Могил все меньше,

18 февраля 2003 в 00:00, просмотров: 165

Похоронный бизнес набирает обороты и в скором времени может стать одним из самых прибыльных. По крайней мере в столице. С каждым годом, как показывает официальная статистика, смертность в Первопрестольной становится все выше. Для сравнения: в 2000 году умерло 130 881 жителей мегаполиса, в 2001 эта цифра увеличилась до 135 449, а в 2002-м достигла аж 138 448. Дело дошло до того, что на московских кладбищах практически не осталось свободных мест. По словам директора государственного унитарного предприятия “Ритуал” Анатолия Прохорова, практически все кладбища в черте города можно спокойно объявлять закрытыми, не говоря уже о том, что многим из них требуется срочная реконструкция.

Проблема “перенаселенности” относится не только к старым кладбищам. Среди новых можно выделить, например, Щербинское. Как отмечают руководители ритуальных служб столицы, оно исчерпает свой ресурс уже в марте. И это при том, что погост открыли всего семь лет назад! Практически полностью забито очень популярное кладбище в южной части города — Домодедовское. Его реконструкция и расширение намечено на самое ближайшее время. А пока несчастным умершим жителям Южного округа зачастую приходится отправляться либо в Шереметьево, либо в Нагинский район, где еще имеются свободные места для покойников. А ведь большинство несознательных горожан еще при жизни изъявляет упрямое желание покоиться рядом с умершими родственниками. Для того чтобы попасть на уже закрытое кладбище, им требуется получить специальное разрешение.

— Мой отец всю жизнь прожил с матерью. Он так хотел и после смерти быть с нею, — плачет в приемной директора “Ритуала” уже немолодая женщина.

— Это один из основных аргументов наших посетителей — рассказывает заместитель генерального Вадим Киселев. — В течение приемного дня с подобными просьбами обращаются около десяти человек. Основная часть заявлений поступает от тех, кто хочет быть похороненным рядом с домом. Зачастую мы идем на уступки.

В особых случаях разрешения выдают городские власти. Такое, например, потребовалось родственникам убитого в центре столицы губернатора Магаданской области Валентина Цветкова, чтобы похоронить тело на престижнейшем Ваганькове. Если с разрешением не получается по санитарным срокам (когда после первого захоронения не прошло 13—15 лет), родственникам умерших только и остается, что соглашаться на кремацию. В последнее время, чтобы хоть как-то сэкономить землю, сожжение начали активно рекламировать. Заказ на такого рода услугу предлагается оформить еще при жизни. Но пока подобным образом отправляется в мир иной меньше половины столичных покойников. Лидирующее место в этом списке занимают буддисты, потом следуют православные и католики. Мусульмане, как и иудеи, категорически против подобной процедуры.

Ритуальные службы уже давно стараются обслуживать клиентов с учетом вероисповедания. Недавно, например, было открыто корейское кладбище. В скором времени впервые появится отдельный иудейский погост. Правительство Москвы уже дало “добро” на начало строительства. Частично выкуплена земля под мусульманское кладбище в Солнечногорском районе. Что касается цены на похоронные услуги, то она едина для всех. Существует простой гарантированный перечень. На три тысячи любой горожанин может рассчитывать на место под могилу с крестом, гроб с покрывалом, катафалк и кое-что еще по мелочи.

Один из наиболее выигрышных способов обеспечить свою смерть — поучаствовать в недавно разработанной программе семейно-родовых захоронений. Это означает, что человек еще при жизни может купить место, где он сможет покоиться вместе с родственниками и даже благоустроить его заранее. Заключается договор, где определяется размер родового склепа: на 3, на 6 или 9 персон. Людей, еще при жизни беспокоящихся о загробном существовании, нашлось в Москве пока не так много. Всего двое. Оба заказали склеп на девять человек. Один пожелал иметь захоронение на Троекуровском, другой — на Востряковском кладбище.




Партнеры