КИОСК ИЗ ПОДНЕБЕСЬЯ

27 января 2003 в 00:00, просмотров: 468

Эта неприятность стряслась в 2000 году. На Лесной улице, у Белорусского вокзала, “Московский комсомолец” поставил один из своих торговых павильонов. Красивый такой, фирменный — их по Москве много. Правда, пока искали возможность подключить электричество, собирали подписи, увязывали и согласовывали, павильончик пустовал.

Но однажды, снежной и метельной декабрьской ночью... внезапно исчез. Как ветром сдуло.

Видно, кто-то запасливый положил глаз на красавца: в хозяйстве, мол, любая веревочка сгодится.

Но “МК” повезло: после энергичных поисков пропажу удалось обнаружить. Следы увели за пределы Москвы — в подмосковную Малаховку. 10-е отделение милиции при ОВД “Тверской” ЦАО даже нашло некую гражданку Смирнову (Сысоеву) — даму не старше 30, по специальности — бухгалтера, переехавшую в столицу из Еревана. Она-то, как оказалось, и умыкнула трофей за кольцевую.

Опер из угрозыска и представитель ЗАО “МК-Сервис”, прихватив сметливую бухгалтершу, немедленно рванули в Малаховку. Дальше ограды частного поселка, где утопали в снегу новорусские дачи, их не пустили местные секьюрити. Но опознать пропажу не составило труда даже издали:

— Вон, на крыше стоит!

Фирменный павильон одной из самых популярных газет напоказ торчал на чьей-то недостроенной крыше. Наглые воры даже не спрятали его от чужих глаз.

— Ваша дачка? — строго спросил опер у преступной гражданки Смирновой.

— Не-а, — затрясла та головой. — А чья, не знаю. Сами мы не местные...

Словом, хозяина дачи по адресу: ул. Интернациональная, д. 14, дознаватели так и не установили. Для кого старалась несчастная Смирнова, осталась неясным.

Впрочем, не такая уж и несчастная. Сыщикам из 10-го о/м страшно не хотелось возбуждать против гражданки Смирновой уголовное дело. Уж не потому ли, что они неплохо знали ее таинственного заказчика?

Сперва представителю “МК-Сервис” отказали устно — “за отсутствием состава преступления”. А через год, после многочисленных проверок, Тверская прокуратура решила: признать действия милиции законными, дело в отношении Смирновой не возбуждать, потому что дамочка совершила всего-навсего самоуправство и теперь подпадает под амнистию.

Оно бы ладно. Павильон, как положено, был застрахован от “противоправных действий” (краж, вандализма, хулиганства) на кругленькую сумму, 120,3 тыс. руб. Но раз “самоуправство” в перечень противоправных действий не входило, страховая компания отказала в выплате. А обеспечить возможность хозяину —”МК-Сервису” — вывезти свое имущество из строго охраняемого поселка, где чужие не ходят, милиционеры отказываются.

Так и стоит газетный киоск на малаховской крыше уже 2 года...

Мы попросили разъяснить “пиковую” ситуацию адвоката Николая Серегина, заведующего юрконсультацией №25 МОКА:

— Что делает отделение милиции? Выносит постановление об отказе в возбуждении уголовного дела. А ссылается почему-то на постановление Госдумы от 30.11.2001 г., пункт “г”, в котором сказано о прекращении уголовных дел в отношении подозреваемых и обвиняемых женщин. Явное передергивание! Ведь чтобы прекратить дело по амнистии, надо сначала его возбудить.

Но важнее другое. Амнистия-то касалась женщин, совершивших преступления, за которые полагались наказания, не связанные с лишением свободы. Милиция увидела в действиях похитительницы киоска Смирновой самоуправство. То есть признаки состава преступления, предусмотренные ст. 330 ч. 1 УК РФ. Эта статья лишения свободы не предусматривает, все точно. Но откуда вообще взялось “самоуправство”? Исключительно из объяснений предприимчивой дамы: мол, заглянула на минутку в управу района “Тверское”, а там кто-то из сотрудников сказал ей, будто павильон бесхозный, бери не хочу... Она и взяла.

Проверить ее нельзя. Да и как, если Смирнова сама заявляет, что не помнит, с кем разговаривала. Если бы милиционеры нашли этого мифического сотрудника, можно было бы вести речь о самоуправстве. А так... Но дознание послушно приняло ее слова на веру, не проверило доводы лица, совершившего преступление. Между прочим, это — нарушение требований УПК.

Так что история с киоском — никакое не самоуправство, а самая настоящая кража. Ни о какой амнистии тут не может быть речи. К тому же кража — не пустячная, а совершенная в крупном размере. Это значит, что стоимость украденного имущества в 500 раз (или выше) превышает МРОТ, установленный на момент совершения преступления. В декабре 2000 г. МРОТ был равен 83 руб. 49 коп., значит, страховая стоимость торгового павильона “МК” превышала его в 1440 раз.




Партнеры