ХМЕЛЬНАЯ ЭКСКУРСИЯ

8 февраля 2003 в 00:00, просмотров: 285

История обретения русичами напитка под названием “водка” изобилует самыми разными подробностями, подчас весьма поучительными. К примеру, в первых кабаках, которые появились на Руси при Иване Грозном, не подавалось никакой закуски, одна только водка! Причем разрешалось отведать напитка только мужчинам, женщин под страхом смерти не пускали туда вовсе. Вход в ресторацию караулила стража, и никто не имел права удалить из кабака пьяницу — ни жена, ни отец. Приходилось ждать, пока он сам оттуда не выползет. А все для того, чтобы больше “водочных” денег попало в государственную казну.

Чтобы узнать подробнее о невероятных приключениях водки в России, достаточно приехать в Петербург, где расположился первый на Руси Музей водки.

Здесь можно встретить, например, один из первых в России самогонных аппаратов, которым пользовались... монахи. Или водочную бутыль, выпущенную Кронштадтским стекольным заводом еще в 1862 году. А может, кто-то предпочтет старинные ведра для “огненной воды” или “наркомовскую” кружку времен Великой Отечественной? Пожалуйста. Только не увлекайтесь, иначе вас обязательно подведут к экспозиции многочисленных плакатов о вреде спиртного. Например, вот к такому, советских времен: “Бутылка разом все подмять сумела: здоровье, репутацию и дело”.

Специалисты сходятся во мнении, что водка берет начало от русского хлебного вина, получаемого путем брожения вымоченного в воде хлеба. Первые сведения о получении водки в Древней Руси приводятся в “Вятской летописи”, кстати, тогда она использовалась как лечебное средство.

Кстати, вы знаете, что отучить россиян от пьянства впервые попытался не Михаил Горбачев, а... Борис Годунов! На годы его правления в России пришелся страшный голод. Годунов открыл государственные закрома и раздал зерно народу. Но сметливые граждане зерно пустили не на хлеб, а на водку. Рассердившийся Годунов стал автором первого российского сухого закона.

А вот Петр Первый ввел при дворе довольно изуверский обычай. Перед аудиенцией каждому иноземному послу подносили “Кубок белого орла”. Осилить его выходило не у каждого, ведь вмещалось туда полтора литра водки! А что русскому — рюмка, то китайцу — вытрезвитель. Язык у посла заплетался, а ведь после “орла” полагалось еще о судьбах государства речи вести. Петр только в усы посмеивался. Иностранцы скоро придумали выход, стали приводить “подставных” послов: один кубок лихо опрокидывал, другой переговоры вел.

Кроме того, Петру Россия в некотором роде обязана женским алкоголизмом. Именно самодержец повелел женщинам на ассамблеях вкушать алкоголь, что до того считалось моветоном.

В музее вам расскажут и о том, почему к водке пристало название “горькая”. Изначально этот термин употреблялся в значении “водка, настоянная на полыни или иной горечи”, но постепенно приобрел значение напитка, который пьют с горя (или напитка, который горькую жизнь приносит).

В разные времена народ награждал любимый напиток своими меткими названиями. Одно время к горькой приклеилось замечательное слово “брандахлыст” (от немецкого названия водки “брандвайн”). Качество этой, в основном картофельной или свекольной, водки до такой степени оставляло желать лучшего, что в народе говорили: с нее охота “хлестать”, имея в виду тошноту, которую она вызывала.

А знаете, откуда родом замечательная традиция соображать на троих? Ну, вспоминайте! Раннее советское утро. По радио отыграл гимн. Любящая жена скрепя сердце выдает мужу мятый рубль — на обед. В итоге у магазина встречаются три мужика, каждый с рублем. Беленькая в то время стоила два восемьдесят семь. Сдача уходила на закуску — плавленый сырок.

Кстати, традиции пить “на посошок” уже несколько веков. Гости приходили издалека, с посохом, в верхнем конце которого было углубление. В него и ставили чарку. Если гость ее выпивал, не прикасаясь руками, — значит, до дому доберется. А вот если чарка падала, значит, пьян в стельку, такого отправлять в дальнюю дорогу нельзя.

Потом пили “запорожную” — когда гость за порог переступал. Сунет ногу в стремя — “стременную”. Остряки вспоминают также рюмки “за морду коня” и “закурганную”. Во всяком случае, традиции предписывали не отпускать гостя до тех пор, пока он не отведает 23 “провожальные” чарки! К родным пенатам при таком раскладе добиралась очень немногая часть гостей.




Партнеры