Магазинчик кошмаров

20 февраля 2003 в 00:00, просмотров: 490

В декабре прошлого года в московский УБОП пришел избитый донельзя молодой мужчина. Он представился директором строительной фирмы Василием Таммом и попросил у оперативников помощи.

Из медицинского заключения: “У пострадавшего В.Я.Тамм отсечена

3-я фаланга пальца правой руки, отмечены множественные ушибы рук, обоих плечей и коленных суставов”.

Головинской прокуратурой было возбуждено уголовное дело по ст. 126 ч. 2 п. “а” и “б” (неоднократное похищение человека, совершенное группой лиц по предварительному сговору).

А через неделю оперативники задержали 52-летнего Николая Пузикова. Нет, не матерого бандита, прославившегося своими зверствами. Вполне мирного на первый взгляд директора магазина “Надежда”, что на Ленинградском шоссе.

Расчет киянкой по пальцам

Николай Пузиков и Василий Тамм познакомились лет 6 назад, когда Пузиков искал подрядчика для выполнения строительных работ в своем магазине “Надежда”. Потом та же фирма строила для директора дом в подмосковной деревне Юрьево. Никаких договоров партнеры не заключали — строители работали “на доверии”. Правда, деньги Пузиков постоянно отдавал — с задержкой, но все-таки отдавал.

Однако настало время, когда долг хозяина достиг критической отметки, и терпению Тамма пришел конец. Тем более что деньги у Пузикова явно были — объем выполненных работ впечатлял. Один только забор, возведенный бригадой, обошелся хозяину фазенды в 50 тыс. долларов! “Уж не из золота ли он?” — сразу возник у меня вопрос. Оказалось, нет. Просто огромную территорию в деревне Юрьево Николай Иванович обнес 200-метровой стеной в 3 метра высотой и более чем на 1,5 метра углубил бетонный фундамент...

Услышав, что наниматель расплатится только по окончании всех работ, Тамм просто снял рабочих с нового объекта.

В тот же вечер, 25 ноября 2002 г., возле дома в Раменках Василия ждали два охранника Пузикова — Валерий Поляков и Сергей Мартыневский. Они затолкали строителя в машину и привезли во внутренний двор магазина “Надежда”. Около часа пленника продержали в машине — пока не разошлись по домам все торговые работники. Потом Василию заклеили рот скотчем и отвели его в подвал, на склад спорттоваров. Вскоре туда же спустился Пузиков.

Первыми же ударами Василия сбили с ног. Он пытался защищаться, громко стонал, но тем самым только распалял своих палачей. Несколько подустав, они на время оставили жертву и занялись вещами Василия. У него забрали портфель, мобильник, печать, документы, чековые книжки...

После этого Пузиков приказал охранникам подтащить “провинившегося” строителя к стеллажу, вмонтированному в стену, и включил “болгарку” (шлифовально-отрезную машину). Несчастный строитель был уверен, что сейчас ему отрежут руку или ногу! Но это была лишь первая психическая атака. Фантазия мучителей оказалась весьма изощренной.

Пузиков заточил края киянки, один из охранников прижал руку жертвы к стеллажу... И директор магазина с силой начал наносить удары киянкой по руке строителя, приговаривая: “Так я тебе должен деньги? Ты будешь работать завтра же. Или будешь кататься в инвалидной коляске и руководить работами”.

Весь подвал уже был залит кровью, Василий периодически терял сознание, а его озверевший мучитель продолжал орудовать киянкой. Похоже, охранники сами не ожидали такого развития событий, но остановить хозяина боялись. Наконец мучители влили в едва живого Василия целый литр водки и ушли.

Когда Василий очнулся, он увидел, что оба охранника задремали тут же, на ящиках. Именно это и спасло ему жизнь. Он сумел незаметно выскочить из подвала, благо сам в нем когда-то работал и хорошо знал планировку магазина. На его часах было 5 утра. Василий вспомнил, что недалеко живет его приятель, и, почти умирая, добрался до него. Друг отвез полуживого строителя в травмопункт, а через несколько дней — в УБОП.

Очень скоро оперативники выяснили, что за внешне безобидным и даже располагающим к себе директором московского магазина тянется целый шлейф темных историй. Заявители пошли в УБОП один за другим. И с каждым новым эпизодом в деле усилился нажим на следствие со стороны многочисленных высокопоставленных друзей и клиентов Николая Пузикова.

Домовитый любитель женщин

До сих пор о главном “герое” этой истории известно далеко не все. Да и то многое — лишь со слов его жертв (некоторые фамилии пострадавших изменены по их просьбе. — Авт.). Они до сих пор боятся своего истязателя и не верят в справедливое возмездие.

Доподлинно известно, что Николай Пузиков — уроженец Вологодчины. Но “домик, где резной палисад” он оставил еще в 70-е годы, решив поискать счастья в столице. Знакомым он говорил, что раньше работал в милиции, а потом был вынужден уйти.

В Москве Николай Иванович начал работать в сфере торговли. Говорят, его патологическая жестокость по отношению к подчиненным проявилась сразу. За какую-то мелкую провинность он запер кладовщицу в холодильной камере и продержал там несколько часов. После этого женщина несколько месяцев болела плевритом.

Пузиков — представительный мужчина с мужественной сединой и красивой бородой. Он очень спокоен и размерен, доброжелательные чувства вызывает у всех, кто видит его впервые. У его давних знакомых я спрашивал, чем тот увлекался, как проводил свободное время. И постоянно слышал один и тот же ответ: “Он ничем в жизни не интересовался, кроме денег и женщин. Жаден до безумия”.

А еще он очень любил строить себе дома. Всего он успел отстроить 13 загородных резиденций. Причем каждая — как надежная крепость, хорошо укрепленная и защищенная от постороннего взгляда. Каждая охраняется громадными волкодавами и кавказскими овчарками, признающими только хозяина. Возле одной из них он вырыл огромный пруд — 100х30 метров. Как говорят строители, туда “вбухано” 200 тыс. долларов. Вообще Пузиков оброс в глазах пострадавших массой страшных легенд. С ужасом в глазах те рассказывают, как один из волкодавов загрыз сторожа на даче. Как несколько лет назад, когда у Николая Ивановича обокрали квартиру, тот будто бы попросил милицию отпустить воров и потом сам расправился с ними...

При этом Николай Иванович, как любой сказочный злодей, очень сентиментален. Когда им же вскормленный волкодав порвал его любимого пекинеса, Пузиков даже пустил слезу.

Когда суд выносил решение о заключении директора “Надежды” под стражу, Пузиков неожиданно упал в обморок. Впрочем, на судью это большого впечатления не произвело, а оперативники уверяют, что этот обморок был заранее спланирован и случился по знаку адвоката. Василию Тамму тем временем через посредников активно предлагались откупные — 50 тыс. долларов.

Долг как средство обогащения

Надежда Лутфулина познакомилась с Николаем Пузиковым 8 лет назад. Она красивая женщина с сильным характером, настоящая “бизнесвумен”, привыкшая командовать мужиками. Но и она, рассказывая мне о тех событиях, заметно волнуется.

История ее взаимоотношений с Пузиковым такая же, как у большинства других пострадавших. Только в отличие от них Надежда Сергеевна не перестала бороться до сих пор. И дело не столько в пропавших деньгах, сколько в тех унижениях, через которые ей пришлось пройти.

Лутфулина занималась поставками товара в магазин Пузикова. После двух лет общения партнер попросил у нее взаймы крупную сумму под строительство пекарни и приобретение мясного цеха. Но когда истек срок кредита, выяснилось, что отдать деньги Пузиков не может. В качестве компенсации он предложил даме часть помещения в своем магазине.

Надежда Сергеевна говорит, что сделка изначально была невыгодной, но она прекрасно понимала, что лучше синица в руках, и согласилась. А Пузиков ее опять надул. Он отдал Лутфулиной только половину обещанной площади. Другую же половину — под будущее кафе — ей пришлось выкупать: выяснилось, что Пузикову она не принадлежала. После долгих мытарств кафе наконец заработало. А буквально через день все оборудование оказалось вывезено или выброшено на улицу, а арендный договор отозван. На дворе стоял 1998 год.

Надежда Лутфулина проявила решительность, и Пузиков, который очень не любит шумных скандалов, вынужден был пойти на переговоры.

— И тут я допустила ошибку! — с досадой говорит Надежда Сергеевна. — Я показала Николаю все корешки счетов и его расписки — они лежали в моей сумочке.

Пузиков мгновенно сориентировался.

Прямо на выходе из его кабинета женщину схватил охранник “Надежды” Сергей Мартыневский и втолкнул в соседнюю комнату. В ход пошел испробованный уже прием: в рот жертве он попытался залить водку. Однако дама сопротивлялась, и Мартыневский позвал на помощь второго охранника и самого Пузикова. Они держали Лутфулину за руки за ноги, били и силой вливали водку. Через 15 минут вся компания удалилась, забрав с собой сумку с документами и мобильником жертвы.

Через некоторое время Надежду Сергеевну выпустили. Пустая сумка валялась в коридоре на полу. Лутфулина зафиксировала побои в травмопункте и написала заявление в ОВД “Головинский”. Но сотрудники ОВД почему-то не приехали на место происшествия в тот же день. Дали возможность палачам прибраться в “камере пыток”? Говорят, Пузиков дружил с бывшим начальником...

Тогда пострадавшая обратилась в Головинскую прокуратуру. Там все-таки возбудили уголовное дело, а через 4 дня... прекратили. По оперативным данным, на прокуратуру здорово надавили приятели Пузикова.

Мытарства Надежды Лутфулиной продолжаются уже четыре года. За все это время ее впервые вызвали на допрос только после задержания Пузикова. Кстати, его верные охранники тоже арестованы.

Мастер спорта по карате Сергей Мартыневский и боксер Валерий Поляков участвовали во всех разборках шефа. Раньше они работали в ЧОПе, обслуживавшем магазин, но Николай Иванович переманил их в свою службу безопасности. Кстати, третий охранник, который прежде служил в знаменитой “Альфе”, быстро уволился, а на вопрос, почему он уходит, ответил так: “Меня не учили бить женщин и детей”.

Несколько раз пытались уйти от Пузикова и Сергей с Валерием, но Пузиков каждый раз повышал им оклады, и они оставались. У обоих недавно родились сыновья...

Живые и мертвые

Сколько всего эпизодов истязаний людей в страшном подвале появится в этом уголовном деле, пока не знает никто. Некоторые из потерпевших просто боятся идти к следователю или не хотят бередить старые раны. Сотрудники магазина утверждают, что уборщица постоянно отмывала в подвале кровавые пятна. А попадали туда многие. Вообще в магазине существовала, как выразилась одна из моих собеседниц, “крепостная система”. И между собой сотрудники всегда называли подвал “пыточной”.

Для двух человек поход в “пыточную” обернулся особенно страшными последствиями.

Леонид З. был вызван в кабинет к Пузикову на переговоры. Якобы он задолжал директору магазина. В “пыточной” его долго били ногами и случайно попали ему в ребро прямо под сердце. В результате Леонид на всю жизнь остался инвалидом.

Другой случай произошел со строителем-краснодеревщиком, которого Пузиков попросил купить материалы для отделки своего очередного загородного дома. Сказал: “Я тебе потом деньги отдам, купи пока на свои”.

Андрей М. занял у знакомых 25 тыс. долларов и купил дубовые лестницы, рамы и прочее. А когда пришло время расплаты, Пузиков просто выкинул его на улицу.

Андрей пришел вновь. Это был настоящий русский мужик: большой, добродушный человек. Охранники Пузикова даже боялись, что не справятся с ним. И когда Андрей вошел в кабинет, они накинули на него сеть и начали избивать бейсбольными битами. За строптивость Пузиков приговорил его к “барщине” — ежедневной бесплатной отработке. Затем в Андрея по традиции влили литр водки и выбросили бездыханное тело на улицу.

Андрей пытался искать правду в милиции, в прокуратуре, но везде у Николая Ивановича обнаруживались покровители. А долг друзьям висел над этим честным человеком дамокловым мечом. Андрей впал в депрессию, отправил куда-то на время жену и сына, в последний раз попросил прощения у своего кредитора (“Жить с этим унижением не могу”) и повесился.

Даже после его смерти — еще целые сутки — на пейджер Андрею шли угрозы от его мучителей...

Сейчас Пузиков находится в СИЗО. Похоже, он понял, что на стадии следствия развалить дело уже не получится. Однако надеется “решить вопрос” в суде. Ведь свидетели по делу уверяют, что “крыша” у него — будь здоров. Они видели, как в директорский кабинет заходили люди в генеральской форме. Там были и высокие милицейские чины, и представители спецслужб.



Партнеры