ДЕВОЧКИ В ЗАКОНЕ

10 февраля 2003 в 00:00, просмотров: 309

Если Natasha берет с клиента 50 евро, сколько из них попадет в госбюджет? (“Немецкая задачка”.)

...Она стояла возле автостоянки выставочного комплекса Франкфурта-на-Майне и громко материлась по-русски. Ее обманул шофер грузовика, не отдав 50 евро — гонорар за любовь с презервативом.

Когда ее называют Natasha, она не спорит, зная, что в Европе это имя стало нарицательным для проституток из стран бывшего СССР. Но по акценту сообразив, что я русский, буркнула: “Меня зовут Оксана”. “Опасным сексом я не занимаюсь”, — предупредила меня Оксана-Наташа. Здесь она не в первый раз. Но постоянного места работы у нее нет. Кочует из города в город, одаряя платной любовью шоферов-дальнобойщиков. Немецкий паспорт получила как поздний переселенец — ее отец из немцев, сосланных когда-то в Казахстан.

Пора выйти из тени

“Ну я пошла, ауфвидерзейн, — сказала моя нечаянная знакомая, увидев, как на стоянку подъезжает еще один грузовоз. Да и мое любопытство ее слегка раздражало: такими разговорчивыми могут быть и полицейские в штатском, и налоговые инспектора...

В начале этого года фискальные органы некоторых немецких земель стали проявлять повышенный интерес к “ночным бабочкам”. Недавно за неуплату налогов оштрафовали владельца борделя в Вюртемберге. А в Штутгарте создана специальная группа, которая проводит профилактические беседы с владельцами публичных домов о необходимости платить налоги. Святая обязанность каждого добропорядочного немца в кварталах красных фонарей соблюдается крайне редко. Это притом что уже больше года в Германии действует закон, наделяющий проституток всеми социальными гарантиями. В обмен на регулярную выплату налогов “жрицы любви” получили право на пособие в случае потери трудоспособности и пенсию за выслугу лет.

Предполагалось, что закон, уравнивающий проституцию с другими, не столь древними профессиями, позволит увеличить налоговые поступления. По оценкам экспертов, на всегерманской панели трудится около 400 000 человек (из них 10% — сильный пол!). В день они обслуживают до миллиона клиентов. А это значит, что в год денежный оборот исчисляется миллиардами евро. Но как оказалось, социальные гарантии мало влияют на налоговую мораль. Из числа торговцев любовью от силы 10% платят налоги.

Их бин Prostituierte

Ангелика Бацан, 46-летняя предпринимательница из Штутгарта, в крайнем раздражении. Она принадлежит к той небольшой группе владельцев борделей, регулярно выплачивающих налоги. Из всех сотрудниц ее заведения лишь две оформлены официально — со специальной карточкой, в которой, как того требует закон, указан заработок и сумма налоговых сборов. Остальные барышни работают без трудового соглашения. Фрау Бацан рада бы трудоустроить и остальных, но беда в том, что она не уверена в серьезности их намерений. Хозяйка борделя жалуется, что среди проституток, как нигде, высока “текучка кадров”. Девушки часто переезжают из города в город, меняя работодателей. Поэтому владельцам публичных домов выгоднее платить фиксированную сумму — 25 евро в день за каждую “неустроенную” труженицу. Формально, если немецкая проститутка не имеет постоянного места работы, она должна оформиться в налоговой инспекции как свободный предприниматель, подобно художникам, писателям или представителям других творческих профессий. Но как бы прогрессивны ни были немецкие женщины, находится мало желающих вписать “Prostituierte” в соответствующую графу в формуляре. Дамы не делают этого, даже рискуя остаться в старости без государственного вспомоществования.

Почему убили Яну?

Берлин всколыхнуло убийство русской проститутки Яны. В начале этого года неизвестные застрелили ее, когда она села в свою машину. Официально девушка числилась переводчицей. С законом она вряд ли дружила. Хотя бы потому, что в убийстве подозревают бандитов, о которых Яна знала слишком много.

Этот печальный пример, похоже, мало чему научит “коллег по цеху”. Абсолютное большинство девиц, что стоят на улочках близ вокзалов, традиционно не жалует представителей любых властей, будь то полиция нравов или налоговая служба. “Те, кто стоит на панели, по-прежнему вне поля нашего зрения”, — признается руководитель налоговой инспекции Штутгарта Манфред Шобер. Дело в том, что фиктивное место работы — а именно так прикрывала свое ремесло Яна, — для большинства немецких “жриц любви” по-прежнему самый распространенный способ легализации доходов. Поэтому полиция бессильна их защитить, если девушка угодила в беду.

Вот и Оксана, русско-немецкая “плечевая” казахского происхождения, как и большинство ее коллег, предпочитает вести свои дела неофициально. После короткой беседы с водителем грузовика она села к нему в кабину и укатила в неизвестном направлении. Вряд ли ее нового клиента заботит, имеет ли “бабочка” карточку исчисления налогов на зарплату.






Партнеры