СМЕРТЬ СО ВСЕМИ НЕУДОБСТВАМИ

25 января 2003 в 00:00, просмотров: 194

На этой неделе случайно разбудили совесть.

Теперь уже сложно разобраться, кто в этом виноват. Может, все из-за оттепели — снег подтаял не только на улице, но и в отдельно взятых головах. Проснулась совесть, злющая, как мегера, — так бывает зол разве что медведь, которому не дали досмотреть сладкий зимний сон. Одного совесть отшлепала, троих до цугундера довела, а уж скольких на тот свет по доброте душевной спровадила — и не сосчитаешь. За неделю три явки с повинной и более двадцати самоубийств. Вот такая совестливая арифметика.

Надолго ли нам выпало такое счастье, сказать сложно. У совести свой режим, иногда годами дрыхнет, и хоть ты из пушки стреляй — без толку. Зато в другой раз вроде бы и не ждешь ее, а она как схватит за горло! И ты уже сам не свой, переворачиваешься с боку на бок более 50 раз за ночь, а утром бежишь каяться. Только сначала лучше проверь, не померещилась ли тебе совесть спросонья? Она ведь, плутовка, может и пошутить. Зато потом возведешь на себя напраслину и будешь рассказывать, как часовню развалил в XIV веке...

...На старика сбежалось смотреть все поселковое отделение милиции. Штука ли, человеку сто лет в обед, а он в убийстве с расчленением трупа признается. Не хочу, говорит, с собой грех в могилу тянуть. Совесть проснулась. Так и пишите: два года назад зарезал любимую сестру. Она из другого города приехала погостить. Ну, повздорили, вот я и того... не сдержался. Труп? Все как по писаному — расчленил, в землю закопал и надпись написал. И главное, никто ее не хватился. Других родственников у женщины нет, соседи решили, что уехала к брату навсегда. Нет человека — нет воспоминаний.

Опера молча постояли да в затылке почесали. Рассказ вроде складный, да и видно, что мучается старик. Пошли в лес. Блуждали до темноты — без толку. У убийцы прогрессирует склероз, за два года позабыл, где север, где юг, да и могила — не подосиновик какой-нибудь, от ландшафта не отличишь. Вдобавок везде снега по колено. Промаявшись трое суток, стражи порядка догадались телеграфировать в город, где жила покойница: мол, очень интересует нас судьба Натальи Павловны. А то у нас один герой Куликовской битвы похоронил ее, только вот где — не помнит.

Бумагу, как водится, спустили к участковому. Парень лично знал Наталью Павловну с пеленок (в одном дворе росли). Прочитав известие о ее возможной кончине, лейтенант еще долго ахал, крякал, утирал украдкой слезу, хотя сам не далее как вчера видел старушку в торговом ряду. Но, знаете, “видел — не видел” — это несерьезно. Раз начальство пишет “умерла”, с ним лучше не спорить. Анискин отбил телеграмму — два года назад съехала старушка в Могильцевский переулок. В верхах почесали в затылке, подивились своеобразному чувству юмора офицера и придали ответу необходимый официоз: ваша информация подтверждается, Наталья Павловна исчезла. Возможна криминальная подоплека.

И тут случилось невероятное. Дед, который яростно убеждал всех в собственном коварстве, побледнел как мел. “Да вы что... Какое убийство? Белены объелись? Пошутил я! Мы уже восемь лет не виделись! Просто последние два года от нее нет ни строчки, вот я и решил соврать насчет расчленения. Хотел, чтобы проверили, где она, жива или преставилась давно. Вас ведь иначе не заставишь почесаться”.

Уф-ф! От милицейского суда Линча дедушку спас только преклонный возраст. Но как же ответ из милиции по месту жительства бабули? Тоже шутка? Стражи порядка сразу отписали еще одну депешу: умоляем, без всяких “могильных” аллегорий сообщите, где старушенция? На этом свете или на том? Участковый пожал плечами, подивился тупости начальства и повторно отправил телеграмму — Наталья Павловна живет в доме 1 по Могильцевскому переулку. Хоть поверьте, хоть проверьте.

После долгих дебатов по переписке старушку нашли. В том самом доме 1, целую и невредимую, несмотря на название переулка. Мадам переехала два года назад. А брат-бездельник, которого она попросила приехать и помочь таскать вещи, отказался наотрез. Вот и затаила обиду Наталья Павловна, и перестала отвечать на письма.

Кстати, чистосердечное признание из старика все же выбили. У него совесть так разболталась — не задушишь, не убьешь. Боевой дед признался, что месяц назад взял штурмом аптечный киоск. Ночью взломал дверь и стырил весь спирт, а заодно медикаменты. Но, видать, не помогли лекарства. Привлекли деда за кражу и за издевательство над органами правопорядка.

ОБ ОТДЕЛЬНЫХ ПРОИСШЕСТВИЯХ. Снова явка с повинной. На сей раз всамделишная. Два закадычных друга пили по случаю Крещения. На седьмой рюмке один разбил о голову другого... микроволновую печь. Видать, в бытовой преступности тоже наступила эра научно-технического прогресса. Труп также мастерски был разделан, вынесен на улицу, а потом убийце стыдно стало. Совесть, язви ее. И со словами “вы знаете, мне очень неудобно вас беспокоить по пустякам...” он явился в околоток.

Кстати, характерная деталь — убийства с расчленением трупа раскрываются почти всегда. Секрет прост: каким бы чистюлей ни был потрошитель, в месте, где он издевался над телом, все равно останутся следы. Пусть даже микрочастицы крови... И никакой “тайд” не поможет.

Грустный случай в Нагатине. Друзья вместе пили, потом поссорились, один другого ударил ножом в спину. Легонько так ткнул. И тут же попросил прощения. Помирились, продолжили пить. У раненого боль усиливалась с каждым часом, но он, человек совестливый, стеснялся вызвать милицию или хотя бы “скорую”. Действительно, злодей ведь извинился, неудобно как-то. Так и умер бедный с первыми лучами солнца. Смерть со всеми неудобствами. Убийца задержан.

Двое отроков по пьяни заглянули в парикмахерскую. Схватили набор с цирюльными принадлежностями и убежали. На улице отловили какого-то паренька помладше и пожиже, скрутили и устроили... насильственную стрижку! Можно себе представить противоречивые чувства, которые испытал бедолага: с одной стороны — бесплатно, с другой — кто поручится за качество... Хулиганы обкорнали клиенту полголовы, потом появились карательные органы. Естественно, в милиции воришки жутко стеснялись, причитали. И даже пытались плакать. Словом, все, как в анекдоте про проснувшихся 8 ноября с похмелья Ленина и Дзержинского: “Вчера Зимний брали? А из “Авроры” стреляли? Фу-у, как стыдно”.

Еще одна категория людей, которым неудобно жить на этом свете, — самоубийцы. Тоже не смогли договориться с совестью? Читаешь предсмертные записки этой недели — оторопь берет. “Так я больше жить не хочу, простите и прощайте”. “Люблю своих детей, не могу больше жить с мужем. Прошу простить меня”. “В моей смерти прошу никого не винить”. “Я думаю, находясь в здравом уме, это будет лучше для общего блага, чтобы не трепать вам нервы, я очень хотела ребенка”. Нет, ну ее, такую совесть. Если она заставляет людей совершать страшные, глупые, бессмысленные поступки, пусть лучше дрыхнет дальше. Хотя бы до весны.




Партнеры