ПРАВДИВАЯ ЛОЖЬ

1 февраля 2003 в 00:00, просмотров: 296

Почему женщины так любят лгать?

Нет, кроме шуток... Конечно, и мы иной раз можем что-нибудь эдакое завернуть — рассказец там, историйку или подробный отчет о тяжелых трудовых буднях на благо родины (зовут эту “родину” Маша или Света, причем сама она замужем, вот и приходится ради адюльтера обеденным перерывом жертвовать). Но согласитесь, у мужчин все это просто, примитивно и чаще всего совсем не авантажно. Неуклюжее вранье — как неудачный прыжок в фигурном катании. Пока летит — все прекрасно, а в конце — р-раз — и плюхнулся на лед. А почему? Да потому, что мужчины врут без вдохновения, по большой нужде. Нет внутреннего “врального” стержня, вот и получается чушь, липа, халтура.

У женщин все иначе. Прекрасный пол обманывает порой так, что дух захватывает. С толком, с чувством, с расстановкой. Неважно, сколько тебе лет — вранью все возрасты покорны. Дамы лгут по большей части автоматически, из любви к искусству. А когда их разоблачают, обязательно нагромоздят новую ложь. Словно песочный замок на берегу моря: чем выше, тем больше украшений, финтифлюшек, причудливых изгибов. Правда, потом все рухнет, но сначала невольно залюбуешься и умилишься: какая красота! Людмила Улицкая подметила верно: женская ложь — такое же явление природы, как береза, молоко или шмель.

...Дело, завершившееся на этой неделе в Никулинском суде, по-своему уникально: в Москве таких практически не возбуждают. И статьи УК экзотичны: заведомо ложный донос, понуждение к даче ложных показаний. Архаизм какой-то. Сейчас разве кого-то к чему-то принуждают? Просто предлагают деньги. Или комфортное место на кладбище. А ложных доносов в нашем государстве уже давно не пишут — правда, и ничего, кроме правды. Хотя нет, вру. Если донос писала женщина — лучше сто раз проверить.

Девица Костина (фамилия изменена) пришла на дискотеку с подругой. Собственно, никаких иллюзий по поводу этого ночного бара на краю земли она не питала. Что вы хотите, Очаково — звучит так же мрачно, как какой-нибудь Бронкс. Себя мадмуазель причисляла к высшим слоям атмосферы, благо училась на журналистском факультете престижного коммерческого вуза. Мечтала, наверное, стать Опрой Уинфри. А остальные — так, плебеи. Впрочем, порой нужно снисходить и до них. Вон у стойки бара два добрых молодца как уставились — сейчас шеи вывернут. Идем на абордаж!

Добры молодцы недурной наружности, в партикулярном платье оказались жителями этого же района. Поскольку рассвет был уже все заметнее, кавалеры пригласили дам к себе в гости. Чай, кофе, потанцуем... Барышни покривлялись для виду, но все же приняли интересное предложение. Дома все было вполне пристойно. Подруга скоро засобиралась — солнце встало, пора и честь знать. А Костина, будучи уже в изрядном подпитии, постепенно стала вести себя в высшей степени эпатажно.

“Посмотри на мои руки, — сказала она хозяину и задрала рукава. Запястья были сплошь покрыты царапинами. — Скоро твое лицо будет таким же”. Мрачное пророчество (позднее студентка пояснит, что ее исцарапала кошка). Впрочем, пьяная женщина еще и не такое выдаст. Хозяин пропустил угрозу мимо ушей. Вторая гостья ушла, а Костина все бродила по квартире, как тень отца Гамлета, и что-то бормотала себе под нос. Друзья уже прикидывали, как бы поделикатнее ее выставить, как вдруг... Что это было — боевой клич Чингачгука, стон раненой пантеры? Словом, издав победный клич, начинающая журналистка бросилась на ребят с ножом! Те еле успели отскочить в комнату и закрыть дверь. Последовали несколько мощных ударов по обшивке, затем мегера долго боролась с куртками и плащами в коридоре, нанесла смертельное ножевое ранение телефонному аппарату... В нем орудие и застряло. Хозяин на цыпочках вышел из укрытия, забрал нож и настойчиво попросил Офелию немедленно убраться. И тут между ними состоялся диковатый диалог.

“Двести десять баксов гони”. — “Откуда такая сумма?” — “Десять — на такси, а еще двести — компенсация за моральный ущерб. Иначе сообщу в органы, что вы меня изнасиловали”. Челюсть у парня стукнулась об пол. Он осмотрел поруганную прихожую, представил объяснение с предками, набрал в легкие побольше воздуху и послал покорительницу очаковских дискотек... как минимум в Жулебино, а то и дальше. Не принял угрозу всерьез, а зря. Вспомните слова философа: уста женщины всегда лгут, но ее поступки всегда правдивы.

Думаете, наша дива сдалась? Ни за что. В конце концов, она же журналист. Настойчивость и целеустремленность — вот главные качества этой профессии. Фея спустилась на нижний этаж, позвонила... Было 8 часов утра, хозяйка, женщина лет 45, уже бодрствовала. “Помогите, меня изнасиловали, нужно вызвать милицию, будете свидетелем”. Мадам недоверчиво осматривала “жертву”. Не плачет, синяков нет, одежда в порядке, лицо... М-да, конечно, не красавица — если б видел кто портрет принцессы той... И все равно: лицо злое, усталое, испитое, но уж точно не несчастное. Кто изнасиловал? Ах, эти... Тут уж соседка совсем озадачилась. Она знала этих ребят, благо в одном подъезде жили. За всю жизнь — ни разу ни грубого слова, ни глупого поступка... Полно, способны ли они на такое? Женщина пошла к мальчишкам прояснить ситуацию. Те, естественно, рассказали свою версию событий, хозяин продемонстрировал исполосованные обои... “Знаете, девушка, что-то не верю я вам, — прогудела соседка, возвращаясь в сопровождении Костиной к себе. — Ребята они хорошие, воспитанные, а вот вы... Уж разбирайтесь с ними сами, ладно?” — “Нет, вы должны мне помочь, пойдемте в милицию, подтвердите. А лучше — скажите, что они и вас изнасиловали. Точно, двоим наверняка поверят!” Тут терпению женщины пришел конец. “Уходите!” — крикнула она.

“Вы не хотите мне помочь? Да как вы... Хорошо, я вам устрою. Кто это у вас на фотографии?” (трюмо украшал портрет мальчика-школьника). “Сын”. — “Так вот, если вы не скажете того, что я прошу, я его зарежу!”

Бред. Как в сказке: чем дальше, тем страшнее. У несчастной женщины аж руки затряслись. Костину она все-таки выставила и подумала: не вызвать ли и впрямь милицию? А журналистка продолжила путешествие по подъезду. Позвонила в третью квартиру, четвертую, пятую... Скоро, наверное, весь дом был бы записан в жертвы изнасилования, но тут подвернулся ей под руку сын бывшего участкового. Человек простой, доверчивый, он взял фею под локоток и отвел в околоток. Здесь-то и началось самое интересное.

Девица Костина состряпала заявление. С сиренами и мигалками привезли опасных преступников — давешних друзей с дискотеки. Но когда будущую журналистку попросили проехать на медицинское освидетельствование, та замахала руками, словно ветряная мельница: “Да вы что! Да никогда в жизни! Я девушка порядочная, чтоб меня еще какой-то коновал щупал?..” А потом выпалила: мол, придумала я все. Не было никакого изнасилования. И вообще в Очакове секса нет. Отдайте заявление, я домой пойду.

Зачем врала? Из любви к искусству? Хотела денег с наивных столичных юношей поиметь? Журналистского опыта поднабраться? Нет ответа. На допросах в Никулинской межрайонной прокуратуре журналистка молчала, как Зоя Космодемьянская, только бубнила: отдайте, мол, заявление. Кстати, каждый раз на беседы ее сопровождала к следователю суровая мамаша. И на любой вопрос, даже о семейном положении, кричала: “Вы не имеете права!”

Конечно, ребятам повезло. И что в милиции им поверили. И что в квартире остались следы пребывания “жертвы” — не на кровати, а на стенах. А то ведь могли лет на десять загреметь.

На днях Никулинский суд вынес Костиной приговор: 2 года и 3 месяца заключения. А что вы хотите? Слово не воробей, вылетит — не поймаешь. Вынуждены напомнить прекрасным дамам: истинная женщина — не та, которая знает, когда соврать, а та, которая знает, когда сказать правду. Или промолчать. Если, конечно, это возможно.






Партнеры