ХОЛОДНО-ГОРЯЧО

18 января 2003 в 00:00, просмотров: 170

Если и суждено Москве когда-нибудь сгореть дотла, то это случится зимой. Так уж повелось. Почему-то граждане предпочитают поджигать столицу в лютые морозы, когда ртуть замерзает в термометре. Может, из чувства противоречия? Дескать, раз в душе уживаются лед и пламень, почему бы их не скрестить и в жизни? Так было при Наполеоне — едва снег выпал, весь город сожгли к чертовой бабушке. Так случалось в советское время — самый страшный пожар в гостинице “Россия” вспыхнул в конце февраля. Так есть и сейчас — нефтезавод в Капотне, общежитие МГУ и автобус с “челноками” в Измайлове, где погибла куча народу, горели именно при отрицательных температурах. Летом любимый город может спать спокойно, но когда в окно ударит вьюга — ждите неприятностей. Отдельные горячие головы и себя, и вас сожгут. Даже “Отче наш” прочитать не успеете.

Этот год пока подтверждает все мрачные прогнозы. Что ни день — пожары и трупы-трупы-трупы, причем такие, будто побывали в печах Бухенвальда. Четверо сгорели в квартире на Днепропетровской улице, трое — в магазине на Дербеневской, столько же — в доме на Полярной... Зачем? Почему? Опять мы на горе всем буржуям мировой пожар раздуем? Или просто всему виной мороз? Хочется температурного контраста — с холоду да в огонь.

Старушка на последние деньги купила обогреватель. Не то чтобы в квартире наступила вечная мерзлота, просто некоторые любят погорячее... Пенсионерка так полюбила новомодный агрегат, что стала... подкладывать его на ночь к себе в кровать! Хм... Спать в раскаленной постели, да еще с железной штукой посередине? Увы, польщенный таким вниманием со стороны людей обогреватель от собственной важности так раскочегарился, что сжег спальное место вместе с хозяйкой. Вообще до подобных крайностей доходит редко, но и просто держать железного друга на расстоянии ближе 50 сантиметров от “слабых на огонек” предметов рискованно. Кстати, основной контингент жертв обогревателей — именно пенсионеры. Тяжело им идти в ногу с прогрессом.

Ночная сигарета... О, эти ужасные минуты бессонницы, когда за полчаса перевернешься с боку на бок полсотни раз, сосчитаешь всех овец, споешь себе “Спи, моя радость, усни”, а потом плюнешь, откроешь пачку, чиркнешь зажигалкой... И, по закону подлости, сон тут же смежит веки. У леди бальзаковского возраста была ежевечерняя привычка затянуться сигарой уже в горизонтальном положении, перед самой отходной молитвой. Она, бедная, не знала, что Морфей и Гефест — старые друзья. Веки дрогнули, рука дернулась, сигара упала на ковер, и запылал он, как костер. Курильщица так и не проснулась. В соседней комнате задохнулась от дыма ее мать. Успели выбежать на лестницу и спастись только мужчины — муж и сын. Их пришлось отправить “продышаться” в больницу.

Двое мужланов, кстати, еще отнюдь не законченные пьяницы, всю ночь доказывали друг другу третий закон Ньютона. Скорость разговора — бутылка водки в час. Под конец решили покурить на брудершафт. Подлый “бычок” закатился под палас и тлел там, наверное, до второго пришествия. Собутыльники уже давно спали, когда все вокруг вспыхнуло. Оба сгорели.

Что посоветовать? Алкаш, конечно, если захочет, все равно сгорит — даже на необитаемом острове без единой спички. Аутодафе — наша, российская черта... Но если вы трезвы, полны сил и отнюдь не огнепоклонник, перед сном курите либо в присутствии родных и близких, которые еще не дрыхнут, либо в присутствии пепельницы, которая всегда под рукой... А еще можно поставить прямо над кроватью дымоуловитель. Тоже, говорят, помогает.

Огонь любви — самый страстный и яркий. Разгорится — фиг погасишь, только если силы по пятому номеру вызвать (так называется максимально серьезный пожар). Ночь. Комнатка. Все, как у Пушкина, — дева прядет, и зимний друг ночей, трещит лучина перед ней. Вдруг у девы в носу засвербело — что-то уж больно сильно гарью пахнет, совсем не по классику. О боже, входная дверь горит! Девушка пытается кричать, но дыханье сперло... Паника, ужас в глазах. Конечно, спасли ее, чего уж там. Квартиру же, как выяснилось, подпалил возлюбленный. Взревновал, понимаешь, ко всему прогрессивному человечеству и устроил фейерверк. Сначала соседскую дверь сжег, так сказать, отрепетировал, потом к ненаглядной заявился. Тоже мне, Прометей нашелся... Таких раньше не то что к скале привязывали — заживо на кострах сжигали. Для справки: в день в Москве сгорает по 2—3 двери. Чаще от большой глупости, реже — от очень большой глупости, которую некоторые почему-то еще называют любовью.

Наконец, пожар как способ мести. Петух — вообще птица вредная, а уж красный, да еще и в умелых руках — просто чума. Жили-были четверо бомжей, две дамы и два валета. Всем около 30, успели пропить не только квартиры, но и ум, честь и совесть. Кормились кражами цветного металла, ночевали в сарайчике на пустыре. Словом, маргиналы нашего века. Встреча Нового года на сей раз не заладилась — один бродяжка еще за два дня до праздника начал права качать, отказался участвовать в пиршестве... Забыл, что у нас нельзя с коллективом шутить. Двое клошаров дождались, пока подруга отверженного соседа отправится в местную командировку на заработки, и... выставили его на мороз! Мол, не играй в мои игрушки и не писай в мой горшок. Несчастный, увы, был в одном исподнем, а в тот день резко похолодало — даже слова на лету леденели. Естественно, на том пустыре глухом и замерз мужик.

Его подружка, вернувшись, решила, что кавалер умер по собственной неосторожности. Разумеется, проплакала все праздники. А потом сопоставила факты, осторожненько допросила соседей по сарайчику и... Что может быть страшнее разъяренной женщины? Дама не стала рубить сплеча. Огородами она прокралась на стоянку грузовиков и по копеечной цене купила у водителей немножко бензина. Потом дождалась, пока сарай начнет сотрясаться от храпа, облила стены, чиркнула спичкой... И долго еще бегала вокруг полыхавшей хибары, пританцовывая, как почетный член племени мумба-юмба. Вот они, люди-дикари — на лицо ужасные, но где-то глубоко в душе, наверное, очень добрые.

Пожарные и милиция отнеслись к случившемуся философски. Ну, сгорели два бомжа, что же теперь, кавалерию в ружье поднимать? А на днях случилось неожиданное — ведьма со спичками сама явилась в милицию. И рассказала печальную историю. Сверили карты — все совпало, даже труп замерзшего бродяги из-под снега извлекли. Конечно, спросили фею, зачем призналась? Неужто совесть в канун Крещения замучила? Нет, говорит, не дождетесь. Просто, чего мне на свободе делать? Дом сгорел, бывшие друзья давно в аду. А у вас тепло, светло, мухи не кусают и кормят три раза в день. Когда надоест, я и вас сожгу, а пока — вяжите и сажайте. Мой дом — тюрьма.




    Партнеры