера Мосгордумы Владимира Платонова: мол, если суд удовлетворит иски пострадавших от теракта, в Москве подорожают продукты.

— Если Платонов скажет, что с сегодняшнего дня продукты в Москве не будут дорожать ни на копейку, то я сегодня же отзову свой иск, — заявил 71-летний Любимов.

Любимов предъявил суду медицинские документы. После штурма его отвезли в 1-ю Градскую больницу в глубокой коме, за его жизнь медики боролись около 10 часов. В больнице он провел около месяца. Теперь у него отнялась левая рука, нарушен сон, он испытывает ужас, попадая в замкнутое помещение, а у его супруги от переживаний отнялись ноги. Он не может работать, хотя раньше был вполне здоров — за пять последних лет только пару раз обращался к врачу. А компенсацию в 50 тыс. руб., полученную от правительства Москвы, он уже потратил: пришлось покупать себе новую одежду, потому что старая, которая была на нем во время теракта, пришла в негодность, а часть пропала. Сумма иска, который подал Любимов, стандартна: 1 млн. долл.

— Все разговоры о том, что нам помогают, гроша ломаного не стоят, — заключил он.

Суд приобщил к делу предоставленный сторожем ответ Комитета здравоохранения Москвы: каких-либо документов, устанавливающих льготное обеспечение лекарствами бывших заложников, не принято.

Число поданных исков достигло уже 61, а общая сумма требуемых компенсаций приблизилась к 60 млн. долларов. И совершенно ясно, что иски будут еще прибывать. Некая правозащитная организация на Украине, видимо, решившая сделать себе имя на громком процессе, предложила помощь в подаче исков в российские суды гражданам Украины — бывшим заложникам. И объявила, что сумма каждого иска с ее подачи составит уже 10 млн. долл.

А в Калининградской области потерпевшим на Дубровке помогают куда более продуктивно. Глава областной администрации Владимир Егоров подписал распоряжение о выделении 500 тыс. руб. из областного бюджета на покупку квартиры для семьи погибшего Максима Михайлова, директора Общественного калининградского радио. Его вдова, журналистка, сама бывшая заложница, осталась с двумя детьми в съемной квартире. Вряд ли теперь вдова станет обращаться в суд с иском...




Партнеры