Совращение Святого Валентина

14 февраля 2003 в 00:00, просмотров: 315

Сегодня День святого Валентина. Ну, который по-русски День всех влюбленных. С чем вас и поздравляем. Между прочим, в честь этого торжественного дня в Москве собираются даже открыть памятник влюбленным.

Оно, конечно, замечательно. Одно беспокоит: как бы памятник этот не стал надгробной плитой любви.

Психологи, социологи, медики в один голос утверждают: любовь уходит из Москвы, прихватив с собой семейные ценности и сексуальные радости.

Проведя собственное расследование, корреспонденты “МК” выяснили: это так, не совсем так и совсем не так одновременно.

Скажите, справа тоже ваше тело?

В Москве нет места, которое можно назвать средоточием разврата. Разврат по Москве рассредоточен.

Размазан тонким слоем по всему городскому пространству. Между пятачками, где кучкуются уличные девицы, саунами с затейливым набором услуг разместились клубы свободной любви (свинг-клубы) — места, куда обычные москвичи приходят со своими женами и подругами (не проститутками), чтобы заняться “сексом со сменой партнеров”. Иными словами, разнузданной групповухой.

Зашла в один из них и я. Собственно, зашла — это слишком просто сказано. Сначала были долгие поиски в Интернете, перезвоны по телефону. Потом поиск незакомплексованного спутника, который согласился бы меня сопроводить, — одиноким мальчикам и девочкам вход в свинг-клуб заказан. Приходить можно только парами, тройками — чтобы обязательно были партнеры, которыми в ходе вечеринки можно обменяться.

Такой друг (точнее коллега) у меня нашелся. Мы приехали по названному нам адресу, заплатили за вход две тысячи (здесь только предоплата) и разделись (не догола) в гардеробе. Нас со светской улыбкой встретила хозяйка салона. Из одежды на ней были только коротенькая прозрачная юбка и лифчик. Полностью одетый хозяин бродил где-то на заднем плане, изредка выныривая из темноты, выдавал простыни и вообще следил за соблюдением правил.

Правила же просты. Делай что хочешь, но никого ни к чему не принуждай. Девушка вправе уйти с другим человеком, оставив своего прежнего спутника. Но одна, без мужчины, девушка уходить не вправе.

— Вам какого цвета номерок дать? — спросил гардеробщик. Увидев наше недоумение, он ткнул пальцем в листок на стене. Вот что там было написано: “Цвет номерка сообщает окружающим о ваших намерениях на сегодняшний вечер. Красный — “Активный участник вечеринки”, зеленый — “Я новичок, будьте со мной тактичны”, розовый — “Я — бисексуал”, белый — “Я выбираю сам (сама)” и т.д.

Мы нацепили номерки на руки (я предпочла белый, а коллега — красный) и разделись окончательно, завернувшись в выданные нам простыни и надев банные тапочки. Как-никак, это был не простой свинг-клуб, а свинг-клуб в сауне.

Интерьер, значит, такой. Бар со стойкой и столиками. В соседней комнате — кожаные диванчики в ряд. На одном из них, не обращая ни на кого внимания и не дожидаясь официального начала праздника, немолодой дяденька кувыркается с немолодой тетенькой.

— Вот люди уже отдыхают, — умиленно глядя на них, произнес хозяин заведения. — Пойдемте покажу вам комнаты отдыха.

Комнаты отдыха отличались строгим минимализмом. На полу клетушки “два на полтора” — матрас с простыней. Остальная мебель была представлена блюдечком с двумя презервативами.



О, как внезапно кончился диван!

Начало вечера было намечено на 23.00. Гости стали съезжаться к девяти. Они парились в бане, плескались в бассейне, расхаживали в простынях и вели светские беседы.

— Вы здесь новенькие? А мы каждую неделю приходим, — обратился ко мне улыбающийся молодой человек.

— Здесь каждый вечер такое происходит?

— Нет, свингеры приходят только по вторникам. А в остальное время здесь гей-сауна. Бармены как раз из этих.

Мальчики за стойкой действительно разговаривали с мужчинами, улыбаясь во всю ширь юных лиц. К женщинам же обращались подчеркнуто сухо.

В бар набилось человек пятьдесят. В среднем 25—30-летние, но мелькали и представители старшего поколения. Мальчишки и девчонки, а также их родители...

Для разогрева к публике выпустили стриптизершу.

— О! Вот эту я хочу! Давай сюда! — шумно кричал пьяненький клоун-доброволец из публики. Ему одобрительно хлопали.

После танца к стойке бара вышел мужик, обмотанный полотенцем. Как выяснилось, массовик-затейник.

— А сейчас мы будем играть! — громко объявил он.

Игры оказались незатейливыми. Все разбились на две команды. Сначала устроили “Поле чудес”. Команды загадывали слова “эротического содержания” и отгадывали их по букве. Проигравшим назначили штраф: показать что-нибудь “жестко эротическое”. Отбывать наказание вызвался все тот же пьяненький. Накинулся на стриптизершу, раздел ее и, пошатываясь, продемонстрировал в паре с ней несколько поз из “Камасутры” (аплодисменты, переходящие в овации).

Дальше начался еще не трах, но уже тибидох. Двум мужикам завязали глаза и подвели к ним девушек. Мужики ощупывали им сначала грудь, потом бедра, потом ноги. А в конце должны были сказать, сколько барышень прошло через их руки: одна, но в “три захода”, или две, или три. Не угадал никто. Наказание (потанцевать с девушкой и раздеть ее) назначили обоим. Два кавалера, тряся животиками и жирком на бедрах, долго и нудно терлись об девушку, шаркая по полу банными тапочками.

В последнем конкурсе девушки возбуждали мужчин. На скорость. Пока одна из “новеньких”, навязчиво втянутая в игру, робко гладила своего нежданного партнера по груди и плечам, вторая конкурсантка резво опустилась на колени и... ну, не маленькие, сами все понимаете.

Конкурс плавно перешел в массовый танец, простыни полетели на пол, и свингеры стали елозить друг по другу, как морские котики на лежбище.

— Пора сваливать, — решила я, прихватила своего партнера и не без усилий повела в раздевалку. На нас никто не обращал внимания. Из “комнат отдыха” раздавались стуки о стену и стоны, сплетенные тела лежали на диванах, в бассейне — везде.

— Уже уходите? — обратился к нам хозяин. — Жаль. У нас еще будут игры в бассейне.

Представляю себе...



Если жизнь излишне деловая, функция слабеет половая

Если послушать опытных, видавших те еще виды сексологов, то получается, что в “пуританскую” эпоху самыми страшными проблемами комсомольцев, коммунистов и беспартийных были слабенькая эрекция да ускоренное семяизвержение. Что обычно вылечивалось без всяких там суперйохимбе. Сейчас можно морально разлагаться вовсю, только вот все больше московских мужчин жалуются на импотенцию. И все больше ею страдают молодые, 18—20-летние. Хотят, но не могут.

Немало москвичей, молодых, красивых, обеспеченных, у которых облом происходит в самый решающий момент. Хуже всего обстоят дела при первом серьезном свидании. Многие мужики жалуются, что возбуждения им хватает только до того мига, когда их подруга начинает раздеваться. Но стоит девушке снять с себя одежду и белье, как у мужичка тут же все падает. Подобные срывы происходят почти у трети мужчин. А каждый пятый циклится на мысли “у меня ничего не получится”.

Что же случилось с нашими кавалерами, почему они так неуверены в себе? Врачи считают, что большую роль сыграло западное кино.

— По зарубежным фильмам, причем не обязательно порнографическим, создается впечатление, что для мужчины провести половой акт — как плюнуть, — говорит научный руководитель Московского городского центра сексопатологии профессор Ростислав Беледа. — И женщины ждут, что любовью их друг будет заниматься очень качественно. А ведь для мужчины половой акт, особенно с новой партнершей, — большая психологическая нагрузка.

В семейной жизни, где, по идее, страха перед любовью быть не должно, желание тоже пропадает часто. Например потому, что за многие годы общения партнеры приедаются друг другу. Или по той причине, что в самые ответственные минуты вспоминаются застарелые обиды типа “помнишь, как в позапрошлом году ты весь вечер танцевал с той крашеной” и “почему ты месяц назад не разогрела мне ужин?”.

Впрочем, для исчезновения любовного желания есть и более существенные причины. Помните рекламу: “Пропало желание? Заплати налоги!” Вот это, что называется, в точку. А если серьезно, люди чувствуют неуверенность в завтрашнем дне и постоянно пребывают в стрессе. У москвичей к этой общенациональной сексуальной беде добавляются и собственные напряги. Большой город — большие проблемы.

Врожденных гомосексуалистов, лесбиянок, педофилов и других затейников в любом обществе примерно три процента от общего числа граждан. В столице таковых значительно больше. Особенно много гомосексуалистов, причем, как выражаются медики, “неистинных”. Часто зареванные родители волокут к сексопатологу своего резко поголубевшего отпрыска. И он рассказывает, что такие отношения сейчас в моде и у них в институте много “мужественных” пар.

Но гомики еще скромничают и таятся по клубам и квартирам. А девочки, насмотревшись на группу “Тату”, пустились во все тяжкие. Среди розовых москвичек очень популярно целоваться и даже заниматься петтингом в метро. То и дело на эскалаторах, платформах и в вагонах видишь демонстративно обнимающихся девчонок.

Еще хуже, когда к гомосексуализму молодых москвичей принуждают. Пусть и ненавязчиво. Даже очень профессиональному парикмахеру-мужчине трудно найти место в престижном салоне, если он нормальной сексуальной ориентации. В дорогие рестораны, куда ходят иностранцы, официантами набирают парней представительной внешности. Полчаса в номере наедине с мистером-твистером стоят не меньше 100 долларов. Пацаны, что называется, “поддаются искушению”. А потом спешат к врачу делиться сомнениями: не войдет ли “это” у них в привычку и не станут ли они настоящими гомосексуалистами.



Любви моей не опошляй согласьем

Москвичи ищут даже не любви, а защиты от одиночества. Они сидят в Интернете, знакомятся в барах, отрываются на дискотеках, взбадривают себя мужскими стриптизами и свинг-клубами, а возвращаются все равно к тоске в пустых квартирах. Надо бы искать спасения в семье, постоянстве, заботе о родных и любимых. Но с семейной жизнью в Москве тоже непорядок.

По данным статистики, примерно каждый второй брак в Москве распадается. В большинстве случаев — на второй или третий год супружества. Процесс уменьшения числа браков и увеличения разводов, начавшийся в 90-е годы, продолжается до сих пор.

В довершение ко всему москвичи, кажется, разучились жениться. Не в смысле большой свадебной пьянки или там акробатики в первую брачную ночь. Не задерживается в мозгах та простая мысль, что “женитьба — шаг серьезный”.

— Кто только сейчас не регистрируется, — жаловалась мне сотрудник одного из московских загсов Алла Петровна. — Ладно еще, когда на седьмом месяце невесту спешат замуж выдать. А то ведь женятся совсем мальчики и девочки. Шейки тонкие, уши торчат, жвачку жуют. Какие там “муж и жена”! Бывает, совсем пьяные приходят. Я спрашиваю как положено: “Согласны ли вы взять в жены...” А жених лыка не вяжет, ничего ответить не может.

С практиками согласны теоретики.

— Если брак был заключен на этапе симпатии, влюбленности или сексуальной страсти, то он скорее всего распадется, — говорит старший научный сотрудник кафедры социологии семьи МГУ им. Ломоносова Ирина Проневская. — А вот если нет любви, но есть общие ценности и интересы, супруги наверняка долго проживут вместе.

Особого желания нарожать кучу детей в браке и прожить вместе до глубокой старости у москвичей нет. Но тем не менее они женятся. И этот факт немного успокаивает.

— Скрытый эффект ценности семьи, который был заложен много поколений назад, будет держаться еще десятки лет, — говорит Ирина Проневская, — да и штамп в паспорте многое значит. Уже не так просто разойтись, что-то перестраивается в голове.

Кстати, социологи ROMIR Monitoring проводили по этому поводу анкетирование. Один из вопросов был такой: много ли среди ваших друзей и близких счастливых браков? Треть опрашиваемых считает, что счастливых и несчастливых браков среди их друзей поровну, 23% уверены: счастливых — большинство. 16% заявили: практически у всех близких людей семейная жизнь сложилась удачно, 22% сказали, что в их окружении таковых мало, а 6% — что практически нет. Оптимистичнее всего настроена молодежь от 18 до 34 лет, а также респонденты с высшим образованием. Пессимисты — люди с тяжелым материальным положением и, как ни странно, те, чей возраст от 35 до 44 лет.



Не так я вас любил, как вы стонали...

Впрочем, только брачной темой социологи не ограничились. Они решили провести анонимный опрос среди москвичек в возрасте от 25 до 35 лет. Кого-то его результаты, может, и впечатлят, но меня после похода в свинг-клуб они совсем не удивили.

Ученые, кстати, долго сомневались, стоит ли проводить исследование на интимную тему. Ведь за некоторые вопросы можно и по лицу получить. Но, как выяснилось, москвички очень даже не прочь поговорить “про это”. Две из трех женщин обсуждают интимные подробности с подружками и почти все (90%) — с партнером.

33% москвичек занимаются анальным сексом, 14% “спят” с подружками в отсутствие мужей, 11% снимают занятия любовью на видеокамеру, а каждая четвертая согласилась бы участвовать в групповухе. И это еще не самые шокирующие признания.

58% опрошенных москвичек сказали, что после знакомства они сами предлагают мужчине заняться любовью. У них, смелых и активных, секс с новым партнером случается обычно после первого-второго, ну максимум — третьего свидания. Зато у оставшихся — только спустя три месяца.

Большинство москвичек (59%) разрешают своему партнеру читать порножурналы, общаться со своими подружками и ходить на стриптиз. При этом 43% сами танцуют нагишом перед своим благоверным, и каждая третья посещает мужской стриптиз.

38% признались, что изменяют своему постоянному партнеру (остальные, видать, просто не признались). И хотя сексуальной жизнью удовлетворены 75% опрошенных, большинство из них (39%) имитируют оргазм. Почти все “неудовлетворенные” (21%) отовариваются в секс-шопах инструментами “я сама” (знаете, есть такие забавные вибрирующие игрушки?).

70% опрошенных “мучаются” эротическими снами, а каждая третья мечтает заняться любовью с партнером намного младше себя. Но это еще что. 25% женщин покаялись, что иногда занимаются сексом в общественном месте, 23% мастурбируют при партнере, половине женщин нравится оральный секс, 18% практикуют ролевые игры с переодеваниями. Ровно у половины опрошенных случались романы с женатыми мужиками, и опять-таки половина женщин признались, что у них были случайные связи.

В общем, молодые москвички, мягко говоря, сексуальны и раскрепощены, а если выразиться грубее — настоящие шлюхи. Впрочем, как считают социологи ROMIR Monitoring, женщины, отвечавшие на вопросы, в некоторых случаях могли немного спутать личную жизнь с фантазиями. Как-то не верится, что каждая пятая девушка играет с мужем в переодевание, и совсем уж странно, что каждая четвертая имеет привычку заниматься сексом в общественном месте.

Такая вот любовь. Ну что, поздравлять вас теперь с Днем всех влюбленных?


Одностишия Владимира Вишневского и Игоря Губермана.






Партнеры