ГУД БАЙ, АРМЕНИЯ

23 января 2003 в 00:00, просмотров: 762

“Эта страна никогда не сможет заработать на туризме”, — сказала журналистка. Вокруг были потрясающей красоты горы, серый остроконечный храм нависал над ущельем, вырастая прямо из скалы. На этом фоне тезис звучал более чем странно. “Эти горы — слишком суровы. А в эти храмы нельзя ходить толпой, рассеянно слушая экскурсовода. Эта красота — не для всех”, — пояснила журналистка свою мысль. И я с ней согласилась.

У Армении есть всё: солнце, фрукты, горы, маленькое “море” — Севан. Но ей не дано стать “туристическим раем”. Потому что на всем ее укладе, на всей ее культуре, на всей ее политике — внутренней и внешней — лежит отпечаток прошлой беды. Геноцид и почти сто лет спустя дает о себе знать. Даже грядущие в феврале выборы президента проходят под его “тенью”. Потому что главный вопрос к потенциальным кандидатам сегодня — на кого “ориентирован”. Тем, кто тянется “к Западу” — читай к НАТО, читай к Турции, — во власть дороги нет. Но Армения — стратегически важная часть Закавказья. И для проникновения “западных идей” всегда находятся лазейки. Не мытьем, так катаньем...

`

Каждый высокий гость, прибывающий в Ереван, отправляется не к Могиле Неизвестного Солдата, как в прочих “союзных” столицах, а к серому монументу на горе, где два клинка вонзаются в небо - памятник жертвам Геноцида. Борис Ельцин во время своего отпуска первым делом пошел к символу армянской трагедии, а вот официальные турецкие лица не поднимались к монументу никогда...

Если посмотреть с этой колокольни, то становится понятно, почему даже сегодня мирная, светская Турция не может стать другом Армении. Не станет — пока не покается за грехи Османской империи. А значит, так и будет жить Армения — ощетинившись. С одной стороны — исторический враг, Турция. На территории которой ко всему прочему находится легенда Армении — гора Арарат. Вот еще — дополнительная обида. С другой стороны — “концептуальный противник”, Азербайджан, который до сих пор в официальных документах называет границу с Арменией “передовой линией фронта”. С третьей стороны — экономический оппонент, Грузия. Страна, конечно, дружественная, но в состоянии кризиса. А потому сдирает с Армении за транзит грузов по ее территории бешеные деньги: до 80% стоимости перевозок приходится на маленький грузинский участок.

Есть еще четвертая сторона. Та, к которой Армения вынужденно тянется. И не может дотянуться: нет общих границ, нет транспортного сообщения, только по воздуху. Зато есть понимание, что без России в окружении не выжить. Правда, в последнее время в альянс Армения—Россия стал вклиниваться еще один партнер — очень далекий, но очень богатый. США имеет свои интересы на всем постсоветском пространстве; особенно интенсивно эти интересы проявляются в Закавказье. А к Армении у США интерес не просто особый — повышенный. Этот кусочек Закавказья пока никак не вписывается в мозаичную картину, выложенную умелой рукой американских геополитиков. И как раз этой своей вызывающей “дисгармоничностью” очень раздражает. Есть огромное желание привести страну к общему закавказскому “проамериканскому знаменателю”...

Ради этого не жалеют ни денег, ни даже политических поблажек, обещая посодействовать в решении вопроса по Нагорному Карабаху. А поскольку Армения сегодня на перепутье — грядут президентские выборы, — борьба становится особенно жаркой. Наметившийся “заокеанский крен” виден невооруженным глазом.

Американское подспорье

Этого я увидеть не ожидала... Новенький аквапарк, с каскадами бассейнов, цепью фонтанов, разноцветными спиралями водных горок... В блокадной-то Армении?! В памяти всплывали рассказы подруги двухлетней давности. Периодически она приезжала в Москву из Еревана — отогреваться — и делилась страшными подробностями своего быта. Жила она в высотном доме, из-за отсутствия электричества каждый день приходилось добираться до своей квартиры на десятом этаже пешком. Кухонная плита была тоже электрической — поэтому готовили на буржуйке. Ей же и обогревались: тепла в домах не было. Деревья шли на топку, и городские кварталы очень быстро лишились своей растительности...

На месте вырубленных деревьев так пока ничего и не выросло. Зато ереванские улицы вечерами переливаются гирляндами огней. Фасады отреставрированы умелыми руками западных мастеров. Дороги по всему городу перекопаны: срочно (к выборам) перекладывается асфальт. И это повсеместная стройка — тоже показатель. В стране крутятся деньги, и немалые...

“Два года назад по центральной улице Еревана проезжало от силы десяток машин за час”, — на таком простеньком примере российский посол демонстрирует нам произошедшие перемены. За окном посольства — почти наша, московская “пробка”. Поэтому пример экономического прогресса воспринимается с пониманием.

Секрет “экономического чуда” прост: инвестиции. Армения живет за счет вложений извне. Причем вложения эти — в большинстве частные. Бюджет страны — 900 миллионов долларов; помощь армянской диаспоры, на деньги которой строятся магазины, поддерживается культура, — около 500 млн. Каждая армянская семья имеет ежемесячную “прибыль” от зарубежных родственников из России и Америки — от 200 до 500 долларов на человека (в Армении сегодня, по некоторым данным, — 1200000 жителей). Но частная помощь — это далеко не все деньги, которые идут сейчас в страну...

Существует устойчивое мнение, что Россия — важнейший экономический партнер Армении. Это действительно так. Но... По последним данным, Армения вышла на второе место среди стран, в которые активно вкладывает деньги Вашингтон. Американская помощь Армении достигает сегодня 42 долларов на человека. Для сравнения: помощь Боснии составляет 34 доллара на душу населения, Руанде — 3 доллара, России — 1,40, а Индии — 14 центов. Одно перечисление программ, под которые выделяет средства штатовское правительство, заняло у нашего посла минут десять. Америка сегодня вкладывает деньги в развитие сельского хозяйства Армении, в компьютеризацию школ и институтов, в строительство жилья для военнослужащих — это только правительственные проекты. Неправительственные американские организации строят дороги, реставрируют исторический центр Еревана, реконструируют 400 объектов культуры...

А что же Россия? “У нас, увы, таких программ с Арменией нет. Только военное сотрудничество”, — констатировал посол. Осенью Ереван посетил премьер Касьянов. Информационные агентства радостно сообщили о том, что Армения передает нам акции ряда предприятий в счет погашения своего государственного долга, который достигает 93 млн. долларов. “Под Россию” уходят Разданская ГРЭС, завод “Марс”, несколько НИИ. Сейчас это “советское богатство” в упадке. Россия может попытаться хоть как-то привести его в порядок, поимев с этого свои дивиденды, конечно. Но почему-то не все воспринимают это как благодеяние.

“Почему Россия поступает так с Арменией, которая является дружественной страной? — задавал нам вопрос депутат армянского парламента, лидер одной из демократических партий. — Ведь долг Армении по сравнению с другими, менее дружественными странами не так уж и велик. Но некоторым, которые воруют газ, его реструктурируют, а у нас забирают предприятия, от которых зависит будущее страны”.

Скепсис политика понятен. Нынешнее армянское руководство очень щедро распоряжается госсобственностью, отдавая иностранным владельцам самые ценные, порой стратегически важные объекты. Армянская энергосистема, например, отдана в пользование некоему офшору, зарегистрированному гражданами Великобритании. Стоит ли удивляться, что в один прекрасный день весь Ереван остался без трамваев и троллейбусов: люди не могли даже добраться до работы. Иностранные владельцы попросту отрубили транспорт от сетей за неуплату. Не их же граждане страдают. А в ереванском аэропорту “Звартноц” невозможно дать простенькое объявление типа “Вас ожидает гражданка Никанорова”: аргентинский владелец запретил “засорять эфир”. И еще установил аэропортовый сбор: теперь за вылет из Еревана надо отдать около 15 долларов. Но больше всего, конечно, страдают местные любители армянского коньяка. Французы, которым продана гордость армянского виноделия — завод “Арарат”, — безусловно, родоначальники коньячного дела. Однако истинные ценители напитка считают, что с приходом иностранцев на предприятие специфический вкус “Арарата” и “Ахтамар” безнадежно загублен.

На перекрестке осей

Разбазаривание “армянской собственности” — тот камешек, споткнувшись о который, нынешнее руководство Армении во главе с президентом Робертом Кочаряном может сломать себе ноги. “Нынешний курс приведет страну к гибели” — этот тезис встречается в предвыборных речах лидеров почти всех армянских партий — от разного оттенка либерально-демократических до коммунистической.

Партий в республике много — даже слишком. В одном высоком кабинете нам назвали цифру 114, добавив при этом: “Если за то время, что мы с вами разговариваем, не появились новые...” Через два часа, в другом высоком кабинете, нам назвали цифру в 140 единиц. Уже наплодились?.. Отсюда и “гордое название” большинства армянских политических объединений — партии “Запорожцев”. Бравые казаки тут ни при чем — просто говорят, что весь партийный актив какого-нибудь очередного движения запросто поместится в непритязательный “народный автомобиль”. Большинство этих “партийных лилипутов” отличается друг от друга только фамилией лидера. Различий в программах не углядеть даже самым дотошным аналитикам.

Тех же, кто реально сможет побороться на грядущих выборах, — можно пересчитать по пальцам. И делятся они даже не по принципу “левые—правые”, а по географической оси “Восток—Запад”. К “прозападным” партиям относят Армянское общенациональное движение экс-президента Левона Тер-Петросяна. Активисты партии из числа бывших чиновников и действующих олигархов имеют немалые счета в западных банках. Соответственно и взгляды их устремлены туда же...

К безусловно “пророссийским” относится Коммунистическая партия Армении. Но хотя коммунисты и считаются одной из крупнейших партий в республике (их фракция — вторая по численности в парламенте), все же их кандидат — фигура малопроходная. Даже если все партии социалистического направления соберутся в блок (как они намереваются) и выдвинут единого кандидата. И это понятно. Коммунисты-социалисты замерли в своем развитии: в их кабинетах, на стенах, выкрашенных масляной краской, — портреты Ленина и Андропова, секретарши в серых костюмах, как и двадцать лет назад, стучат резолюции на раздолбанных пишущих машинках, как будто на дворе — не век компьютеризации. И речи о советском братстве и единении звучат приятно на слух, но имеют мало общего с реалиями...

Многочисленные партии демократического толка — по большей части “пророссийские”. Их лидеры прекрасно осознают, что “золотой американский дождь” — это аванс, за который потом придется щедро расплачиваться. Однако существующие российско-армянские отношения их тоже мало устраивают. “Ну неужели российские политики не понимают, что Армения — стратегически выгодный партнер?! — удивляется председатель фонда “Перспектива”, политолог Арам Карапетян. — Конечно, мы много говорим о дружбе, но что — на деле? Нам не хватает перспективного стратегического плана взаимовыгодного сотрудничества. Ереван, например, мог бы стать эффективным союзником Москвы в решении ее нелегких проблем на Каспии. Ведь, несмотря ни на что, развитие отношений с Исламской Республикой Иран, с учетом событий в Закавказье, можно считать стратегическим направлением российской внешней политики. Формирование реальной политической оси Москва—Ереван—Тегеран будет способствовать постепенному возврату в этом регионе утерянных Россией позиций”.

Заокеанские геополитики, реально осознавая такую возможность, сегодня не только вкладывают в Армению деньги, решая ее насущные проблемы, но еще сулят невиданные политические дивиденды. Американские переговорщики, например, обещают раз и навсегда решить проблему Карабаха в пользу Армении. Но с одним условием... Всего-то и требуется, что “продать” НАТО небольшой участок границы с Турцией — где-то около 42 километров (район Мегри). Если это произойдет, то в регионе образуется коридор, по которому пройдет совсем другая “ось” — Турция—Азербайджан—закавказские республики России. Что это означает для нас — объяснять не надо...

Те же партии, что поддерживают президента, да и сам Роберт Кочарян, — балансируют сегодня на “грани интересов”. Правительство с легкой душой принимает американскую помощь, договаривается о сотрудничестве с НАТО — да что говорить, если даже некоторые министры имеют американское гражданство... Но при этом все же не забывают, что Россия — близкая держава. Как выразился спикер парламента Армен Хачатрян: “У нас с ней — чувственные отношения”. Не забывают и о том, что Турция и Азербайджан — еще ближе. И случись что — никто, кроме России, не поможет...

За все в ответе

К цитадели армянского парламентаризма ведут крутые и высокие ступени. Пока пересчитаешь ногами этот ряд монументальных гранитных “плит” и доберешься до входа — поневоле задумаешься о тяжкой участи народного избранника. Тем более что парламент Армении сегодня в первую очередь ассоциируется с трагическими событиями 27 октября 1999 года. Тогда от рук террористов, ворвавшихся в зал заседаний, погибла почти вся верхушка страны: спикер парламента Карен Демирчян и два его заместителя, премьер-министр Вазген Саркисян...

По странной случайности от рук маньяков погибли люди, которые имели свой — отличный от президентского — взгляд на разрешение проблемы Нагорного Карабаха. Еще большей странностью некоторые называют одно стечение обстоятельств: расстрелянные спикер и премьер только что вернулись из Москвы, где они обсуждали возможность вхождения Армении в состав зарождающегося Союза Белоруссии—России...

Роберту Кочаряну пришлось нелегко. Оппоненты припомнили, что и Карен Демирчян, и Вазген Саркисян составляли президенту немалую конкуренцию. Армения, раз поддавшись патриотическим настроениям, выбрала в президенты героя Нагорного Карабаха. Но потом военные страсти поутихли, и ереванцы (а большая часть армянских избирателей живет именно в столице) вернулись к своим “снобистским убеждениям”, из которых следует, что армянин из провинции — не самый подходящий вариант на должность первого лица страны. В отличие от карабахца Кочаряна Демирчян и Саркисян были “своими”, ереванскими...

Вспоминая трагедию трехлетней давности, армянские собеседники обязательно расскажут, что президент вел себя на редкость пассивно. Тогдашний министр обороны Вагаршак Арутюнян практически самовольно ввел войска в Ереван и оцепил парламент, в котором засели террористы. Не сделай он этого, бандиты так же спокойно покинули бы здание, как в него и вошли. “Самоуправства” министру не простили: он был отправлен в отставку и лишен всех воинских званий. Факт — немыслимый. Процесс над бандитами идет по сей день. Причем главный обвиняемый — Унанян — ведет себя слишком самоуверенно и развязно. Не так давно он вообще пожелал выдвинуть себя кандидатом в президенты. На одном из последних заседаний обзывал прокурора неприличными словами — и все ему сходит с рук. “Такое впечатление, что Унанян просто кого-то шантажирует своими показаниями либо “непоказаниями”. Оттого и держится так уверенно”, — говорят собеседники в приватных беседах. И в самом деле: Унанян очень часто меняет свои показания. В качестве “причастных” к преступлению он уже несколько раз называл разных политиков и депутатов. И опять же по странной случайности среди них оказывались люди, которые увлекались критикой либо шли на местных выборах оппонентами кандидатурам власти...

В канун выборов трагедия опять дала о себе знать. В деле об убийстве “армянского Эрнста” — главы общественного телеканала Тиграна Нагдаляна — все время натыкаешься на “октябрьский след”. Убитый журналист, которого называли “соловьем Кочаряна” (он был явно пропрезидентского толка), в свое время учился вместе с главарем террористов Наири Унаняном и имел с ним неплохие приятельские отношения. А новым, назначенным на место убиенного председателем общественной телекомпании стал советник президента Алексан Арутюнян. Который не так давно обвинялся в причастности к организации теракта в армянском парламенте 27 октября 1999 года и даже отсидел несколько месяцев в следственном изоляторе...

Вообще-то вешать на главу государства политические убийства и теракты — это “нормальная практика” всякой оппозиции. За период правления Кочаряна в республике действительно было несколько громких убийств. убит генпрокурор республики Генрих Хачатрян, застрелен заместитель министра обороны Армении Ваграм Хорхоруни, в автомашине найден труп заместителя начальника отдела внешних связей Таможенного управления Армении Артура Мнацаканяна, от взрыва гранаты погиб бывший министр по государственным доходам Гагик Погосян. Президента можно назвать повинным в этих злодеяниях — как и всякого главу государства, который не может справиться с коррупцией и криминалом в своей стране...

Понятно, что в предвыборный период все валится в кучу. И продажа госимущества, и политубийства ложатся на “антипрезидентскую” чашу весов. В качестве “довеска” гостям показывают набережную, вдоль которой тянутся казино и игральные дома. По слухам, все это богатство принадлежит родственникам президента и его соратникам. Но даже на этом общем “антипрезидентском” фоне все прекрасно понимают, что Роберт Кочарян — самая реальная кандидатура на грядущих выборах. За ним — самая крупная парламентская фракция “Единство” . За ним — чиновники и олигархи. Все они сейчас имеют свою долю в бизнесе под названием “Республика Армения”. И потрясения, которые грядут с приходом нового человека, им совсем не нужны...

Оппоненты же хоть и многочисленны, но разрозненны. А административный ресурс — он и в Армении административный ресурс...




Партнеры