ЭТО ВАМ НЕ ДУРАКА ВАЯТЬ

4 февраля 2003 в 00:00, просмотров: 230

С ее Леоновым—Доцентом из “Джентльменов удачи” любят сниматься актеры, москвичи и гости столицы. Доцент — первый из киноперсонажей, отлитый в бронзе, вышел к народу на московскую улицу и замер на Аллее звезд напротив “Мосфильма”. И если литературная мама Доцента всем известна — Виктория Токарева, и кинопапу многие знают — Александр Серый, то имя скульптора до сих пор оставалось тайной... Знакомьтесь: Екатерина Чернышова.

Первый мужчина был комом

Обидеть художника может каждый... даже воспитательница детского сада.

Однажды, получив от воспитательницы кусок пластилина, Катя стала усердно лепить лыжника. Получилось очень даже похоже. Огорчало одно: лыжник все время падал. Когда пришло время сдавать работу, Катя скомкала человечка и в таком виде сдала работу. “Более бездарного и ленивого существа я еще не встречала”, — похвалила девочку наставница. Охота к лепке у пятилетней Кати была отбита враз и, казалось, навсегда...

Животная страсть

Когда Катя училась в седьмом классе, ее мама стала находить дома скульптурки животных, в основном собак. Одна из них была очень похожа на трагически погибшую любимицу семьи овчарку Санту.

Из оврага по соседству с домом Катя таскала глину. Сумками. И лепила, лепила. А вот к школьным занятиям относилась, мягко говоря, не очень. Но умная мама на родительские собрания не ходила — чего такого она не знала про свою дочь?..

А того, что на все предметы у Кати была одна тетрадь, на последней странице которой она рисовала “любимых” учителей. Однажды, забывшись, Катя ее сдала.

— Самое удивительное, — вспоминает Катя, — что тетрадь мне не вернули, никто из учителей ничего не сказал и никаких санкций ко мне не применили.

Что интересно, опять же благодаря “любимым учителям”, но уже в скульптурном изображении, Катю приняли в вечернюю художественную школу. Через два года, по окончании художественной и средней, мама с дочкой отправились в Суриковское училище.

Половой вопрос

В училище встретили неприветливо. На работы глянули вполглаза и указали на дверь. Но Кате, “отмеченной” воспитательницей детского сада, было не привыкать. “Всех догоню и перегоню!” — заявила она матери. Год ходила рисовать в Школу-студию МХАТ, занималась в мастерской у Гаруна. И когда через год ее опять не приняли в Суриковское, мама отправилась не в приемную комиссию, а в отдел кадров. “Я к вам по половому вопросу, — заявила она. — Моя дочь хочет учиться у вас в училище!” И Катю взяли в гардеробщицы, а через два месяца перевели в уборщицы. Так половой вопрос был решен: вымыл полы с утра — и иди в мастерские, лепи сколько душе угодно.

Ее учителем стал известный скульптор Олег Комов. Первые два года Катя училась как сумасшедшая. В группе к ней обращались не иначе как “Ленин”.

— Не понимаю почему! Революционности во мне нет, я человек тихий, — говорит она. — Может, потому, что я шла своим путем, в смысле — другим.

Что, кстати, впоследствии своеобразно отметил ее следующий учитель — Лев Кербель (все Марксы и Ленины в Москве — его рук дело). Он не уставал повторять: “Так лепить нельзя!” — а работы Кати ласково называл арбатщиной.

— Однажды он даже сломал мою скульптуру в виде изогнутой дугой девушки, державшейся на волосах... — такие у Кати воспоминания.

“Моргалы выколю!”

Год она была в кризисе, не занималась скульптурой, но бывший муж, скульптор, позвал в мастерскую.

— И что-то во мне дрогнуло. Опять начала лепить. Стали с мужем выставляться. И тут возник Леонов. Он мне всегда нравился как актер. И когда предложили его слепить, я сразу согласилась.

К тому моменту с вдовой Евгения Павловича и его сыном художница решила, что это будет именно Доцент, хотя поначалу родственники хотели что-нибудь лирично-душевное, например, его героя из “Осеннего марафона”. Катя купила фильм “Джентльмены удачи”, книги о Леонове. Ее эскиз родные Евгения Павловича одобрили, дальше — дело техники и таланта...

На торжественное открытие Аллеи звезд Катю не позвали. Да что говорить — даже Виктория Токарева лишь в ноябре 2002 года узнала из “МК”, что есть такая скульптура. Но Катя не обиделась. И когда тот же заказчик предложил ей слепить других киноперсонажей, согласилась.

Так появились Никулин из “Операции “Ы”, Папанов и Миронов из “12 стульев”. И хотя заказчик пока не торопится выставлять их на Аллее, Катя не тревожится. Ее идея — слепить большую галерею киногероев. Это Вицин и Моргунов из той же “Операции “Ы”, Александр Демьяненко, Фрунзик Мкртчян, Савелий Крамаров, который так похож на ее дедушку.

Еще Кате хочется изваять Нонну Мордюкову, Лию Ахеджакову, Инну Чурикову. А вот политиков лепить не хочет — не видит в них ничего интересного.

В мастерской у Кати — застывшие в цементе на квадратных плитах ладони Людмилы Чурсиной, Армена Джигарханяна, Марины Нееловой, Михаила Ульянова. Их позолотят и заложат на Аллее звезд.

Не секрет, что скульптора кормят надгробия. У Кати их уже два — на Троекуровском и Ваганьковском, третье появится весной на Новодевичьем. Мешки цемента и глины под 50 кг Катя таскает на себе. А глядя на ее хрупкую фигуру, и не подумаешь...




Партнеры