СЕЛЬСКИЙ ПОЛИТСМОТР

22 января 2003 в 00:00, просмотров: 182

В эти дни в Берлине проходит крупнейшая в Старом Свете сельскохозяйственная выставка, на которой Россия заявлена как участник номер один. Мы действительно привезли самую большую экспозицию — 16 регионов и более 100 производителей. Самую большую, но не самую удачную: некоторые берлинские маркетологи оценили российский павильон и, самое главное, европейские амбиции нашего бизнеса как никакие.

Тем не менее впервые со времен крушения “железного занавеса” Россия говорила в Европе на равных. Или, по крайней мере, имела свою точку зрения, которую отстаивала довольно успешно...

“Большой” российский понт

Российский павильон в гигантском выставочном комплексе фирмы “Мессе Берлин” (аналог ВДНХ) можно было узнать издали — по уханью и характерному кряканью. Это волгоградский ансамбль “Казачий курень” обрабатывал очередную VIP-персону, завернувшую к русским глотнуть водки. Благо наливают у нас щедро и всем. Особой популярностью пользуются горилка и сало, которые привезла с собой только рязанская делегация. И то лишь потому, что распихала эту гордость отечественного производителя по личным сумкам. Остальные запасы не пропустила строгая европейская веткомиссия.

Вообще с этой точки зрения наша экспозиция выглядит довольно странно: порядка 80 процентов представленной здесь продукции не сертифицировано Евросоюзом. Поэтому продукты можно только пробовать маленькими кусочками, но не дай бог продавать: за этим пристально следят специальные контролеры. Иными словами, никакой реальной прибыли от этого мероприятия большинство наших участников не получит. И поэтому, раз нет бизнеса, очень популярны разговоры о политике: мол, Россия хорошо заявила о себе! Лучше всех об этом сказал первый заместитель министра сельского хозяйства Сергей Данкерт, который вообще здесь позиционирует себя как главный оппонент Евросоюза:

— На “Зеленой неделе” мы показываем, что в России производятся не только водка, мед, лен и рыба, но и современные технологии...

Однако наши сельхозники, не очень прислушиваясь к указаниям начальства, привезли в большинстве своем именно наборы продуктов. А современные технологии показали лишь считанные столичные предприятия. К примеру, все дни выставки немцы с удовольствием закусывали российской колбаской...

Однако в целом, по сравнению с остальными экспонентами мы здорово проигрывали. И дело даже не в стандартном наборе продуктов и бедном оформлении. “Зеленая неделя” — это ярмарка, и со всей Европы сюда едут прежде всего торговать. В прошлом году выставку посетили 450 тысяч человек, и можно не сомневаться, что большинство ее участников уехало с прибылью. Российским же крестьянам, судя по всему, это мероприятие обошлось в копеечку. Учитывая цену аренды выставочной площади (229 евро за метр) и оборудования, оформление стенда (от 20 тысяч евро) и пошлину в пять евро за 1 килограмм выставочной продукции, называются цифры в три-четыре миллиона долларов. И, как говорится, это не предел. Некоторые особо совестливые вице-губернаторы, отвечающие у себя за сельское хозяйство, втихаря горько сокрушались по этому поводу:

— Ехать сюда с нашими продуктами — все равно что в Тулу со своим самоваром. Даже еще хуже. В Европу нас еще очень долго не пустят. А деньги угрохали нешуточные. И ведь никого не интересует, с кого и как я эту валюту выжимал: руководителей предприятий буквально палкой загоняли на эту “Зеленую неделю”... А результат?! Уверен, если кто и заключит здесь контракты, то только москвичи: сегодня это единственный регион, способный конкурировать на здешнем рынке. Но им это по большому счету и не нужно: в Московском регионе прибыли на порядок выше...

Но таких были единицы — остальные предпочитали бодро рассуждать под горилку о политике и роли великой России, которая в очередной раз кому-то что-то показала. Причем делали это так интенсивно, что к концу второго дня на некоторые делегации было страшно смотреть: особо рьяные патриоты допивались до того, что не могли самостоятельно выйти из лифта. Впрочем, это тоже было единичным явлением, но тем не менее отражающим общее настроение:

— Да, конечно, на европейском рынке Россию никто не ждет, — прокомментировал мне эту ситуацию на встрече эксперт крупной немецкой фирмы Штефан Розенов. — Да, это очень тяжело — завоевать здесь позиции. Но нельзя же приезжать в таком состоянии, заранее сдав свои позиции! Так бизнес не делается: нужно в любом положении быть настроенным только на успех...



Козырь в рукаве

С этой принципиальной оценкой российского участия в “Зеленой неделе” согласна и Ольга Бурлицкая, эмигрантка третьей волны, ныне ставшая немецким маркетологом:

— Я уверена, что российский павильон большинство русскоязычных бизнесменов в Германии просто проигнорирует: дела там не сделаешь, — утверждает Ольга. — И это тем более печально, что конъюнктура-то в Германии, да и в Европе в целом для русской еды очень неплохая. То, что сегодня русские не присутствуют на европейском рынке, — это только ваша вина...

Действительно, сегодня в Германии в экономике идут не менее бурные процессы, нежели в России. Как оказалось, переход на евро в буквальном смысле дорого обошелся немецким потребителям: начался неконтролируемый рост цен на продукты. По сравнению с нашей инфляцией, конечно, копейки — тем не менее избалованные европейцы очень остро отреагировали на это. Немецкого министра защиты прав потребителя, продуктов питания и сельского хозяйства Ренату Кюнаст журналисты буквально заклевали, и прежде всего — за курс на снижение поддержки сельского хозяйства.

Порядка 63 процентов бюджета Евросоюза идет на дотации аграрному сектору. Учитывая, что сельским хозяйством в той же Германии занимается около трех процентов населения, можно представить, в каких тепличных условиях они живут. При этом в Европе существует около восьмидесяти видов квот на различные продукты питания. В результате сельские производители стремительно теряют свою конкурентоспособность. Что прежде всего сказывается на качестве: найти сегодня в Германии натуральный продукт по сносной цене — очень большая проблема.

— С этой позиции российские продукты просто вне конкуренции, — утверждает участник выставки Александр Щербаков. — Наш крестьянин, выживавший все эти годы без элементарной поддержки, научился в конце концов производить качественную продукцию с низкой себестоимостью. Вы знаете, что сегодня чуть ли не лучшие в стране картошка и овощи выращиваются в Тюмени, где лето — два месяца? Это уметь надо! И то, что нас пока не пускают на европейский рынок, — лишь часть проблемы: процесс глобализации необратим, рано или поздно двери откроют. Но здесь другой фактор: торговать в России намного выгоднее, чем в Европе. Даже региональные рынки дают прибыль в несколько раз больше, не говоря уже о Европе. Скорее наоборот: наш рынок чрезвычайно необходим европейцам. И с этой точки зрения позиция на ярмарке у нас более чем неплохая.

Однако Ольга Бурлицкая категорически не согласна с такой постановкой вопроса:

— В Германии порядка четырех миллионов русских — это огромный рынок сбыта. Существует такое понятие, как “русская еда”. В этом секторе нам здесь конкурентов нет. Да и немцев можно элементарно приучить к этой еде. Нечто подобное сейчас происходит с гречкой: еще несколько лет назад ее днем с огнем было не сыскать в Европе. А сейчас немцы распробовали ее, и уже появился спрос.

Чтобы доказать свою точку зрения, Ольга везет меня в “спальный” район, на улицу Постамерплатц, и показывает большой супермаркет, балансирующий на грани закрытия. Немецкий бизнес не выдержал конкуренции с расположенным на другой стороне улицы... турецким магазином, где торговля явно процветает. Тротуар перед ним заставлен лотками с овощами и фруктами, внутри не очень опрятно, чувствуется характерный “совковый” запах, но полки ломятся от турецких продуктов, в кассу — очередь. Ольга берет пачку с сыром:

— Этот турецкий сыр, может быть, не самый лучший. Но это все равно сыр, причем дешевый, и средний немец его купит. А начинал директор этого магазина с кебабов (в московской версии — шаурма). А сегодня кебабы составляют реальную конкуренцию немецкой баварской сосиске. Притом что американская котлета — биг-мак — и близко не стоит с кебабом и сосиской... Мое мнение как маркетолога, что “русская еда”, русские продукты — на порядок выше турецких. Кюнаст просто повернута на качестве, и Гордеев с ней — в великолепных отношениях. Надо это использовать: наши продукты будут иметь здесь большой успех. Да, сегодня для россиян здесь слишком маленькие прибыли — 15—20 процентов максимум. Но ведь нужно понимать, что это европейский рынок, где главный фактор — стабильность, а значит, надолго. Понимаете, русские есть везде — грубо говоря, у России везде свои люди. И если это грамотно использовать, я вам скажу, эффект может быть ошеломляющий...



Разговор с министром о политике

— Да, я согласен с вашей оценкой: по большому счету в Европе нас никто не ждет и не собирается пускать, — уже в самолете на обратном пути сказал мне первый вице-премьер правительства РФ, министр сельского хозяйства Алексей Гордеев. — И это действительно было в большей степени политическое мероприятие, но не в том смысле, как это понимает большинство. Россия впервые показала, что у нее есть собственная аграрная политика. Понимаете, европейцам интересен прежде всего российский рынок. И мы на этой выставке продемонстрировали, что готовы сами наполнить его. И, я думаю, это вызвало определенную озабоченность со стороны зарубежных партнеров.

Действительно, с этой позицией можно согласиться. Большинство отечественных СМИ представило главной целью поездки Гордеева (равно как и главным итогом “Зеленой недели”) переговоры с членом Еврокомиссии по развитию сельского хозяйства и села Францом Фишлером по вопросу квотирования поставок российского зерна. Напомним: перед Новым годом Евросоюз резко ограничил поставки российского зерна в Европу.

Тем не менее вся хитрость заключается в том, что России от этих квот ни жарко ни холодно: существенное влияние на отечественную экспортную политику это не повлияет. С другой стороны, европейцы чрезвычайно болезненно реагируют на любое ограничение доступа своей продукции на наш рынок. Учитывая предстоящие переговоры Евросоюза с ВТО по тому же вопросу квотирования, можно представить, в какую сложную ситуацию загнали себя европейцы.

Российское сельское хозяйство — фактически единственная отрасль, которая добилась за десять лет значительных результатов (нефтяные и прочие сырьевые компании я не беру в расчет: это скорее варварское разбазаривание народного достояния, нежели цивилизованный бизнес). Правда, произошло это как-то неожиданно, но тем не менее наш сельскохозяйственный рынок — один из самых привлекательных в мире. На переговорах этот фактор можно использовать как тяжелую артиллерию.

И, судя по довольному виду Алексея Гордеева, он именно так и поступил. С этой точки зрения “Зеленую неделю”, наверное, стоит считать мероприятием удавшимся.






Партнеры