Боря Моисеев стал еще ближе к народу.

20 февраля 2003 в 00:00, просмотров: 233

Давеча в помещении Московского агрегатного завода мужчинка хоть куда — Борис Моисеев — и его друг (просто друг!) режиссер Альберт Хамитов снимали клип на песню “Татуировка”. Работали парни всю ночь как проклятые — аренда, знаете ли, дорого стоит, управиться надо было до восхода солнца. Управились.

Композитором песни стал тов. Ким Брейтбург — автор хитов для мальчишек-“премьеров”, поэтом выступил Сергей Соколов. Съемки необычного — именно для Моисеева — клипа имеют свою предысторию (придуманную скорее всего специальными PR-службами артиста, и тем не менее)!

...Однажды Альберт летел в самолете. Его соседом по экономклассу оказался простой рабочий уральского завода. Почитывая бортовую прессу, в оной уралчанин обнаружил интервью Бориса Моисеева. “Хороший артист. Вот только далек от нас — простого трудового народа. Если бы спел Борис о том, как живут заводчане, еще бы больше зауважал его!” — внимательно прочтя интервью, констатировал пассажир. Эти случайно брошенные слова запали в душу Альберту Хамитову (прямо-таки “запали”, аж кушать, наверное, не мог). А по возвращении в Москву совместными умозаключениями Альберта и Бори было решено снимать клип “Татуировка”, как было заявлено, в духе, приближенном к простому слушателю.

Однако приближенность к обывателю “заключилась” лишь в смене имиджа артиста: из ярко-пестрого Борюсика в эдакого токаря третьего разряда с пропотевшими подмышками и небрежной небритостью на лице. Но...

Об этом и многом другом: о том, как снимали клип, мылся ли Боря в душе один или же... вы и узнаете из нового номера иллюстрированного еженедельника “МК-Воскресенье”.




Партнеры