ДИНОЗАВРЫ УХОДЯТ...

21 января 2003 в 00:00, просмотров: 376

Нет ничего на свете такого, чего раньше не бывало. Сказано давно, но правильно. Нынешнее состояние российских региональных властей не является чем-то уникальным. По сути, после революции 91-го года Россия вернулась к привычному положению дел. По докладу Третьего отделения его Императорского Величества канцелярии, во второй трети XIX века из 30 с лишним российских губернаторов взятки в том или ином виде не брали только двое. Один — фантастически богатый граф Воронцов, содержавший на свои деньги двор закавказского наместника. Другой — вице-губернатор Салтыков, более известный как писатель Щедрин.

Надо сказать, что многие губернии в России изначально создавались для “кормления” губернаторов. Когда великий русский поэт Державин сильно поиздержался, Екатерина II специально для него создала новую Тамбовскую губернию. Гаврила Романович “подкормился” и вернулся в Петербург обеспеченным до старости человеком. А губерния, единственный смысл которой был в поддержании великого русского таланта, — так и осталась “кормить” других, уже гораздо менее известных и способных руководителей. И при всем том никто не может сказать, что Державин для России значит меньше, чем Салтыков-Щедрин...

* * *

Можно не сомневаться, что и сейчас ФСБ при желании может предоставить компромат на каждого регионального руководителя. Но по большому счету это ничего не значит. Потому что губернаторы делятся совсем по другому принципу. Одни способны что-то сделать для своей малой родины. Они могут добиться положительных результатов для своих избирателей. Они рискуют принимать непопулярные решения и противостоять региональным баронам. Или нет — и сдают свою область в наем мелким и крупным жуликам. Прекрасный пример — Кемерово. В этой области сконцентрирован колоссальный экспортный потенциал — уголь, металл цветной и черный, химия — и все равно регион остается дотационным, а его жители занимают по разным показателям от четвертого до шестого места по уровню жизни в Сибирском федеральном округе!

За последние три года ситуация с губернским руководством в целом улучшается. И дело тут вовсе не в стараниях президентской администрации или уж, во всяком случае, не только в них. Самую большую роль играет естественная смена поколений. Крепкие хозяйственники, назначенные еще Ельциным, потихоньку сдают свои кресла более молодым бойцам, многие из которых пришли из бизнеса. Этот образовательный момент играет чрезвычайно важную роль. Причем только в том случае, когда в региональной власти появляются политики типа Хлопонина. То есть изначально ориентированные на результат для края, способные уверенно разговаривать с любыми олигархами и не заинтересованные в том, чтобы натырить пару миллионов долларов на воспитание внуков.

Есть примеры менее яркие, но не менее значимые. Так, в Перми работал губернатор Игумнов. Безусловно, один из самых прогрессивных для 90-х годов российских региональных лидеров. Более того, на последних выборах уже Администрация Президента Путина активно поддерживала Игумнова. Но губернатором избрали мэра Перми Трутнева. Трутнев лет на двадцать моложе, пришел из бизнеса. И многие, в том числе и в представительстве президента в Приволжском округе, считают, что с Трутневым работать легче. И результат он способен показать гораздо более высокий, даже по сравнению с вполне прогрессивным Игумновым.

Именно возрастная революция, естественное отмирание советских мастодонтов — один из главных движущих факторов региональных изменений в России. И в огромном большинстве случаев возрастная революция идет на пользу дела. Если раньше новгородский губернатор Прусак был исключительным случаем и положительным примером, который показывали чуть ли не на международных выставках, то теперь он уже не исключение.

* * *

Второй не менее важный фактор — опыт, накопленный за десять лет выживания после революции. Жизнь изменилась. К этим изменениям вначале были готовы единицы, которые стали либо преступными авторитетами, либо олигархами. Теперь не только Черномырдин, но и очень многие региональные “ЧВСы” получили свое “самое дорогое в мире” экономическое образование. И в самом деле, первое, что сделал Хлопонин, — принял очень жесткий, но реальный бюджет. Именно за это федеральная власть в первой половине 90-х ожесточенно боролась с левыми популистами и примкнувшими к ним ворами. И чтобы понять простую истину: один рубль невыполненных бюджетных обещаний плодит по меньшей мере еще шесть рублей невыполненных обязательств в экономике, Хлопонину уже не нужен год-полтора. Он знает об этом с времен своего бизнес-младенчества.

* * *

Третий важный фактор — регионы во многом теряют свою почти неограниченную независимость от центра, которую имели при Ельцине. Когда в 2000 году Путин говорил, что распад реально угрожает России, он ничуть не преувеличивал. Национальные республики просто не платили налогов в федеральный центр. Их расходы никто не контролировал. Да что там национальные республики — немец Россель собирался объявить в Свердловске-Екатеринбурге Уральскую республику. Даже деньги были напечатаны. Теперь об этом вспоминают с улыбкой.

Даже Шаймиев и Рахимов сильно присмирели. Налоги перечисляют, деньги тратят по счетам казначейства. То есть по заранее согласованным бюджетным статьям, а не как Аллах на душу положит. Некогда калмыцкий хан, а нынче просто Илюмжинов теперь не может даже дать интервью. Если замглавы президентской администрации Сурков против — убегает из студии прямо в гриме. Даже санкт-петербургский губернатор Яковлев, который вынужден быть максимально самостоятельным, похоже, потерял возможность продлить свое мрачное правление в Северной столице. Мрачность этого правления определяется даже не количеством убийств на Невском или постоянными пожарами в отремонтированных к юбилею исторических памятниках, а тем, что Петербург экономически перестал быть городом номер два. Самара практически по всем показателям обошла его. А по многим показателям — и Новосибирск.

* * *

Очевидно: задачи, которые остаются перед региональными лидерами, гораздо сложнее тех, что уже решены. Главное сейчас — разграничить полномочия между разными уровнями властей и под каждое из разделенных полномочий подвести реальные источники финансирования. Губернаторы и мэры, в огромном большинстве привыкшие жить за счет федеральных субвенций, должны научиться зарабатывать деньги. Не лезть в чужие зоны деятельности. Пытаться успевать за правительством даже в его весьма ограниченных либеральных усилиях.

Несмотря на кадровые революции, России еще долго придется выносить всякого рода гениальных популистов и “красных” директоров — от Курска и Брянска до Кемерова. И вряд ли этот процесс закончится до 2008 года. Но тем не менее, главный результат уже есть. Россия окончательно встала — не только в Москве — на путь капитализма. Путь этот будет непрост. Ведь наша Родина осталась сама собой, несмотря на все революции. Общество чрезвычайно политически незрело. Власти, как и во времена Рюрика, очень вороваты. Но выбор сделан, другого пути нет, и мы пройдем его, как прошли раньше другие страны. Как говорят в Испании: “Путник! Дорог не существует, их создает идущий”.


Читайте в сегодняшнем номере "МК" другие материалы рубрики "ИГРЫ ПАТРИОТОВ":
ПРОИСХОЖДЕНИЕ ВИДОВ

КАТАСТРОФА C КАЛЬКУЛЯТОРОМ



    Партнеры