“Good bye, Lenin!”,

13 февраля 2003 в 00:00, просмотров: 174

В конкурсе Берлинского фестиваля лидирующее место по-прежнему занимает фильм Стивена Дэлдри “Часы” (The Hours) с Николь Кидман, Мэрил Стрип и Джулианной Мур в главных ролях. Следом за ним, по оценкам ведущих кинокритиков мира, следует “Герой” (Hero) Чжана Имоу. Русские в списках опрашиваемых ежедневной фестивальной газетой “Screen” не значатся. Как нет в ней ничего и о Днях нового русского кино. Такое ощущение, что русских вообще на фестивале нет. То есть они где-то есть. То есть мы где-то есть. Но на Берлинском ли фестивале — вот в чем вопрос... Иногда кажется, что и нет: оглянешься вокруг на очередном вечернем мероприятии в рамках “русских дней”, а вокруг — все наши, до боли знакомые лица.

Итак, из последних русских новостей для русских на Берлинском фестивале: в России затевается мощный проект с загадочным названием “Список влюбленных РФ”. Телеканал ТНТ вместе с продюсерской компанией “Слово” решил развить сюжеты из скандальной программы “Окна” до художественных фильмов. Но самое примечательное здесь — не что, а кто. Список тех, кто в этом участвует, впечатляет. Режиссеры: Александр Котт (“Ехали два шофера”), Александр Зельдович (“Москва”), Кирилл Серебренников (“Ростов-папа”, спектакли “Пластилин”, “Сладкоголосая птица юности”). Операторы: Михаил Агранович (“Покаяние”, “Романовы: венценосная семья”), Андрей Жегалов, Андрей Макаров (“Небо в алмазах”). Композиторы: Антон Батагов (“Музыка для декабря”), Сергей Шнуров (группа “Ленинград”), Леонид Федоров (группа “АукцЫон”). Причем из задуманных 16 серий (в каждой — своя история, свой режиссер, свои актеры) по 42 минуты 6 уже снято. Из тех отрывков, которые были продемонстрированы на презентации проекта, понять, что из этого получится, сложно. И потому задавать сакраментальный вопрос: почему наши молодые талантливые режиссеры выбирают телеформат, а не большой экран? — тоже рановато. Почему проект презентовали именно на Берлинском фестивале? Потому что продюсеры хотят сделать его в дальнейшем интернациональным. Ответ на вопрос, достигли ли они своей цели, услышали ли их на международном рынке, — см. выше.

Что же касается “Бригады”, то да, интерес к ней в Берлине на самом деле есть: в наших эмигрантских кругах очередь на кассеты с этим, как его здесь называют, русским аналогом “Клана Сопрано” расписана аж до апреля. И зал, когда показывали две серии из пятнадцати, был полон.

Теперь из международных новостей Берлинале: и публика, и кинокритики неплохо приняли немецкий фильм “Good Bye, Lenin!” Вольфганга Беккера, в котором роль подружки главного героя сыграла Чулпан Хаматова. Сюжет весьма удачно вписывается в настроения, гуляющие нынче по Берлину. Мама главного героя впадает в кому накануне падения Берлинской стены, а выходит из нее — после. Сын, зная, что она как старая коммунистка не сможет пережить сей исторический факт, всеми силами пытается создавать вокруг нее мир, которого уже нет. Его друг монтирует из старых хроник “новости”, которые мама смотрит по телевизору, потом они даже сами начинают их снимать и увлекаются этим настолько, что “избирают” нового лидера ГДР, пригласив на его роль какого-то таксиста. Мама все-таки увидела кадры падения стены, но с другим результатом: социализм снес все границы, и Запад радостно сдался под его напором. Счастливая, она умирает в “коммунистическом раю”...

Хаматова играет в картине русскую медсестру, которая, приходя ухаживать за мамой, сначала помогает сыну в его “игре”, а потом становится и его возлюбленной. Чулпан, которая вот уже год не дает никаких интервью, после премьеры “Good Bye, Lenin!” ответила на вопросы корр. “МК”:

— Чулпан, как вы относитесь к тому, что ваша роль в этом фильме — единственное присутствие России в конкурсе Берлинале?

— Жалко, конечно, что русских фильмов нет в конкурсе, но они же были на других фестивалях — в Сан-Себастьяне, Венеции... А здесь... Я не знаю, пришло новое руководство... Но то, что я — в немецкой картине, мне кажется, хорошо. И для меня, и для России — хорошо.

— А вы себя чувствуете, играя в немецкой картине, русской актрисой или интернациональной?

— Нет. Я чувствую себя русской актрисой. Наверное, это идет от того, что я люблю русский театр и горжусь тем, что я в нем работаю. Но у меня есть желание быть и русской актрисой, и одновременно интернациональной. Огромную, конечно, роль в том, что меня приглашают, сыграло то, что я выучила немецкий язык. Это уже моя четвертая немецкая картина.

— Вы сами себя озвучиваете? В предпоследнем вашем фильме, “Виктор Фогель — король рекламы”, вместо вас говорила немецкая актриса...

— Да, мне было очень обидно, потому что при переозвучании пропало много юмора, с которым я делала эту роль. Но им было важно, чтоб у героини даже намек на акцент не чувствовался. Здесь же такой задачи не стояло, и я все делаю сама.

— Я знаю, вы еще снялись в австрийском фильме?

— Да, это была моя первая роль, где я не думала о том, как правильно сказать, а занималась только актерскими задачами. Моя героиня — сербка, проститутка, у нее ребенок... Русских часто зовут играть проституток-славянок, но здесь это не важно — здесь как у Достоевского, поэтому я согласилась играть. А с русским кино... Предлагают какие-то сериалы: в первой серии она красит ногти, во второй — загорает в солярии...




Партнеры