Хичкоковская блондинка

25 февраля 2003 в 00:00, просмотров: 357

Так утверждает актриса Виктория Толстоганова, исполнившая главную роль в картине Михаила Брашинского “Гололед”. Ее героиня — молодая успешная женщина-адвокат — на бешеной скорости гоняет по ночной Москве и любит побеждать. Обо всем этом в разговоре с Катей САХАРОВОЙ.

Из досье “МК”. Виктория Толстоганова, актриса. Окончила ГИТИС, курс Леонида Хейфеца. В Театре им. Станиславского занята в спектаклях: “Маскарад”, “Двенадцатая ночь”, “Хлестаков”, в Центре драматургии и режиссуры Казанцева и Рощина: “Пластилин”, “Шопинг & Факинг”. Работы в кино: “Раскаленная суббота”, “Гололед”, “Башмачник”, “Дневник камикадзе”, “Лунные поляны”, “Антикиллер”, “Магнитные бури”.

— Вика, “Гололед” участвовал во внеконкурсной программе форума. Удалось ли вам побывать на Берлинале?

— Хотя я приехала поздно — на три последних дня, от фестиваля у меня остались самые приятные впечатления. Картина не получила никаких призов, но была принята хорошо. Ее показывали четыре раза при полном зале. На кинофестивалях есть традиция: после сеанса желающие могут остаться, чтобы обсудить фильм с режиссером и актерами. Публика активно высказывалась. Один студент спросил, почему героиня появляется в фильме после своей смерти. Брашинский ему ответил: ее там не было. Студент настаивал: нет, я ее видел. “Представляете, какой у меня прекрасный зритель? — повторял Брашинский. — Он видит даже то, чего я не снимал”. Что касается других вопросов, то в принципе все они были прогнозируемы, поскольку касались движения, скорости, Москвы и скольжения на гололеде.

— Ваша героиня — настоящая хичкоковская блондинка. Когда вы готовились к роли, оглядывались на великого режиссера?

— Думаю, что Брашинский, будучи кинокритиком, не раз оглядывался на Хичкока, и не только на него. Я — нет. Но признаю, что манера страха в этом фильме истинно хичкоковская. Что касается цвета волос, то мне очень нравятся на себе светлые волосы. Правда, сейчас я в своем натуральном виде, поскольку недавно закончила сниматься у Абдрашитова в “Магнитных бурях”, где моя героиня темно-русая.

— Что было для вас самым сложным на съемках в “Гололеде”?

— Вставить линзу в глаз. Я никогда в жизни с линзами не сталкивалась — у меня стопроцентное зрение. К тому же мое отношение к зрению, еще до появления “Гололеда”, всегда было неоднозначным и трепетным. Когда я видела, что у человека, который снимает очки, расширяется зрачок, мое сердце сжималось от жалости.

У моей героини плохое зрение, поэтому она пользуется линзами. Как только я вставила линзу, у меня поплыло перед глазами — я чуть не потеряла сознание. Потом я долго извинялась перед режиссером, что не смогла сразу это сделать. Все остальное в картине было только в радость — весь фильм я езжу на машине, а это для меня счастье.

— В жизни тоже водите?

— Я за рулем три года. В “Гололеде” я ездила на Audi8 по строящемуся Третьему кольцу, по ночной Москве — кайф! В основном я водила сама, к помощи каскадера мы прибегли один раз, когда нужно было сделать очень крутой вираж. Когда он исполнял кульбиты на двух колесах, я находилась вместе с ним, и, честно говоря, мне было очень страшно.

— В одном интервью вы сказали: “Для меня недопустима сама идея сниматься в порнофильме. Но в порнографии у Брашинского я сыграла бы без вопросов”. Это действительно так?

— То, что я согласилась на эту роль, означает, что я безгранично доверяю режиссеру. Что касается порнографии, то это, конечно, шутка. Если бы мне предложил сняться в порнографии Брашинский или другой режиссер, я бы над этим серьезно задумалась, поскольку не считаю это самоценным. Единственное, что могу сказать по поводу Брашинского: с удовольствием поработала бы с ним еще раз, но не в порнографии.

— Ваш муж Андрей Кузичев — актер. У вас был служебный роман?

— С Андреем мы женаты уже шесть лет. Мы вместе учились в ГИТИСе и поженились на третьем курсе.

— Трудно работать вместе с мужем в кино или театре?

— У меня было два таких опыта после окончания института. Это спектакль “Пластилин” и картина “Лунные поляны”, где Андрей исполнил главную роль. Конечно, сложно работать вместе: вместо того чтобы абстрагироваться от всего и концентрироваться на роли, я думаю: сыт ли он, отдохнул ли. А в кино эти заботы не нужны. Скоро у нас будет еще один совместный проект с Кириллом Серебрянниковым, где мы будем заняты вместе. Честно говоря, мне в удовольствие лишний раз провести время с Кириллом и Андреем — нас так часто разрывают на разные проекты, что мы не успеваем толком общаться.

— У вас есть актерская зависть друг к другу? Кто-то больше востребован, кто-то меньше?

— Я волнуюсь об успешной карьере мужа больше, чем о своей, потому что считаю: быть женой звезды очень приятно, едва ли не приятней, чем быть самой звездной актрисой. Мне кажется, что Андрей также переживает за меня. Он первый человек, с которым я советуюсь, начиная от того, соглашаться на роль или нет, до самых разных мелочей. Я горжусь нашими отношениями и очень ими дорожу.

— Два года назад в вашем багаже еще не было ни одного фильма. Что это — удача или повышенная работоспособность?

— Всего понемножку. Мое сильное желание сниматься в кино преобразовалось в энергию, которая в один прекрасный момент выплеснулась. Теперь я знаю, что от состояния, в каком артист приходит на пробы, зависит решение режиссера. Если человек не уверен в себе, это мгновенно считывается, и режиссер начинает сомневаться, справится ли он с ролью. Сейчас, в силу того, что я много работаю, я изменилась и понимаю, что у меня есть силы и потенциал. Мой кинодебют состоялся в картине “Башмачник” Владимира Зайкина, который рискнул пригласить неизвестную актрису на главную роль. По сценарию моя героиня была настолько уверена в себе, что я, когда вошла на съемочную площадку, обрела уверенность и теперь не могу остановиться.

— Какие у вас новые проекты?

— Готовим спектакль с Кириллом Серебрянниковым по шведской пьесе. Также я репетирую с Ольгой Субботиной драматическую историю — пьесу “Мата Хари”, где играю Клод, которая предала знаменитую шпионку. Еще меня пригласил на роль Роксаны Иван Дыховичный в постановку “Сирано де Бержерак” с Сергеем Шнуровым в главной роли. Относительно кино — недавно мне предложили роль в восьмисерийном фильме “Тихий московский дворик” об истории одной семьи начала века.

— Ваше имя означает “победа”. Как вы считаете, вы его оправдываете?

— Мне нравится имя Виктория, но не нравится Вика, хотя я привыкла к нему. Ответить, что я привыкла побеждать — самонадеянно. Но скорее да, чем нет. Однако жизнь диктует свои правила, над которыми человек не властен, поэтому я боюсь таких громких выражений.



Партнеры