ПАПОВИНА

1 февраля 2003 в 00:00, просмотров: 835

Это существует испокон веков, но говорить об этом вслух во все времена считалось неприличным. Инцест, кровосмешение, миф, порожденный эдиповым комплексом и закрепленный в нашем сознании Фрейдом, — оказывается, в наше время это не такая уж и редкость.

“Несексуальная любовь к родителям и половая любовь питаются из одного источника”, — утверждал великий спец в области человеческих отношений и извращений. Феномен близости — как психологической, так и эротической — существует в любой благополучной семье. И трогательная привязанность девочки к отцу, ее желание выйти замуж “за такого, как папа”, впрочем, как и детское восхищение мальчика собственной мамой, — это нормально. Если, конечно, не переходить границ дозволенного.

Десятки дел в российских судах говорят об обратном. Мир сошел с ума: папы годами живут с несовершеннолетними дочерьми, сестры спят с братьями, дедушки лишают невинности внучек... Ветхие сюжеты ежедневно переписываются на новый лад. Как утверждают специалисты, в правоохранительные органы обращается лишь одна жертва из ста. Сор из избы выносится лишь в самом крайнем случае — когда другого выхода просто нет.


— Как вы смеете нам звонить?! — следующие четверть часа бабушка, московская интеллигентка в пятом колене, бранилась почище сельского грузчика. — Мне плевать на других — нам бы самим после всего этого кошмара хоть когда-нибудь прийти в себя!..

Их дело недавно рассматривалось в Хамовническом суде, и “МК” об этом уже кратко рассказывал. Папа — профессор престижного московского вуза — на протяжении нескольких лет развращал собственную малолетнюю дочь. Жена и близкие родственники, потрясенные рассказами ребенка, поначалу обиду проглотили — просто перестали подпускать насильника к девочке. Но, видимо, не в силах вынести разлуку с любимой, педагог подал в суд на бывшую жену, чтобы раз и навсегда забрать дочь под свою опеку. Можно только догадываться, какие “уроки” ждали бы малышку, окажись она полностью в папиной власти... Родным ничего не оставалось, как предать свою историю огласке. Папашу-педофила осудили на 12 лет.


Из досье “МК”:

Как показывает большинство научных исследований, отцы, совершающие инцест, вовсе не маньяки и даже не обладают какой-то сверхсексуальностью. Как правило, внешне это тихие, вполне пристойные мужчины с репутацией хороших семьянинов. Ни материальный достаток семьи, ни уровень образования супругов, ни тяга или отвращение к спиртному не имеют никакого значения.

По данным американского психолога профессора Дэвида Финкелхора, долгое время работавшего с отцами-насильниками, у них все же есть некие общие черты: половое возбуждение и эмоциональный комфорт они испытывают только в присутствии детей и не знают, как удовлетворить свои сексуальные потребности вне семьи.


Из досье “МК”:

По статистике, чаще от запретных связей страдают девочки. Впрочем, учитывая секретность, окружающую эту форму насилия, специалисты убеждены, что случаи сексуального “использования” мальчиков просто реже выходят на поверхность. Каждый четвертый инцест совершается с детьми в возрасте до пяти лет — известны даже случаи насилия над грудными младенцами!

Две трети матерей не верят своим чадам и с большим облегчением списывают их страшные рассказы на необычные детские фантазии. Но это, к сожалению, не так: лишь у трех процентов детей в возрасте до 12 лет, обследованных по поводу насильственных действий, наблюдалось расстройство влечения.

“ПОМНИШЬ МОЙ ПЕРВЫЙ КОНЦЕРТ? ЭТО БЫЛО ТОГДА”

— Я хотела вам принести фотографии Андрея, но ни одной не нашла — засунула их куда-то в тот день, когда Маша мне все рассказала. Впрочем, сейчас вы ее увидите — она копия своего отца...

Маша — светленькая голубоглазая девочка, тоненькая как тростинка — выпорхнула из танцкласса вместе со стайкой юных балерин. Быстренько оделась, натянула на плечи неподъемный ранец и полетела с подружкой вперед.

— Оказывается, это продолжалось пять лет. Куда я столько времени смотрела?! — переспрашивает Лена, Машина мама. — Да как мне вообще могло прийти в голову, что мой муж каждый вечер изменяет мне с дочерью!.. Не с другой женщиной, даже не с падчерицей — наверное, я бы уже и с этим смогла смириться, — а с нашей единственной кровинушкой?!

Лена, 30 лет, коренная москвичка, разведенка с высшим образованием, коммуналкой в хорошем районе и без всяких надежд на устройство личной жизни. Андрей, 22 года, деревенский парень из многодетной семьи, простой тракторист, отсидевший 5 лет по малолетке. Что между ними общего? Вот и Лена думала так же. Два месяца, пока она гостила у бабушки в Тверской области, он не оставлял ее без внимания. Такой спокойный, рассудительный, мудрый не по годам. Она и о разнице в возрасте узнала не сразу... В общем, в Москву Лена вернулась в положении. Звякнула Андрею — так, чтобы проинформировать, — уже решив, что обязательно будет рожать.

Через три дня он стоял на пороге ее квартиры с чемоданчиком в руках.

— Вот что: давай поженимся, — рубанул с порога. — Ребенку нужен отец.

С такой “биографией”, да еще без образования, на нормальную работу не устроишься — Андрея брали на “временку” то лифтером, то мусоровозчиком, даже в ближайшем подмосковном совхозе возился в теплицах. Денег, как ни крутился, зарабатывал мало. Лена брала дополнительные уроки, оставалась на продленку, подрабатывала репетиторством — дома ее практически не было. Благо Андрей Машеньку просто обожал и был готов сидеть с ней хоть круглые сутки.

Когда Маше исполнилось четыре года, мама отвела ее в хореографическую студию. “С девочкой нужно серьезно заниматься: у нее талант”, — обрадовали там. “Будет с утра до ночи ногами махать — лучше бы дома сидела...” — вдруг проявил недовольство папа. Когда через несколько месяцев Машенька пригласила его на свое первое выступление, Андрей почему-то прикинулся больным.

— Я не успевала собраться и попросила мужа помочь ребенку надеть колготки, — вспоминает Лена. — А сама пошла прихорашиваться в ванную...

В первый раз это случилось именно тогда.

— Почему ты так хорошо это запомнила, ведь тебе не было еще и пяти лет?.. — спрашивали потом малышку на суде.

— Ну как же: это же был мой первый концерт! Разве это можно забыть?! — совершенно искренне отвечала девочка.

“Только не говори маме. Это будет наша с тобой тайна. А я тебе шоколадку куплю, договорились?..” — шепнул он дочке. Дети обожают секреты, да и разве может обожаемый папа сделать с ней что-то дурное?

ГАДКИЕ СЛАДОСТИ

Их семейная жизнь катилась под откос. Андрей частенько не ночевал дома, а возвращаясь под утро, даже не старался хоть что-нибудь придумать в свое оправдание. Его вечная неспособность нормально обеспечить семью бесила Лену больше всего. Он же раз в месяц упрямо приносил тысячу рэ законной зарплаты и, утомленный непосильным трудом, отдыхал на диване перед “ящиком”. Лена горько вздыхала и, накормив мужа с дочерью ужином, отправлялась на кухню мыть посуду. Или забиралась на полчаса в ванну. Много-много пены и абсолютная тишина: после школы и крикливых учеников это был ее рай, ее отдушина, ее время, когда она могла побыть наедине с собой.

Пока она наслаждалась одиночеством — ее муж развращал их дочь.

На выходные он увозил Машеньку в деревню: “воздухом подышать”. Лена частенько оставалась в Москве: надо же кому-то обеспечивать семью...

Первой забила тревогу бабушка.

“Маша вечно голодная, одета как оборванка, — вправляла она мозги Лене. — И почему Андрей ходит по дому в трусах, ему что — носить нечего?!”

— У нас достаточно долго были нормальные супружеские отношения. Но потом он запил, загулял, и я твердо решила с ним развестись. Разъехаться из коммуналки было нельзя, и он остался жить в соседней комнате...

Иногда у Машеньки появлялась сыпь. Лена думала, что это аллергия на сладкое, и запретила шоколад. “Мама — строгая, папа — добрый”, — в детской голове все было просто.

— Она ведь даже ревновала меня к Андрею! — говорит Лена. — Он обнимает меня, а Маша отворачивается. “Я тебе отомстил. Не как женщине. Как матери”, — потом я вспомнила и эту фразу, а тогда просто не обратила на нее внимания.

Андрей, уже после того, как они развелись, продолжал на выходные ездить с дочкой в деревню. В пятницу вечером у Маши началась самая настоящая истерика. Ей уже было 10 лет, и она знала, что с другими девочками папы так не поступают.

“Не поеду с ним и все, — рыдала она. А потом призналась: — Больше не могу...”

— Если бы в тот день он вернулся домой, я бы его убила! — говорит Лена. Еще целый год они жили с насильником под одной крышей и ходили по врачам и детским психологам. Мама не отпускала дочь ни на шаг, а если не могла взять ее с собой, то запирала дома на ключ. И лишь когда Андрей пообещал выбить дверь, они обратились в милицию.

ВЗРОСЛЫЕ ИГРЫ В КУКЛЫ

Мягкие игрушки, машинки и много-много кукол — все как в детском саду. В центре “Озон”, специализирующемся на оказании помощи детям, перенесшим насилие, кого только не было...

Приходила бабушка с двумя внуками: старший малец, когда братец его не слушался, поступал просто — насиловал.

Другой мальчик с утра до ночи рисовал странные рисунки. Приглядевшись, родители поняли, на что это похоже... С ребенком долго работали психологи — и выяснили, что взрослые просто-напросто забыли вынуть из видика кассету с порнушкой. Впрочем, такой “впечатлительный” парнишка был один. У большинства маленьких посетителей центра диагноз один: домашнее насилие. В том числе и сексуальное.

— Дети, особенно маленькие, просто не знают, как об этом рассказать, и показывают, что с ними было, на куклах, — рассказывает Татьяна Журавлева, педагог-психолог центра “Озон”. — Самые сложные случаи для лечения — как раз инцесты. Особенно если ребенка не бьют и не угрожают ему — хотя таких больше, — и он годами не знает, плохо это или хорошо. Дети держат это в тайне, потому что с их стороны все честно и искренне: полное доверие и любовь к близкому человеку... У 60 процентов наших пациентов в процессе обследования обнаруживается букет “взрослых” болезней: от банальных вагинитов до сифилиса. Но для ребенка страшно даже не это. Не всякий взрослый может пережить предательство любимого человека, а тут — совсем еще малыши...

Детская психика мобильна. “Может, кошмар сам собой сотрется из памяти, и ребенок никогда о нем больше не вспомнит?..” — глотая валерианку, часто успокаивают себя родители. Бывает и так, но чаще круг замыкается: изнасилованные дети или сами становятся потом насильниками, или с их собственными чадами, в их собственных семьях этот ад повторяется.

Молодая женщина привязала к себе грудную дочь и шагнула с крыши двенадцатиэтажки. При осмотре тела оперативники нашли записку. Всего одна строчка: “Я не хочу, чтобы над ней издевался мой муж, как когда-то надо мной — родной папочка”.

— Матери чисто психологически сложно даже представить, что такое могло случиться с ее ребенком и в ее семье. Если сын или дочка ведут себя как-то необычно — агрессивнее или, наоборот, покладистее, — лучше перестраховаться и лишний раз посоветоваться со специалистом, чем спустить все на тормозах: все равно пережитое насилие рано или поздно даст о себе знать, — говорит Мария Мохова, директор Центра помощи пережившим сексуальное насилие “Сестры”. — К нам приходят уже взрослые женщины, которые не могут наладить нормальные отношения с мужчинами. И только после нескольких сеансов выясняется, что в детстве у них было ЭТО. Если же один из родителей совершает насилие, а другой не верит в это, то маленькому человечку не поможет никто.

Взрослые сами вольны распоряжаться своей жизнью, ребенок — нет. Поэтому во всем мире в отношении детей действует так называемая половая неприкосновенность. Долгое время в нашей юриспруденции главным козырем обвинения было нарушение девственной плевы.

— Папы никогда не признаются, что с собственным ребенком могли сотворить такое, и надеются, что если плева не нарушена, то им ничего не будет, — говорит адвокат Наталья Афонникова, бесплатно представляющая в делах о домашнем насилии интересы маленьких жертв. — Разработаны специальные методики, благодаря которым можно легко выяснить, было что-то или нет. Даже просмотр журналов и кассет легкого для взрослого и убийственного для детской психики содержания на юридическом языке называется развратными действиями, и за это дают срок.

ОТ ЛЮБВИ ДО НЕНАВИСТИ. И ОБРАТНО

Небольшой подмосковный городок гудит уже несколько месяцев.

— Уже отправили нашего папку на зону, а народ все никак не успокоится. Подходят к родственникам вроде бы с сочувствием, а на самом деле все подробностей хотят: что да как, да кто такая?.. Я вам расскажу как на духу: вдруг это кому-нибудь откроет глаза или поможет предотвратить несчастье. Только вы уж не пишите, где мы живем, ладно?.. — попросила Света.

Сашка был у нее первым и последним. Водил в кино, дарил цветы, малевал на заборе напротив ее окон: “Я тебя люблю!” После свадьбы молодые поселились у Светы. В одной комнате ютились ее предки, в другой — сестра с мужем и двумя детьми, в третьей, 13-метровой, — она с Сашкой. Через девять месяцев, как положено, появилась Вика.

— У нас в семье все жили как-то обособленно, никто никем особо не интересовался, — продолжает Света. — А когда годами бок о бок трутся столько человек безо всякой возможности хоть когда-нибудь разъехаться, то вообще видеть ничего не хочется. Приходя домой, каждый запирался в своей комнате...

Два дивана напротив друг друга, сверху — телевизор. Сашка обычно брал дочку к себе на кровать, чтобы она могла смотреть его вместе с родителями. Гладил, восхищаясь, по точеному носику, чесал любимой девочке спинку... После рождения Вики Света как женщина волновала его все меньше и меньше.

— Хотя мы прожили вместе 15 лет, секса у нас не было уже очень давно. Сашка не хотел, а потом и я отвыкла. Странно, да?.. — пожимает плечами Света. — Но даже несмотря на это, мы все равно были интересны друг другу. В выходные все втроем гуляли в парке, строили планы на будущее: как наконец кто-то из нас найдет высокооплачиваемую работу и мы сможем снять отдельную квартиру...

Скандалы у них были только из-за Вики: Сашка настоял, чтобы ее отдали в физико-математический класс, и бесился из-за вечных троек. “Она тупая и ничего в точных науках не смыслит — прямо как ты!” — обвинял он жену с высшим гуманитарным образованием.

Сашка за копейки работал у себя в городе. Света ездила в Москву, убиралась в чужих квартирах, потом устроилась гувернанткой. В семь утра за ней захлопывалась входная дверь и снова открывалась только поздно вечером. Денег, правда, теперь в семье было больше, зато отношения с мужем испортились окончательно.

— Мы разругались, и я поняла, что он больше не вернется. Через неделю он позвонил, мы хорошо поговорили... В общем, я хотела, чтобы у нас снова была семья, хоть и такая странная.

Когда она сказала об этом дочери, та вся сжалась, обхватила коленки руками и разрыдалась. Потом успокоилась и несколько часов говорила без остановки.

— Ма, ты, правда, очень хочешь, чтобы папа пришел? Честно-честно?.. — по-старушечьи подперев голову кулачком, допытывалась 11-летняя Вика. — Ты его сильно-сильно любишь? А я его — ненавижу! Каждое утро, когда ты уходишь, он ко мне пристает!

То, что малышка с двумя тоненькими косичками рассказала матери потом, — не приснилось бы в страшном сне и самому маркизу де Саду...

Так вот откуда ее ненависть к математике: папу бесило, что она ничего не понимает в цифрах, и он... наказывал ее за это сексом.

Так вот почему ее девочка вечно бледненькая: если она не хотела уступить и ублажить родителя по полной программе, он не разрешал ей гулять во дворе.

Остальные подробности — не для печати.

— Я слушала ее и понимала, что придумать ТАКОЕ просто невозможно, — вспоминает Света. — Хотя у меня на руках десятки экспертиз и мужа несколько месяцев назад посадили в тюрьму, я до сих пор надеюсь, что все это неправда...

После вынесения приговора Вика передала папе записку. Красный фломастер, большие буквы: “Папа, я все равно тебя люблю. Мы будем тебя с мамой ждать”.

— Я была потрясена — и это после шести лет издевательств... — Света закрывает лицо руками. — Правда, психологи говорят, что это хороший признак. Чтобы окончательно избавиться от кошмара, жертве нужно простить насильника. А может, нашему Сашке тоже кто-то жизнь поломал — мы же этого не знаем...




    Партнеры