КРЕМЛЕВСКИЕ ЗАКРОМА

20 января 2003 в 00:00, просмотров: 197

Если Владимир Путин когда-нибудь загрустит о судьбе России, настроение ему может поднять редкий экспонат из кремлевских загашников — копье племени масаи с кокетливой отделкой кусочками жести, которые вырезаны из кофейной банки. Таким был подарок очередному советскому главе от бедной страны, которая только что обрела свою независимость.

“Кофейное” копье — лишь один из 60000 предметов, хранящихся в музеях Кремля, главным образом — в запасниках. То, что могут лицезреть посетители, — лишь жалкие пять процентов. Даже самому президенту, чтобы на время заполучить какой-нибудь шедевр (не африканское копье, конечно, а, скажем, картину известного мастера) для украшения своей резиденции, приходится пройти через большую бюрократическую волокиту.

О том, что и как хранится в кремлевских закромах, разузнал корреспондент “МК”.

“Убойная” чернильница

Оказаться в запасниках музеев Кремля может далеко не каждый их сотрудник. Частенько искусствоведы обращаются в дирекцию с просьбой поработать с редкостями, но разрешение получают лишь единицы. А корреспондентам “МК”, чтобы сфотографировать пару экспонатов, предложили оформить специальный договор, согласно которому “спорные вопросы решаются через арбитражный суд”!

Впрочем, если знать хотя бы о некоторых сокровищах закрытого фонда, эти меры не покажутся драконовскими. Например, до недавних пор там хранилась самая первая корона Российской империи. Она была сделана для Екатерины Первой. Незадолго до своей смерти Петр официально короновал супругу, причем это была первая подобная церемония, которая прошла в Кремле... Роскошный убор не демонстрировался широкой публике, потому как бриллианты с него позже использовали для короны Анны Иоанновны. Сейчас же экспонат решили “рассекретить” — выставили в витрину для открытого доступа.

А знаете, при помощи чего в XVI—XVII веках, когда не было ни “стечкиных”, ни ПСМов, охраняли помазанника Божия? Оружием “секьюрити” были так называемые посольские топоры. Вот что рассказал нам научный руководитель музеев Алексей Левыкин:

— Каждый, наверное, в детстве видел такие стилизованные картинки царского двора: стоят красивые юноши в белом, которые на плечах держат топорики. А посольские — потому, что такие же охранники находились и около посольства, когда оно входило на прием к сановной особе.

Возможно, топоры вскоре покажут народу: у них есть шанс попасть в одну из новых экспозиций.

Пожалуй, одним из самых любопытных экспонатов закрытого фонда можно назвать пистолет-чернильницу Екатерины Второй, сделанную для императрицы тульскими оружейниками. С виду это чернильный прибор, украшение рабочего стола. Но при ближайшем рассмотрении понимаешь: самое настоящее огнестрельное оружие, правда, несколько нестандартной формы! Так что при желании Екатерина могла и сама себя защитить от супостатов.

То же самое, правда, более варварским способом, мог проделать и... Алексей Косыгин: король Марокко подарил ему саблю. Она хранится в так называемом “Музее подарков”: еще со сталинских лет в Кремле собирали презенты, которые зарубежные лидеры дарили нашим.



Мода втемную

“Как уберечь экспонаты?” — вопрос, который все время мучает музейщиков. Уберечь — от безжалостного времени. Не зря знаменитую коллекцию царских платьев (в Кремле хранятся коронационные одежды всех русских императриц — от Екатерины Первой до Александры Федоровны) держат в полумраке: так материя будет сохранней. Эту коллекцию строго запрещено вывозить из Кремля. Но некоторые редкости сохранить не удалось: в середине 50-х годов, например, разрушились от ветхости носилки короля Карла XII. А знаменитое Зимнее яйцо Фаберже было продано еще в 20-е годы (недавно оно ушло на аукционе “Кристи” за 9,6 миллиона долларов)...

Здешние сотрудники вспоминают две кремлевские легенды — Николая Захарова и Николая Померанцева. Первый возглавил музеи в 1939-м, причем без специального образования, будучи лишь лейтенантом НКВД. Но у него обнаружился дар к музейной работе: когда про войну с Германией еще никто и не думал, Захаров приказал подготовить эвакуационные ящики для экспонатов. А когда гром грянул, эвакуировал всю Оружейную палату за две недели! Николай же Померанцев отличился тем, что в конце 20-х годов, в разгар “борьбы с религиозным дурманом”, перевез саркофаги русских цариц из Вознесенского монастыря. Кстати, сейчас для них на территории музеев Кремля готовится специальный подземный некрополь...

Случается, что среди музейных шедевров оказываются и заграничные, считающиеся на их собственной родине безнадежно утраченными. Например, дабы англичанин мог увидеть самое дорогое английское серебро, ему придется приехать в Россию. В свое время Кромвель, чтобы заплатить жалованье своим солдатам, перелил все королевское серебро в монеты. В кремлевских же музеях остались посольские дары из туманного Альбиона — например, драгоценная серебряная посуда, которую дарили тамошние дипломаты русским царям.



Зачем Путину ордена?

Как поведал нам пресс-секретарь Управления делами Президента Виктор Хреков, из-за того, что музеи Кремля расположены на территории резиденции ВВП, они стоят на балансе его ведомства. А музейщикам переданы в безвозмездное пользование.

— Считается, что раз мы с президентом соседи, то катаемся как сыр в масле, но это далеко не так, — разубеждал нас Алексей Левыкин. — Никакой дополнительной финансовой поддержки от президента мы не получаем. Финансируемся федеральным бюджетом, который нам распределяет Минкульт.

Музейщики возлагают большие надежды на новое помещение, которое для них собираются строить у Кремлевской стены, — ведь сейчас многие выставки, которые вывозят в США и Германию, не увидят свет собственно в Кремле. Разместить обширную экспозицию в зале площадью 120 квадратных метров практически нереально...

Президент Путин в музеях Кремля бывает нечасто. И все же может разглядывать некоторые экспонаты каждый день: они украшают кремлевские интерьеры. Как рассказали нам искусствоведы, иногда от Управления делами или от Администрации Президента поступают просьбы выдать какие-то вещи на временное хранение, дабы разместить их в резиденции ВВП, в Большом Кремлевском дворце или в одном из кремлевских корпусов. К примеру, в резиденции Путина до недавнего времени работала выставка русских и современных орденов, где были представлены все отечественные награды, — кремлевские музеи “поделились” группой орденов Святого Георгия. Сейчас же в Первый корпус Кремля отправились наградные серебряные ковши и облачения орденских герольдов.

Но даже первому лицу музейщики свои сокровища под честное слово не дают: с Управлением делами Президента заключается договор, где оговорены сроки возврата экспонатов. К тому же их время от времени осматривают реставраторы и хранители: не повлияли ли “немузейные” температура и влажность на внешний вид какой-нибудь статуэтки или полотна?

И все же хоть какую-то часть из 57 тысяч экспонатов, сейчас недоступных широкой публике, любители искусства увидеть смогут. Два раза в год в этих целях устраиваются большие выставки — например, в 2002-м демонстрировали оружие из арсеналов русских царей и “Шедевры немецкого серебра”. А в этом году нам покажут кольца, броши и колье работы швейцарского ювелира Альбера Жильбера и уникальную коллекцию пасхальных яиц Фаберже.





Партнеры