Русская ракета еще взлетит

12 февраля 2003 в 00:00, просмотров: 121

Вообще-то у меня есть смутные подозрения, что “хоронили” Павла гораздо чаще. Не только шесть лет назад, когда он получил тяжелейшую травму колена, которая многим хоккеистам стоила карьеры, и не только, когда он подростком бог весть сколько провалялся в больничной палате еще в Москве, и не только, наконец, когда четыре месяца назад разорвал связки на многострадальном правом колене... Но знаете: мы его все хороним и хороним, а он снова выходит на лед и играет. Всем назло. Так, кажется, будет и на сей раз. Стучу трижды по дереву.

— Здоровьице? Нормально... — бодренько ответил вчера форвард “Нью-Йорк Рейнджерс” на вопрос корреспондента “МК”. — Уже почти неделю катаюсь с командой.

— И по-прежнему надеваете оранжевую фуфайку — чтобы в вас никто случайно не врезался?

— Когда как... Да, собственно, у нас на тренировках никто никого умышленно и не сбивает. А к серьезным битвам я еще, конечно, не готов. Надо ведь выходить на лед, чтобы помогать команде, а не просто кататься. По крайней мере, я лично всегда отрабатываю на сто процентов. А пока у меня нет такой возможности.

— Мы вообще здесь, в России, очень боялись, что эта травма поставит крест на вашей карьере.

— И правильно боялись. Меня уже столько раз резали, что когда-нибудь этот печальный момент наступит... С другой стороны — меня начали хоронить еще шесть лет назад. Мол, все, Буре вы больше не увидите. Недоброжелателям я давно уже ничего доказывать не хочу. Я просто выхожу на лед и играю...

— Вы пропустили 28 игр регулярного чемпионата НХЛ...

— У меня такое ощущение, что гораздо больше... Когда приму участие в официальной игре? Да я еще сам ничего не знаю.

— А сколько времени пробыли в больнице?

— Всего часа три. Здесь можно утром прийти на операцию — и уже днем обедать дома. Вот когда мне было 16 лет, помню, пришлось после операции на мениске месяц лежать в больнице. Сейчас с этим проще...

— Вы действительно обращались к врачу, который живет на Аляске?

— Я на Аляске последний раз был в 89-м году, на молодежном чемпионате мира. На самом деле обращался я к врачу, который делал мне вторую тяжелую операцию на колене. И живет он возле Нью-Йорка... Всегда лучше услышать несколько мнений. И если они расходятся, то решение принимаю лично. Не удивляйтесь: после такого количества операций я сам уже стал доктором своего колена...

— Немножко сменим тему. Это правда, что в этом году игроки НХЛ организуют локаут, и вы приедете играть в Россию?

— Ну, во-первых, организуют не игроки (в противном случае это называется забастовкой), а хозяева клубов. Во-вторых, не в этом году, а в 2004-м. И, в-третьих, моя главная задача — выйти играть, а уж потом будем строить планы... Хотя подобный локаут уже был в 94-м году. Мы тогда приезжали в Москву, но лишь на благотворительные матчи...

— По-вашему, насколько такая мера, как локаут, результативна?

— Мне сложно сказать: повторю, акцию протеста устраивают работодатели. В то время как нас, игроков, все устраивает.




Партнеры