МЫЛО ОТ САДДАМА

10 февраля 2003 в 00:00, просмотров: 448

В минувший уик-энд весь Ирак в едином порыве отмечал 40-летие своей социалистической революции. В родном городе Саддама Хусейна Тикрите прошел грандиозный военный парад. А главные чиновники страны забросали президента телеграммами: “Клянемся остаться верными солдатами Ирака до окончательного разгрома всех американо-сионистских козней!”

Страна готовится к войне. На обочинах загородных дорог и даже в центре столицы появляется все больше земляных укреплений. Состоятельные граждане осаждают местные ОВИРы. Но переждать войну в тиши заграницы может себе позволить лишь подавляющее меньшинство. “Если начнутся бомбежки, я останусь дома, — говорит житель Багдада Мухамед. — Буду прятаться в коридоре. Бомбоубежища в нашем районе все равно нет!” Впрочем, даже наличие поблизости бункера еще ничего не гарантирует. Всех иностранных визитеров в Багдаде обязательно водят в мемориальный комплекс “Аль-Америя”. Это бомбоубежище в 91-м году насквозь прошил американский снаряд. Десятки женщин и детей сгорели в огне. Весь ужас заключается в том, что “Аль-Америя” была одним из самых современных бомбоубежищ в Ираке...

Держаться иракцам, по словам знатоков, очень помогает свойственный им стоицизм да богатый опыт прошлых политических катаклизмов.

65-летнему багдадскому стоматологу Галебу и его русской жене Людмиле к трудностям не привыкать. Взять хотя бы обстоятельства их женитьбы 40 лет назад. На заключение брака с русской Галебу пришлось просить разрешения не только своей семьи, но и двух иракских министерств, и даже своего домоуправления. Но это было только начало. Московские загсы регистрировать союз отказались наотрез. Пришлось уговаривать сердобольную председательницу сельсовета в деревне Новая Горбатка. Во время одного из визитов туда Галеба едва не съели волки...

Но постепенно жизнь пары наладилась. Перед началом войны с Америкой, в 91-м, Галеб получал в месяц 90 динаров — 180 долларов. Два раза в год Галеб и Людмила обязательно летали в Москву. А в семейных закромах лежали скопленные за долгие годы 20 тысяч динаров — на покупку нового “Мерседеса”. Но после начала войны все рухнуло в одночасье. Иракская валюта ушла в свободное падение.

Сейчас Галеб и Людмила, как и все другие иракцы, получают продовольственный паек от правительства. За символическую сумму 200 динаров каждый член семьи получает в месяц 2 кг муки, 2 кг сахара, 3 кг риса, 1,25 кг масла, 200 г чая, полкило стирального порошка и 2 куска мыла. Галеб продолжает работать в поликлинике. Пациентов у старого стоматолога много. И общая сумма его доходов на общем фоне остается весьма солидной. Так что супруги не жалуются. Очень огорчает их лишь то, что о ежегодных поездках в Москву пришлось забыть. “Мне очень хочется, чтобы наша семья жила в России, — откровенно признается Людмила. — Тем более что и у меня, и у наших детей кроме иракского есть и российское гражданство. Но вот мой муж категорически против отъезда”.

Самое удивительное, что в условиях многолетнего экономического коллапса иракцы не озлобились. На днях я остановился на обочине загородного шоссе купить апельсинов. Торговец апельсины мне дал, но брать деньги с русского отказался наотрез. На то, чтобы уговорить его взять несколько купюр с ликом Саддама Хусейна, пришлось потратить целых 5 минут.




Партнеры