Защита для гаврошей

18 февраля 2003 в 00:00, просмотров: 540

По сведениям МОТ (международной организации труда), на улицах Москвы работают от 50 до 60 тысяч детей. Более половины из них — младше 13 лет. Исследования МОТ проводились и в Петербурге — там положение лишь немногим лучше. Что делается на остальной территории России, толком не знает никто. Между тем еще в 1999 году в Женеве была принята Конвенция №182 о наихудших формах детского труда. Увы, Россия ратифицировала ее лишь на днях. Чтобы подписать этот документ, нашей стране понадобилось почти четыре года.

По нашей Конституции узаконить международную Конвенцию можно только по предложению правительства или президента. Вероятно, нашлись более срочные дела... Россия стала лишь 136-й страной в мире, принявшей Конвенцию № 182 как руководство к действию.

“Наихудшие формы труда” — это, попросту говоря, принудительное привлечение к труду, торговля детьми, долговая кабала, детская проституция и использование детей для производства порнографической продукции, различные виды работ опасного и эксплуататорского характера и т.п. За то время, что мы “раскачивались”, в России выявлено 190 случаев, когда родители продавали собственных детей в сексуальное рабство. Последний случай — мамаша умудрилась продать 12-летнюю дочь. Сегодня в России свыше 20 тысяч людей числятся без вести пропавшими. Каждый второй из них — ребенок. Кто знает, сколько из них в рабстве на потеху взрослым дядям?

Наше государство само плодит беспризорщину: половина семей, имеющих ребенка, не дотягивают до прожиточного минимума. Если родители — безработные, жизнь делает ребенка главным и порой единственным “кормильцем” семьи. В странах ЕС в рамках национальной программы поддержки семей существует 19 видов пособий на детей. Во Франции — 28. У нас — всего 5, на которые не проживешь. Да и те правительство норовит спихнуть в ведение субъектов Федерации, у которых и без того бюджет — что тришкин кафтан.

Понятно, что, подписав Конвенцию, Россия обязана принять новые законы, которые смогут на деле защитить детей от различных форм эксплуатации — и сексуальной, и трудовой, и всех прочих. Это означает ужесточение соответствующих статей Уголовного кодекса.

— Немедленные и эффективные действия, направленные на запрещение и искоренение наихудших форм детского труда, не исчерпываются написанием новых законов, — сказал директор Международной программы по искоренению детского труда г-н Франс Розеларс. — Необходимо проведение этих законов в жизнь.

Так сколько же лет пройдет, прежде чем мы увидим первые конкретные результаты?



Партнеры