СНАЧАЛА БИЛО СЛОВО

7 февраля 2003 в 00:00, просмотров: 348

“Инспекторы — не детективы, и вся эта проверка — ловкая игра в кошки-мышки Саддама Хусейна с ООН и ее инспекторами” — так несколько метафорично начал свою речь в Организации Объединенных Наций Госсекретарь США Колин Пауэлл.

Накануне Саддам Хусейн выбрался из своего тайного убежища, чтобы упредить удар. Его беседу с британским политиком Тони Бенном передал один из каналов английского ТВ. Багдадский диктатор, само собой, отрицал наличие у него оружия массового поражения — главного пункта обвинений, которые выдвигают против него США. Когда эти слова донесли до Колина Пауэлла, он лишь усмехнулся: “Пусть докажет”.

На следующий же день ему самому пришлось доказывать Совету Безопасности ООН, что Хусейн — лгун. Мало того, монстр, испытывающий биологическое оружие на людях, ядерный маньяк и вообще — опаснейшая личность. Выглядел госсекретарь США человеком, искренне верящим в то, что говорит. Свои “аргументы и факты” излагал не без доли артистизма. Показав крохотную пробирку с белым порошком (муляж антракса?), напомнил, что такими спорами в США были уже убиты несколько человек, а Хусейн накопил десятки тонн антракса и запас по меньшей мере 400 биологических бомб. А еще: 550 артиллерийских химических снарядов с боевым отравляющим газом, не менее 500 тонн боевых отравляющих веществ...

Если инспектора ничего этого не нашли, то только потому, что им показывали потемкинские деревни, и вообще, невозможно посадить инспектора ООН в особняк каждого иракского правительственного чиновника, в дом каждого иракского ученого, в каждый крытый трейлер, внутри которого может быть скрыта передвижная лаборатория по производству химического и биологического оружия.

Пауэлл вышел в Совбез с несколькими козырными картами. Это были: несколько радиоперехватов разговоров между иракскими военными, спутниковые снимки объектов, где либо производилось, либо хранилось химическое оружие, видеоролики, где засняты средства доставки такого оружия, и компьютерные схемы, показывающие в разрезе, как на базе большегрузного трейлера можно оборудовать передвижную лабораторию по производству боевых токсинов.

Нет смысла приводить всю речь. Ограничимся парой примеров, вроде вот этого радиоперехвата между иракскими генералом и полковником. Разговор происходит, по утверждению Пауэлла, в канун визита инспекторов ООН на один из иракских военных объектов.

Полковник: Я об этих комитетчиках, которые прибывают...

Генерал: Да, и что?

Полковник: С Мохаммедом эль-Барадеем (директор МАГАТЭ).

Генерал: Да, да.

Полковник: У нас есть этот модифицированный образец... Что мы скажем, если они увидят его?

Генерал: У вас его не должно было быть...

Полковник: Но, бог мой, у меня есть один.

Генерал: Какой? С фабрики?

Полковник: Из компании “Аль-Кинди”.

Генерал: Что?

Полковник: Из “Аль-Кинди”.

Генерал: Да, да. Я прибуду утром. Меня все это беспокоит.

“Все это” беспокоило и Колина Пауэлла, который, отдав дань уважения работе инспекторов в Ираке, в то же время убеждал внимавшую в молчании ооновскую публику, что уважаемым инспекторам власти Багдада показали ровно столько, сколько хотели показать. На самом деле истина тщательно скрывалась. В качестве иллюстраций Пауэлл представил серию фотоснимков из космоса, на которых запечатлены одни и те же объекты, снятые за несколько месяцев или даже часов до приезда инспекторов и после. На первых — вокруг объектов отчетливо видна повышенная активность: суетящиеся рабочие, грузовики, которые что-то куда-то увозят, наконец — бульдозеры, которые после всей этой суеты удаляют верхний слой грунта, чтобы уничтожить возможные следы боевых токсинов.

Типичный пример аргументации Пауэлла — снимки, сделанные с комплекса химических складов в местечке Taji. Некоторые бункеры законсервированы, возле других — видна охрана, аппаратура контроля на случай утечки из бункера, рядом — специальный автомобиль химзащиты на случай, если произойдет ЧП. Вывод: эти бункеры активны, и в них явно складирована не картошка.

Но, окажись в зале сам Саддам, он мог бы прокомментировать все это убийственной репликой самого Колина Пауэлла: “Пусть докажет”. Пусть докажет, что перехват разговора иракских генерала с полковником — не инсценировка, поставленная ЦРУ, пусть докажет, что снимки “активных” химических складов сделаны недавно, а не до “Бури в пустыне” 1991 года. Пусть докажет, что мутные видеокадры самолета, распыляющего боевые отравляющие вещества, сделаны в Ираке, а не в техасских прериях. Пусть докажет!

Он и пытался — речь была крепкой эмоциональной попыткой доказать вину Хусейна. Удалось ли? Думается, отчасти — да. Отчасти — нет.

“Нет” — по тем самым причинам, что представленные доказательства подразумевали необходимость новых доказательств, что они, в свою очередь, — достоверны.

“Да” — потому что Госсекретарь США — фигура такой величины, что, будь он пойман на фальсификации представленных материалов, это станет для самого Пауэлла персональным уотергейтом, а для США — невиданным по скандалу оонгейтом. На карте — престиж сверхдержавы, и Пауэлл не смел бы лгать. Многих он явно убедил, по крайней мере, это можно было видеть по удрученному лицу одной из жертв потемкинских деревень — директора МАГАТЭ эль-Барадея. Или по напряженному виду российского министра иностранных дел Игоря Иванова, вероятно, уже просчитывающего в уме будущие последствия этих слушаний и логику докладчика. Так уж важно ли было Колину Пауэллу, поверят ему или нет? Логика его выступления читалась легко: вы можете сомневаться в наших аргументах, фотоснимках и радиоперехватах. Но мы, США, не сомневаемся. Нам — доказательств достаточно. И это значит, что мы готовы сделать следующий шаг.

Каким будет этот шаг вне зависимости от выводов, которые сделает ООН, догадаться нетрудно. Остается гадать, когда перестанут говорить дипломаты и заговорят пушки.


“Показалось ли вам выступление Пауэлла убедительным?” — этот вопрос мы задали нашим экспертам.

Константин КОСАЧЕВ, зампред Комитета Госдумы по международным делам:

— Из выступления Пауэлла я понял две вещи. Во-первых, США продолжают обрабатывать мировое общественное мнение. Во-вторых, берут на себя одновременно функции следствия, прокуратуры и суда, которые во всем мире разделены.

Но это хорошо, что выступление Пауэлла состоялось. По крайней мере теперь американцы открыли миру степень своей информированности. Так вот, меня выступление не убедило. Я уверен: если бы у Ирака были накоплены огромные запасы оружия массового уничтожения — его невозможно было бы спрятать, скрыть от инспекторов. А что касается перехваченных телефонных разговоров — то каждая страна имеет право на сохранение военной тайны. И если Саддам не хочет обнародовать свои военные секреты, то это еще не значит, что его нужно “наказывать”. Я не услышал от Пауэлла ни одного убедительного доказательства того, что Ирак представляет собой военную угрозу.

Сергей КАЗЕННОВ, заведующий сектором геополитики ИМЭМО РАН:

— Эти доказательства неубедительны.

Люди, которые присутствовали на Совете Безопасности, — политики, но они не специалисты ни в химии, ни в ядерных технологиях. И Америка поспешила, на мой взгляд, с предоставлением этих доказательств. Если бы их представили чуть позже, накануне атаки, — тогда уже ничего нельзя было бы проверить. А сейчас еще будут перепроверять все объекты, о которых докладывал Пауэлл.

Это не значит, что фотографии и видеозаписи, которые демонстрировались на заседании Совбеза, — “мультфильмы”, как их назвал представитель Ирака. Но вспомним, как США наносили ракетные удары по “базе химического оружия” в Судане, а потом выяснилось, что это был хлебозавод... Я не хочу сказать, что Америка пытается ввести весь мир в заблуждение: Америка сама заблуждается — и стремится заблуждаться, потому что другого пути у нее нет.

Кого мне жалко, так это Колина Пауэлла — единственного порядочного человека в администрации, который вынужден теперь купаться во всей этой грязи.




Партнеры