МНОГОХОДОВЫЙ КОМПОЗИТОР

20 января 2003 в 00:00, просмотров: 235

Владимир Дашкевич родился 20 января 1934 года. Имеет два высших образования. Окончил сначала Институт тонкой химической технологии и несколько лет работал инженером на московском заводе “Вулкан”. Затем учился в знаменитой Гнесинке на курсе у Арама Хачатуряна. Прославился 30 лет назад музыкой к первому же своему фильму “Бумбараш”. С тех пор музыка Дашкевича звучит в огромном количестве фильмов (а также спектаклей, мюзиклов, концертов), среди которых наиболее известны “Вор”, “Зимняя вишня”, “Собачье сердце” и, наконец, незабываемый сериал “Приключения Шерлока Холмса и доктора Ватсона”.


У композитора Дашкевича сегодня день рождения. Дата хоть и не круглая, но солидная — Владимиру Сергеевичу исполняется 69 лет — чем это не повод пообщаться с талантливым и интереснейшим человеком? Тем более что ходов для разговора множество: кроме непосредственно сочинительства музыки Дашкевич еще и прекрасный шахматист, и философ, и просто человек, которого волнует все вокруг, вплоть до судеб мира. По его собственным словам, у него есть “одна дурацкая черта” — каждую мысль, появившуюся в голове, доводить до логического конца. Однако к себе как композитору у него бывает иногда легкомысленное отношение:

— Сидит человек, пишет какие-то крючочки, крючочков много, а он все пишет и пишет всю жизнь. И у него возникает иллюзия, что этими крючочками он может что-то для людей сделать. Люди же проще устроены — их надо накормить, им надо показать красивую женщину, лучше голую. И вообще что-нибудь материальное. А духовное — большинство людей не знают, что со своей душой делать, куда ее употребить. И когда музыка делает что-то с этой штукой, далеко не всем и не всегда это нравится.

— Смотря какая музыка...

— Все равно. Хорошая музыка вызывает беспокойство, ощущение, что ты не так живешь, что тебе надо подумать о вечности, о том, какие будут твои дети, что деньги — это не все. Сегодня это очень грузит людей.

— А я с вами не согласна. Ваша музыка из фильма “Приключения Шерлока Холмса”, мне кажется, наоборот, настраивает на успокоение, уверенность в том, что сейчас будет хорошее кино.

— Ну, может быть. А вот тут как-то без спросу взяли мою музыку из “Собачьего сердца” для рекламы одной газеты и не учли, что она вызывает чувство тревоги, потому что Булгаков ставил другие проблемы. Хотя... когда музыку вставляют в рекламу или в мобильник, это доказательство, что она вызывает какие-то эмоции. Иначе люди пользовались бы обычными звонками.

— Вы считали, сколько написали произведений за 30 лет творческой деятельности?

— Думаю, сейчас у меня около 140—150 фильмов, это точно. А если взять европейский счет (по сериям), то за 200 с лишним. Добавим еще примерно 50 спектаклей, к которым я писал музыку. И плюс камерные произведения. Я получил бесценный музыкальный опыт, как сейчас понимаю, работая с Эфросом, Абдрашитовым, Юткевичем, Ефремовым, Товстоноговым, Фокиным, Бортко, Масленниковым. У меня возник музыкальный арсенал, который объединяет меня со слушателем.

— Для вас важна ответная реакция слушателя?

— Да, я не могу работать без обратной связи. Мне важно настраиваться на его волну, лучше всего настраиваться на волну оптимального слушателя, который тебе нравится. У меня есть своя аудитория, общая аудитория с Еленой Камбуровой и Юлием Кимом...

— А какая это аудитория? Вы можете ее описать?

— В принципе интеллигенция, в какой-то степени техническая. Я сам работал на заводе, а это никуда не денешь. И потом, я считаю, что в России все лучшее сделано интеллигенцией. Для меня она — это высшее выражение жизни народа. Собственно говоря, интеллигенция для этого и существует.

— Владимир Сергеевич, а может музыка быть опасной?

— Я знаю одно. Музыка может воздействовать на подсознание человека по-разному. Может направлять его на победу и на достижение, а может спрограммировать человека быть быдлом, уголовником, убийцей. Это очень серьезно. Я считаю, что в музыке заложено три программы. Первая — это не убий, вторая — убей чужого, когда надо кого-то защитить: религию, страну, близких и т.д. И третья — убей своего. Вот “Мурка” — это программа “убей своего”. Многие не совсем понимают, что такое блатная музыка. Блатная программа очень проста: умри ты сегодня, а я завтра. У нее нет ничего другого. Это программа самоуничтожения общества, страны и человека. Я в этом согласен с Марком Захаровым и его статьей в “МК”.

— Так называемый “шансон”, попса оккупировали уже все телевидение. Мы в тупике?

— Когда приходит какой-нибудь Березовский и он захватывает область жизненного пространства, то у других возникает ощущение агрессии. Потому что их пространство резко сужается. А сейчас оно сужено до предела. В чем ужас страны, которая практически защищает своих олигархов? Сейчас цены на нефть растут невероятно, казалось бы, страна получает гигантские прибыли. А моя дочь, мать двоих детей, которая только что защитила диссертацию в Институте педиатрии по теме “Рассеянный склероз у детей”, вчера принесла зарплату 1300 рублей. Вот и думайте.

— Что же делать?

— Мне, например, пришла в голову идея, которая затем вылилась в трактат под названием “Рейтингономика”. Смысл трактата очень прост. Вы платите налоги государству. А государство по Конституции должно защищать ваши права и свободы. То есть у вас договор. Значит, на налоговую декларацию вы кладете рекламационную декларацию по всем пунктам, которые отражают ваше недовольство работой государства, муниципалитета, любых органов власти. Начиная от медицинского обслуживания, экологии, зарплаты, энергоснабжения, всего и т.д. И так делает каждый взрослый человек. И затем считаются рейтинги чиновников, отвечающих за все сферы жизни. Первый принцип: чиновник с низким рейтингом не может управлять чиновником с высоким рейтингом. Второй принцип, что весь бюджет строится строго по рекламации. То есть если много жалоб на плохое энергоснабжение, бюджет пропорционально количеству рекламаций направляет туда инвестиции. Третий принцип — это абсолютно прозрачные информации по всем видам. Вы будете иметь ясную картину про всех. Чиновник захотел себе больше зарплату? Его рейтинг тут же снижается. Нужно сделать бюрократию прозрачной. Тогда будет настоящая демократия.

— Вы человек благополучный и востребованный, что вас подвигло к такому исследованию? Страх за детей и внуков?

— Как у композитора и шахматиста, у меня голова устроена так, что я умею думать, люблю и там, где я до чего-то додумываюсь, люблю доводить это до конца. Я убежден, что рейтингономика связана (как и в музыке) с проблемами коллективного бессознательного. Если на гигантское социальное недовольство есть реакция государства, оно превращает эту энергию в турбину. Иначе она превратится в социальную агрессию, которая взорвет общество и превратится в котел ненависти. За внуков, конечно, страшно. Поэтому я пришел в свою любимую газету и эту “Рейтингономику” принес именно вам — до этого еще никому ее не показывал.

— Вы же понимаете — чиновники встанут насмерть...

— Для принятия этой схемы нужно только одно — политическая воля.

— Очень любопытно, что вас кроме музыки интересуют еще такие глобальные вещи.

— Все большие композиторы были страшно политизированы. И Бетховен, и Вагнер, и Шуман, и Шопен, Шостакович, Мусоргский... А “Женитьба Фигаро” и “Севильский цирюльник” Моцарта — это такие бомбы! Они определили французскую революцию.

— Что происходит с вашей замечательной музыкой?

— Я сейчас написал какое-то немыслимое количество сочинений. Два струнных квартета, три сонаты, три концерта: скрипичный, альтовый и фортепианный с оркестром. Альтовый концерт я посвятил Башмету. Фортепианный — Денису Мацуеву. Все это с партитурами. Сочинил несколько симфоний, одна из них, “Колыбельная “Норд-Ост”, написана по статье в “МК” про женщину, оказавшуюся дважды заложницей. Еще — Рождественскую рапсодию под названием “Иллюзион” по мотивам моих киношных работ.

— В кино вы работаете сейчас?

— Да, только что записал хор для фильма “Сталинградский апокалипсис”, который снимает Татьяна Донская. Художественно-документальная работа. На подходе большой сериал с Фокиным под названием “Охотники за черепами” по сценарию Володарского. Потом “Зойкина квартира” — мюзикл вместе с Кимом. И пьеса про Азефа у Левитина — очень любопытная.

— Послушаешь вас — жизнь бьет ключом. Как будете отмечать день рождения?

— Вероятно, очень скромно. Честно говоря, я бы хотел, чтобы моя жена, которая приболела, немножко оправилась.

— Мы, конечно же, присоединяемся к этому пожеланию.



Партнеры