ХУСЕЙН НАМ НЕ МИЛОШЕВИЧ

10 февраля 2003 в 00:00, просмотров: 451

Накануне визита Путина в Германию в Мюнхене встречались силовики из 30 стран мира. Конференция по безопасности в Мюнхене проходит в 39-й раз, это своего рода “военный Давос”, где ежегодно собираются министры обороны и советники по безопасности со всего мира.

Для министра обороны Сергея Иванова это была четвертая конференция. Его выступление касалось глобальных проблем борьбы с терроризмом.

Главным вопросом конференции был, разумеется, Ирак. Так ли уж необходимо разоружать Саддама силой, как этого требуют американцы?

Министр обороны США Дональд Рамсфельд, выступавший первым, был категоричен: “Никто не хочет войны, но если Саддам сам не разоружится, придется делать это силой. Инспектора могут искать еще годы и месяцы и так ничего и не найдут, тянуть время дальше опасно”.

Министр по международным делам Германии Йошка Фишер, выступавший после Рамсфельда, выразил позицию “старой Европы”: “Мы, конечно, очень благодарны США за то, что они нам помогли справиться с фашизмом, но насчет необходимости войны с Ираком у нас есть сильные сомнения. Конечно, Саддам — жуткий диктатор, но есть и другие “террористические” государства помимо Ирака. Почему же именно он должен стать первой целью?”

Зал кипел. Дискуссия приняла ожесточенный характер. Лучшие умы планеты пытались понять, могут ли демократические государства вмешиваться во внутренние дела недемократических государств при помощи бомб и снарядов, и если могут, то при каких условиях.

Министр обороны Сергей Иванов, ко всеобщему удивлению, вообще ни слова не сказал об Ираке, сконцентрировавшись на проблемах Афганистана и Чечни. Тем не менее чуть позже журналисты все же попытались прояснить позицию России по этому животрепещущему вопросу.

После обеда министр Иванов и министр Рамсфельд провели двухстороннюю встречу — конечно, за закрытыми дверями, возле которых их караулила толпа журналистов. Первый же вопрос к вышедшим касался Ирака, однако Иванов и здесь ушел от ответа, объяснив, что в беседе с Рамсфельдом эта тема не поднималась.

Стало окончательно ясно, что нежелание говорить о войне в Ираке — это и есть позиция России по данному вопросу. Хусейн — это не Милошевич, и Россия, по всей видимости, не будет оказывать такого сопротивления войне с Ираком, какое оказывалось намерению американцев бомбить Белград.

“Арбитрами здесь должны быть инспектора ООН, — объяснил министр Иванов. — Они должны сказать, удовлетворены ли они теми возможностями для поисков, которые им предоставляют власти Ирака. Или нужно еще каким-то образом расширить их полномочия? Потому что те данные, которые приводил в своем недавнем докладе Колин Пауэлл, нуждаются в проверке. Некоторые из них, кстати, были для нас откровением. Что касается обвинений в связях Ирака с “Аль-Кайедой” — проверить их трудно. Лагеря находятся в той части Ирака, которую власти не контролируют. Это, кстати, проблема всей планеты. Появляется все больше территорий, которые никто не контролирует. До недавнего времени Чечня тоже к ним относилась...”

Из высказываний министра Иванова можно было сделать вывод, что Ирак его сейчас не очень беспокоит. Гораздо опаснее, на его взгляд, вот эти неконтролируемые территории, а также Северная Корея с ее ядерной программой и ситуация в Афганистане. “Об этом мы говорили с господином Рамсфельдом, — сказал Иванов, — и я его пригласил посетить Москву, чтоб встретиться там и побеседовать в спокойной обстановке, никуда не торопясь”.

“А я пригласил министра Иванова в Вашингтон, — добавил Рамсфельд. — Там тоже можно спокойно поговорить. И еще сходить посмотреть, как играет Майкл Джордан”.

У журналистов создалось впечатление, что министры остались довольны друг другом. Ближе к вечеру они получили еще одно подтверждение наступившего потепления в отношениях между военными России и США. Министр Иванов и генсек НАТО Робертсон подписали соглашение по спасению экипажей аварийных подводных лодок.

“Раньше, — сказал Робертсон, — нам говорили, что сотрудничество НАТО и России в формате “двадцатки” зачастую выглядит как 19 против 1. Сейчас такая ситуация тоже иногда складывается, но этот “один” — уже не Россия”.

К сожалению, пресс-конференция закончилась так быстро, что журналисты не смогли выяснить, кто же этот загадочный “один”. Но министр Иванов, подводя итоги своих встреч в Мюнхене, успел сказать: “Знаете, я здесь в четвертый раз, и впервые Россию никто ни в чем не обвинял. Даже странно...”




Партнеры