С “ГИМНАСТОМ” НА ШЕЕ — В ИОРДАНЬ

20 января 2003 в 00:00, просмотров: 601

Говорят, если в Крещенский праздник окунуться в прорубленную в речном льду иордань, с тебя смываются все грехи. Так поступали наши закаленные предки. Сегодня на это способны только “моржи”...

Но традиция, сложившаяся в Чеховском районе, в корне меняет расхожее мнение. Там за право принять холодную ванну в Крещенскую ночь борется самое обычное население.

Неподалеку от чеховского Мелихова есть точка на карте под названием Талеж. Там из-под земли бьет родник. Источник не простой, а святой. Вода в нем живая, и обязана она своим волшебством преподобному монаху Давиду, жившему здесь при царе Иоанне Грозном. Талежская водица обладает необъяснимыми свойствами лечить людей от недугов, а кроме того, дарит женщинам молодость и красоту, а мужикам крепость духа и силу. В Крещенскую ночь Талеж — место паломничества. По совету бывалых, очередь едем занять заранее, забиваем местечко в первых рядах и развлекаемся разговорами с такими же дальновидными.

У Людмилы был болен муж. Но после того, как он омылся родниковой водой, из реанимации, по ее словам, отправился прямиком на работу. С тех пор она не пропускает ни одного водосвятия. И подобных историй тут масса В благодарность за чудесное избавление от душевных и физических ран добрые христиане помогли обустроить источник. Щедрые пожертвования позволили выстроить часовню со звонницей, обнести территорию кованой оградой, поставить мраморную купель. Желающих окунуться в нее хватает не только в праздники, но и в будни.

— Зимой купаюсь и почему-то не мерзну. И уж тем более не болею, — утверждает Лариса Булавинцева. — Хотя здоровьем не хвастаюсь...

На часах между тем уже одиннадцать вечера, начинают служить молебен. Все с нетерпением ждут кульминации праздника, когда священник благословит народ зачерпнуть из источника. У каждого с собой пластиковая бутылка или канистра. Наполнять на законных основаниях емкости можно лишь с полуночи. Минута, другая и — вперед!

Тотчас выстраивается “хвост” и в купальню. Счастливчики, которым удается в нее проникнуть, вываливаются наружу с физиономиями багровыми и распаренными, как из бани.

— Обжигает водичка, — трет щеки местный житель Анатолий Судаков. — Но вообще — класс! Прилив энергии и все такое.

Те, кому напористыми земляками не оставлено шансов пройти в купальню, раздеваются в ближайшем сугробе и с визгом сигают в ручей. Количество смельчаков стремительно увеличивается. Даже дети заражены примером старших. Вскоре люди в одних трусах, а иные без них, становятся неотъемлемой частью пейзажа. У нашего фотокора, который пытается снять это буйство, хотят отнять фотокамеру — события Крещенской ночи есть таинство.

А тем временем у ворот источника начинается съезд дорогих иномарок и шуб.

— Пропустите, пожалуйста, жертвователей, — слышу у себя за спиной.

В прошлый раз, говорят, они ныряли в ручей наравне с обычными смертными. “Крутых” в темноте выдавал лишь блеск толстых золотых цепей и дорогих распятий.




    Партнеры