“ШИК” — ЭТО ПО-НАШЕМУ

29 января 2003 в 00:00, просмотров: 258

Сначала из Берлина пришла одна неприятная новость: наших в конкурсе Берлинского кинофестиваля не будет. Если не считать личного участия Чулпан Хаматовой в качестве актрисы, сыгравшей в немецком фильме, взятом в конкурс, “Гуд бай, Ленин!” (Goodbye, Lenin!), реж. Вольфганг Беккер. Но, как известно, особой заслугой русского кинематографа это считать нельзя: Хаматову в Германии давно любят и снимают регулярно, почти как свою. Потом с первого из трех важнейших в мире кинофестивалей посыпались новости поменьше, но получше. Про одну приятную — о включении дебютной ленты кинокритика Михаила Брашинского “Гололед” в программу “Форум” — “МК” написал вчера. Сегодня о другой радости — о новой картине Бахтиера Худойназарова “Шик”, которая включена в “Панораму” Берлинале.

“Шик” в прокат еще не вышел, прессе продюсеры фильма с российской стороны — “Централ Партнершип” — его тоже не представляли, но корр. “МК” картину показали. Предыдущий фильм Бахтиера Худойназарова “Лунный папа” (с Чулпан Хаматовой, кстати, в главной роли) был отмечен на фестивалях в Токио, Брюсселе, но особенно у нас, получив главные призы и на “Кинотавре”, и на “Золотом овне”.

“Шик” — тоже копродукция нескольких стран: Россия—Франция—Италия—Германия—Украина. Тоже посвящен детским впечатлениям режиссера — тут даже титр появляется: “Моим друзьям посвящается…” Тот же фирменный ритм: быстро-быстро, легко-легко. Только на этот раз обошлось без фантазий и полетов на крыше дома своего. Конечно, не обошлось без пряных декоративных элементов: алма-атинские улочки, дворики, полуразрушенные дома, в которых живут герои, — все есть. Но теперь это только фон для истории, которая могла случиться в любом городе мира. Вечная история о том, как дружили трое мальчишек — уже бреются, но еще хулиганят: то бочку с пивом из-под носа у растяпы-пивовоза уведут, то гантелей попытаются путь к воплощенному в костюме от Гуччи счастью проложить. С этого-то костюма, который, как им кажется, откроет все двери во взрослую жизнь, и начинаются все беды. Причем то, что их чуть не поймала милиция, когда они той самой гантелей витрину магазина, в которой выставлен костюм, разбили, по сравнению с остальным вообще ерундой оказалось. Надевая по очереди злополучный символ шика, ребята преображаются, будто вылезая из коротких с помочами штанишек, совершают “взрослые” поступки, ни один из которых не кончается ничем хорошим. Штырь (Александр Яценко) находит бросившего их с матерью много-много лет отца (потрясающе тонко и иронично сыгранного Андреем Паниным) и решительно приставляет ему нож к горлу, не зная, что делать дальше. В итоге бродит за ним хвостом и канючит: “Ну давай поговорим...” Гека (Артур Поволоцкий) ненавидит и одновременно любит свою мачеху (роль, легкая как перышко, Ингеборги Дапкунайте), работающую официанткой в дорогом отеле, и костюм ему нужен как пропуск за блестящие двери. После бурного выяснения отношений его выставляют за дверь. Немой (Иван Кокурин) — Лариосик нашего времени, безнадежно влюбленный в прекрасную продавщицу рыбы, — надев костюм, кажется ее бывшему крутому ухажеру серьезным соперником и получает удар ножом. Продюсеры привлекают внимание Николаем Фоменко, но эпизод его столь мал, что не стоит особого упоминания.

Можно сказать, “Шик” — это “Я шагаю по Москве” нашего времени или начало “Однажды в Америке” в декорациях азиатской части бывшего СНГ. В “Шике” нет ничего нового, но он сделан по старым добрым лекалам, и нет сомнения, что он понравится Берлину.






Партнеры