Шерлок Хомкин никому не нужен

19 февраля 2003 в 00:00, просмотров: 261

Ежедневно в Москве жертвами квартирных воров и грабителей становятся десятки людей. Раскрываемость таких преступлений — минимальна, и как изменить ситуацию — милиция не знает.

Удивительно, что расследовать подобные дела не хотят, даже когда преступник найден. Причем найден самим потерпевшим.

Сергей Викторович Хомкин никогда не думал, что ему придется раскрывать собственное ограбление. 3 октября 2001 года в квартиру семейства Хомкиных явились незваные гости. Между прочим, за три дня до свадьбы младшей дочери Юли. Дома в тот день находились только девочки — сестры Юля и Элина.

— Раздался звонок в дверь, я спросила: кто там? — вспоминает Юля. — Мужской голос ответил, что принес пакет для моего папы. Назвал фамилию, имя, отчество — естественно, я поверила и открыла.

В квартиру ворвались три человека, причем двое из них — в масках.

— Угрожая то ли ножом, то ли заточкой, нас заставили лечь на пол и стали спрашивать, где в доме лежат деньги и драгоценности, — рассказывает старшая сестра Элина. — Грабители хорошо ориентировались в доме...

Юля вынуждена была признаться, что на балконе есть сейф, где хранятся деньги. Даже не сейф, а железная коробка, прибитая к стене.

Грабители решили забрать всю “коробочку”. Но вырвать ее оказалось не так просто.

— Один из них заставил меня позвонить соседке и попросить у нее молоток. Причем он сказал это настолько спокойно и уверенно, что мне даже в голову не пришло его ослушаться, — удивляется теперь Элина. — Я взяла у соседки молоток и отдала его злодею.

Грабители унесли из квартиры Хомкиных в общей сложности более миллиона рублей.

* * *

— Мы в тот же день вызвали милицию. Пришел оперативник, осмотрел квартиру, опросил дочерей. Мы договорились, что официальное заявление напишем после свадьбы. Не хотелось, чтобы накануне такого важного события, как свадьба, Юлю таскали на допросы, — объясняет Сергей Хомкин.

Свадьбу отыграли как положено и всей семьей отправились в милицию. Но особого сочувствия и желания помочь там не встретили. В конце концов получили отписку: “Дело приостановлено в связи с неустановлением лица, подлежащего привлечению в качестве обвиняемого”. И тогда Сергей Викторович решил помочь милиции. Самостоятельно раскрыть преступление.

Из квартиры помимо денег и драгоценностей пропал мобильный телефон, и Хомкины запросили “детализацию” последних разговоров. Бандиты оказались не слишком умными: заполучив мобильник, они тут же сделали с него несколько звонков. Один из номеров оказался в районе, где жил бывший воздыхатель Юли, Виталий М. Несколько месяцев назад Виталий предлагал девушке руку и сердце, но Юля ему отказала. Кстати, парень хорошо известен в ОВД “Можайский”: он уже получал условный срок.

— М. часто бывал у нас дома, — рассказывает Хомкин. — Квартиру нашу хорошо знал. Как-то он пришел к Юле, и я хорошо слышал его последнюю фразу: “Тебе я ничего не сделаю, но тем, кто нас разлучил, — отомщу”.

Так определился первый подозреваемый. Но кто его подельники?

Прошло больше четырех месяцев, прежде чем Сергей Хомкин пришел в ОВД со всеми своими выкладками и назвал всех предполагаемых грабителей. Последние сомнения в организации преступления Виталием М. отпали, когда выяснилось: его мать работает в той самой парикмахерской, куда накануне записалась женская половина семьи Хомкиных. То есть М. прекрасно знал, когда в квартире никого не будет. Но сестры немножко задержались...



* * *

Еще неделя понадобилась “сыщику” Хомкину, чтобы убедить милицию вызвать на допрос хотя бы кого-нибудь из подозреваемых. В ОВД одного из парней и его сожительницу доставили “для беседы”, поскольку следователь не посчитал возможным называть это “допросом”.

— Когда я увидел даму, я остолбенел, — признается Сергей Викторович. — В ушах у нее были серьги... моей жены. Их не перепутаешь: украшения прошлого века, недавно переделанные ювелиром...

Однако задерживать преступников никто даже и не подумал.

Как заявил потерпевшим замначальника следственного отдела ОВД “Можайский” Мамедов, “дело не имеет судебной перспективы, и прокурор не даст санкцию на арест и обыск”.

Пришлось Хомкину самому ехать к первому заместителю Кунцевского межрайонного прокурора Гречишниковой.

— Она позвонила в ОВД и приказала отправить наряд на обыск. Но все то время, пока я ездил, объяснялся, преступник свободно звонил по мобильному телефону. Он ведь всех предупредил! Естественно, когда в его квартиру приехали с обыском, там уже не было никаких украшений...



* * *

С тех пор Сергей Хомкин получил еще пару десяток отписок, написал целую стопу писем всем, кому можно: от начальника ОВД до генпрокурора. А воз и ныне там. Все подозреваемые разгуливают на свободе, а ОВД “Можайский” проводит свои “оперативно-розыскные мероприятия”.

Корреспондент “МК” попытался получить комментарий у сотрудников милиции.

Начальник следственного отдела Владимир Уфимцев:

— Мало ли что он знает, кто его ограбил. Доказательств-то нет никаких!

— Как никаких? А сережки?!

— Знаете, там так все сложно... долго объяснять… Позвоните через пару недель.

Начальник ОВД вообще ничего не слышал про Хомкина, а один из следователей сказал прямо:

— А что тут сделаешь?! Мы люди подневольные: нам сказали сверху развалить дело — против этого же не попрешь!..






Партнеры