“РОМЕО И ДЖУЛЬЕТТУ” РАЗДЕЛАЛИ ПОД ОРЕХ

30 января 2003 в 00:00, просмотров: 592

В этом спектакле все смешалось в безумном коктейле — душераздирающий плач скрипки и ненормативная лексика, страстные объяснения в любви и сумасшедший рок-н-ролл. А все роли, даже женские, исполняют здесь красавцы мужчины. Что это такое? Трагедия Шекспира “Ромео и Джульетта”. Такой известная всему миру история любви и смерти предстала в Театре Луны, в постановке болгарского режиссера Лилии Абаджиевой.


Юная Джульетта (Евгений Коряковский) — длиннющая девица “в жутких розочках” — обрывает словоизлияния графа Париса (Иван Складчиков) по-нашему просто: “Обойдешься”. И папаша ей под стать: синьор Капулетти (Константин Стрельников) — нормальный бандюган с характерной распальцовкой, потирающий ладошки в предвкушении выгодного брака дочурки. А сердобольная кормилица Джульетты (Алексей Секирин) от избытка чувств крутит на сцене колесо. И только Ромео (Дмитрий Новицкий), как ему и положено, трепещет и смущается, объясняясь Джульетте в любви.

Начинается же все с того, что два высоких молодых человека в строгих классических костюмах выходят на сцену, садятся на стулья и задирают ноги. Вскоре появляется странного вида дамочка (Алексей Секирин) в пестром платье и черных мужских ботинках на босу ногу, оранжевых очках, с красной сумкой в одной руке и сигаретой в другой. Она обрушивает на зрителей душещипательную историю о том, как Джульетта от любви к Ромео “съехала с катушек”, а брат Лоренцо “облажался”, и Ромео нашел свою ненаглядную “с душком”. После того как зрителям являются три здоровенных мужика в цветных платьях на обручах с рукавами-буфами, то бишь синьора Капулетти (Максим Щеголев), кормилица Джульетты и сама Джульетта, и первые две начинают манерничать и хихикать — становится ясно, что трагедия превратилась в фарс. Отчего несколько особо щепетильных граждан покинули зрительный зал. И зря, потому что пропустили несколько занимательных сцен.

Это эпизод смерти Ромео и Джульетты. Когда влюбленные медленно и мучительно уходят к праотцам, а сверху на них льются потоки воды, и “умирающие лебеди” превращаются в мокрых куриц. И финальная сцена, когда в стробоскопном, дергающемся свете мелькают мужские фигуры в прилипших к их телам белых рубашках.

По мысли режиссера, современный мир настолько извращен и вывернут, что истинная любовь в нем невозможна, а “Ромео и Джульетта” — это просто сказка. Абаджиева предлагает посмотреть, как отношения двух влюбленных разворачивались бы в середине двадцатого века. Вот Ромео говорит Джульетте слова любви, глядя куда-то вверх — на балкон, наверное. А на заднем плане уже видна молодая семейка, как копия великого оригинала. Он (Максим Щеголев) в тельняшке и “она” (Алексей Секирин) в платьице на манер 60-х объясняются друг другу в любви, купаясь в сигаретном дыме и имитируя таким образом идиллию. Через некоторое время у молодых появляется дочка Зоя, а нежный Ромео превращается в среднестатистического Колю, который гоняет любимую жену пинками и называет “шваброй”. Перспективка безрадостная. Лучше уж помереть вовремя.




Партнеры