БЫВШИЕ ЗАЛОЖНИКИ МОГУТ РАЗОРИТЬ МОСКВУ

21 января 2003 в 00:00, просмотров: 418

Пострадавшие во время теракта на Дубровке подали уже более 60 исков. Общая сумма компенсаций, которую в случае их выигрыша московские власти должны будут выплатить заложникам и их семьям, приближается к 60 миллионам долларов. Готов ли городской бюджет к таким расходам и насколько велики шансы истцов выиграть дело?

На этот и другие вопросы отвечает председатель городской Думы Владимир ПЛАТОНОВ.


— Во-первых, мне совершенно непонятно, откуда взялись такие суммы. Когда я спросил у Трунова (адвокат пострадавших. — Е.П.), как подсчитали моральный ущерб, он ответил, что есть некий уникальный эксперт, которого почему-то не допустили к суду. А вообще, когда суды рассматривают дела о компенсациях, к иску прикладываются документы, подтверждающие реальную сумму ущерба. Таких документов в этом деле нет — просто указаны суммы от миллиона долларов и больше, возможно, даже с учетом гонорара адвоката. Кроме того, в иске не учитываются уже выделенные государством компенсации — например, пенсии по потере кормильца, медицинское лечение и так далее. Это тоже нарушение процедуры.

Есть еще одна проблема — предварительное следствие по делу не закончено, а значит, с юридической точки зрения сам факт теракта не доказан, ведь взрыва-то не было. Да и причины смерти каждого человека будут ясны только по окончании следствия.

— Создается впечатление, что московские власти панически боятся, что люди выиграют, а поэтому дело превращается в борьбу мэрии с заложниками...

— Это совсем не так. Никто не борется с заложниками, напротив, мы искренне желаем им победы. Но для того чтобы они действительно выиграли, им нужна грамотная защита, грамотно составленный иск. Однако адвокат, которого выбрали пострадавшие, вводит их в заблуждение, и этот громкий процесс все больше становится политическим. Как юрист, могу поклясться: уважающий себя адвокат никогда не станет голословно обвинять сразу всех — и судей, и мэрию, и государство, не имея достаточных оснований. Уважающий себя адвокат дает отвод судье только по веским причинам. Трунов же сразу всем сообщил, что они проиграют все суды, поскольку все судьи куплены, и они пойдут в международный суд. Вам не кажется, что это очень смахивает на чисто политическое заявление?

— Кстати, об отводе судей. На ваш взгляд юриста, есть основания говорить о том, что московские суды пристрастны, так как получают деньги из городского бюджета?

— Я думаю, нет. По крайней мере, никаких документов о выплате городскими властями денег московским судьям не существует. В бюджете города никогда не закладывались деньги на зарплаты федеральным судьям, но мы всегда предусматриваем расходы на техоснащение, ремонт зданий судов и т.д. Заявление, что московские власти покупают судьям квартиры, тоже ложь. Квартиры покупаются на деньги из федеральной казны.

— Какие, на ваш взгляд, шаги необходимо предпринять заложникам в первую очередь?

— Во время моей встречи с Труновым я сразу сказал ему: необходима законодательная инициатива граждан. У нас есть много законов, защищающих их права и гарантирующих в подобных случаях компенсации. Однако суммы, прописанные в этих законах, слишком малы. Могу привести пример. В случае потери кормильца семья американского полицейского получит все жалованье, которое он мог бы заработать за всю жизнь, плюс пенсию. Конечно, наши компенсации с этим просто смешно сравнивать. Поэтому необходимо инициировать внесение изменений в законы, касающиеся сумм. Но никакой реакции со стороны Трунова не последовало.

— А Мосгордума может что-то изменить в законодательстве?

— Мы рассматриваем возможность внесения законодательных инициатив в Государственную думу.

— И все же, если пострадавшие во время теракта на Дубровке выиграют, хватит ли у Москвы денег, чтобы выплатить компенсации?

— Если сейчас выиграют эти шестьдесят человек, без сомнения, появятся другие иски. А тогда расходы бюджета станут просто колоссальными — мы подсчитали, что Москве придется выплатить десятую часть бюджета! Это значит, что придется ущемлять права других москвичей, которых, на минуточку, почти девять миллионов. Поэтому еще раз повторяю: защита пострадавших на Дубровке должна быть грамотной и профессиональной. А то, что мы видим сейчас, политическая реклама и работа на имидж. И самое страшное заключается в том, что люди верят своему адвокату.


О допросе адвоката жертв теракта на Дубровке - в материале Олега Фочкина "ТРУНОВ ОТКАЗАЛ ПРОКУРОРАМ".



    Партнеры