ЗАСАДА В ПОСТЕЛИ

10 февраля 2003 в 00:00, просмотров: 196

Не переводятся на Руси люди, считающие, что с проституцией можно справиться, если сажать жриц любви в тюрьму.

В разгоряченную и без того Госдуму сахалинские депутаты прислали законопроект, который может вызвать нешуточные страсти. Если его вдруг примут, представителям первой древнейшей профессии грозят суровые кары.

Уголовный кодекс предлагается дополнить статьей под названием “Занятие проституцией”: все, кто вступает “в половое отношение или иное действие сексуального характера, совершаемое вне брака с целью получения вознаграждения”, должны наказываться или штрафом в размере от 500 до 800 минимальных окладов (в сочетании с обязательными работами), или арестом на срок до месяца.

Авторы проекта смело утверждают, что “в русском народе и государстве проституция всегда осуждалась”, а “как явление фактически не существовала”. Законодатели далекого Сахалина уверены, что если признать проституцию уголовным преступлением, это “отрезвит многие головы и напомнит об одной из заповедей — “не прелюбодействуй”.

Надо сказать, что в Комитете по законодательству, которому предстоит заниматься предложением сахалинцев, отнеслись к их идее без особого энтузиазма, назвав проект “еще одним примером законодательного ханжества”.

Интересно, почему никто не предлагает сажать не только проституток, но и тех, кто пользуется их услугами? Ведь закон рынка — спрос рождает предложение, а не наоборот...

Если принять закон в том виде, в каком его предлагают сахалинские депутаты, ничего, кроме новых проблем, не наживешь. И уж тем более не искоренишь проституцию. Так считают милицейские эксперты.

— К этой проблеме, если уж браться за нее серьезно, надо подходить комплексно, а не так, какими-то кусками, — говорит в интервью “МК” бывший начальник московской “полиции нравов” Виктор Егорин. — И перво-наперво следует бороться не с самими проститутками, а с сутенерами, которые ставят это дело на поток.

Сейчас в России есть уголовная ответственность лишь за организацию борделей и вовлечение в занятие проституцией. И если первая статья худо-бедно работает (доказать организацию притона вполне реально), то по второму пункту предъявить кому-либо обвинение крайне сложно. Сутенеры легко обходят закон: ни одна проститутка не даст показаний против своих хозяев. Поэтому и надо думать, считает Егорин, как грамотно привлекать к ответственности именно сутенеров. А для этого в законе необходимо четко обозначить — кто такой сутенер.

Большинство сотрудников милиции, которых нам удалось опросить, предполагают, что даже если уголовная ответственность за занятие проституцией все же будет введена, проституток меньше не станет, а вот головной боли прибавится. Начальство, безусловно, начнет требовать высоких показателей в борьбе с прелюбодейством, а показатели эти добывать будет крайне трудно. Ведь само по себе стояние на обочине дороги — не преступление. Необходимо доказать, что девушка взяла деньги за “это самое”. Значит, потребуется ловить момент, так сказать, соития и расплаты. А как это сделать? Устраивать засады в постели?

Да и какие по этим делам могут быть приговоры? Никто не убит, не ограблен. Ни у кого ни к кому нет никаких претензий. Словом, статья “Занятие проституцией”, если и появится в УК, наверняка будет такой же неработающей, как и “Вовлечение в занятие проституцией”.




Партнеры