МИЛИЦЕЙСКАЯ ХРОНИКА. С КЛИНИКОЙ

3 февраля 2003 в 00:00, просмотров: 968

В Серпуховском районном отделе милиции стоял запах “вчерашнего трупа”.

— Ни в коем случае не садитесь! — закричал нам начальник, указывая на стул. — Если не хотите испачкаться... кровью!

В кабинете подполковника Анатолия Мусийко — подозрительные пакеты, в которых и хранится содержимое с тошнотворным запахом.

— Нет помещения для хранения вещдоков, — извиняясь, поясняет он. — Еще положена сигнализация, сейф... Их тоже нет.

Посветив фонариком, подполковник показывает крысоловки. Где в предсмертных конвульсиях бьются пять откормленных длиннохвостых чудовищ. Печатная машинка 70-го “года рождения”, на которой западает десять клавиш, пылится на раздолбанном шкафу. В коридоре кромешная темнота: пять лет назад сгорела проводка, которая, по мнению электрика, восстановлению не подлежит.

— А здесь наша комната ужасов, — говорит Анатолий Алексеевич, распахивая... туалет. Покрытый грязной снежной шапкой пол, ржавые трубы, сгнивший потолок, с которого сочится какая-то жидкость и свисают два ледяных сталактита. Милиционеры в таких условиях еще шутят, о чем свидетельствует объявление над унитазом: “Не льсти себе, подойди ближе!”

В таком хлеву работают 18 (вместо предусмотренных по штату 30) сотрудников криминальной милиции и службы общественной безопасности. При том что Серпуховский район на третьем месте в области по количеству совершаемых убийств. Оперуполномоченные обслуживают территорию с 38 тысячами жителей и 244 садоводческих участка.

Отделение милиции располагается на первом этаже ветхого дома постройки 20-х годов. Десять лет назад здесь был притон для пьяниц, забегаловка “У Николая Николаевича”.

Гуляя по мрачным коридорам (из дырок в потолке на голову нам сыпались тараканы!), поднялись на второй этаж. Там, оказывается, притон для... бомжей. Обгоревшие стены и потолки с нецензурными надписями. Настежь распахнутые двери комнат, за которыми, кроме металлических кроватей, ничего нет.

— Как же вы с такими соседями живете? — спрашиваем начальника районной милиции.

— Прекрасно! — не без иронии вздыхает Анатолий Алексеевич. — Весь криминал под боком: особо опасные рецидивисты, недавно покинувшие зону, воры, бомжи, беженцы. Есть парочка интеллигентных семей. В дом заходят “на огонек” все кому не лень. Кухню на ночь закрывают решетками — “чужие” бомжи воруют посуду.

Что это, ноу-хау или ирония судьбы, когда преступники и милиция живут и работают в одних условиях? В Серпухове это обычное дело. Ближайшие годы милиционерам придется нести службу в таких условиях — их “притон” не внесен в программу по обустройству ветхого жилого фонда.




Партнеры