КОНВЕЙЕР СОБАЧЬЕЙ СМЕРТИ

6 февраля 2003 в 00:00, просмотров: 290

Что сделает сердобольный москвич, подобрав на улице замерзающего щенка? Если нет возможности взять несчастное животное к себе домой, он постарается отдать его в хорошие руки. (Сделать это легко: на столбах, в газетах, в Интернете полно объявлений “Помогу пристроить собаку”, “Найду хозяина для вашего щенка”...) И — совершит страшную ошибку. В 99 случаях из 100 собака или кошка попадет на живодерню, где после страшных мучений ее просто убьют.

Как выяснил корреспондент “МК”, в столице работает целая система собачьих “лагерей смерти”. Слабонервным лучше не читать эту заметку.


Дом на севере Москвы. Подъезд с кодовым замком. Лестничная клетка и стены вымазаны кровью и калом. Кровавый след тянется к квартире №9. Звоню, стучу. За дверью — многоголосый лай. Мне так никто и не открывает.

— Вы к Лене, собаку отдать хотите? — из двери напротив выглядывает соседка. — Прошу вас, не делайте этого!..

Но я и сама уже все знаю. Как рассказали мне защитники животных из отдела городской фауны, хозяйка страшной квартиры Елена собаками занимается долгие годы. Вместе со своим (теперь уже бывшим) мужем Романом и еще двумя приятелями она дает объявления в бесплатных газетах о том, что поможет пристроить брошенных и “лишних” животных “в хорошие руки”.

Отбоя от желающих нет. Как правило, это добрые люди, подобравшие псину или кошку на улице. С таких Лена берет за услуги тысячу рублей. Для людей, которые хотят определить ставших ненужными породистых кобелей, такса выше — 2—3 тысячи.

Лена обманывает и тех, и других. Породистые собаки переправляются в Китай — там недавно разрешили разводить бойцовые породы на продажу. Иногда Лена, напившись с радости от очередной сделки, забавляется — выбрасывает животных с третьего этажа. По словам дворника, он часто находит под Лениным балконом окровавленные тряпки и мертвых щенков. (Я обратила внимание, еще подходя к дому, — дерево и снег под ее окнами в запекшейся крови.) Дворняжек и “метисов” Лена с Романом просто убивают на месте. А милиционеры из ОВД “Отрадное” подозревают, что мясо идет скупщикам для продажи на рынках. И для того есть веские основания.

Раньше живодерня была в квартире Романа, в соседнем доме. Но весной 2001 года после многочисленных жалоб жильцов в квартиру нагрянули милиционеры и обнаружили на кухне “парную” собачатину, а в ванной — две отрезанные собачьи головы. Против садистов возбудили уголовное дело по статье 245 УК — “Жестокое обращение с животными”. На некоторое время наступило затишье. Но длилось оно недолго.

Уголовное дело вскоре благополучно развалилось, а соседи снова стали наблюдать за процессом купли-продажи-умерщвления живого товара. К дому часто приезжают богатые люди на иномарках, звонят снизу по мобильному: мы приехали.

Лена спускается на улицу и забирает собаку. В квартиру никого не пускает. Если человек увидит, что там творится, он никогда не отдаст животное. А если услышит...

— Мы иногда не спим по полночи, — говорят соседи. — Дом панельный, слышно, как за стеной воют собаки. Иногда раздается несколько глухих стуков, и — тишина.

Последний жуткий случай произошел в конце января. Ничего не подозревающий хозяин отдал Лене и Роману пристроить в хорошие руки молодого стаффорда. И садисты по обыкновению решили собаку убить. Но тут на беду к ним заглянул поддатый приятель. И предложил не просто убить животное, а для начала помучить. Собаку избили до полусмерти, потом вывихнули лапы, а туловище покромсали ножом. Чтобы не слышать собачьи стоны, Роман в двенадцать часов ночи выкинул искалеченное животное на улицу.

Соседи пытались спасти собаку, но все оказалось бесполезно.

— Мы звонили даже в МЧС, — говорят они, — спрашивали, куда можно отдать раненую собаку хотя бы на одну ночь? Там сказали, что таких организаций в Москве нет. И предложили пристроить ее... по объявлению. Но мы-то знаем, что за ними стоит...

Это, к сожалению, правда. В Москве нет ни одной организации, оказывающей помощь животным в экстренных случаях. И ни одной организации, которая реально может защитить братьев меньших от живодеров. Не занимаются этим ни Общество защиты животных, ни окружные ветстанции, ни инспекция по защите животных. Милиция и прокуратура живодерами тоже особо не интересуются — не людей ведь убивают. В итоге “черный” собачий бизнес разросся в Москве до немыслимых размеров.

По данным начальника отдела городской фауны Татьяны Павловой, на собаках таким образом делают деньги по меньшей мере 400 человек. В этом черном списке, кстати, немало милых улыбающихся людей, которые стоят на улице с табличками “Пристрою котят и щенков в хорошие руки” (особенно много таких “добродетелей” у метро “Выхино”, “Тушино” и на Птичьем рынке). И хотя за “устройство” животного они берут хорошие деньги, котят отдают в лучшем случае скучающим подросткам, щенков — в институты для опытов. Но чаще всего просто набивают их в коробки или большие целлофановые пакеты по 20—25 штук и оставляют во дворах умирать. Или...




Партнеры