“Как я пожалел Лобановского”

26 февраля 2003 в 00:00, просмотров: 422

Судья — чуть не главное действующее лицо футбольного действа. Только он решает все спорные вопросы, возникающие по ходу игры. Только он, и никто иной, виноват в поражениях любимой команды... Впрочем, есть такие арбитры, о которых практически все игроки и тренеры отзываются уважительно и даже с любовью. Одному из таких — Юрию Ивановичу Бочарову — сегодня исполняется 80 лет...


Справка “МК”

Судейский стаж Бочарова — 27 лет. В 60—70-е годы — один из сильнейших арбитров страны, семь раз в списке “Лучшие судьи сезона”. По совместительству судил хоккей с мячом. Прекрасно отработал на четырех чемпионатах мира, является единственным в стране лауреатом “Золотого свистка”.


В самый канун его 80-летия мы встретились. Вспоминали былое. Память у него, добавлю от себя, потрясающая...

* * *

— Судить я начал... под чужой фамилией. Точнее, под дядиной — Чинусов. Мы часто спорили с ним на тему судейства. И вот однажды я на спор вышел под его фамилией и отработал игру. В том матче, кстати, назначил пять пенальти. А через некоторое время в финале первенства Москвы попросили назначить “того молодого судью Чинусова”. Так раскрылся обман. И я начал судить уже как Бочаров.



* * *

— Матч “Торпедо” — “Динамо” (Москва). Угловой у ворот молодого Яшина. Атакует нападающий торпедовцев Золотов. И вдруг — что я вижу? — Лев Иванович в охапку ловит его голову. Золотов падает. Даю 11-метровый. Тренер Якушин негодует. А после игры заходит в судейскую: “Все правильно, Юра”.



* * *

— А как я пожалел Лобановского, хотите расскажу? Игра “Динамо” (Киев) — “Рома” (Италия). Лобановский из положения вне игры забивает мяч. Не засчитываю. И он бросается на меня с кулаками. По правилам — должен его удалять. Но я знаю, что тренер Маслов ищет повод, чтобы отчислить Лобановского — он уже сделал ставку на молодых. И не удаляю. После игры в раздевалку вошел длинный Лобановский и нежно, без слов меня обнял.



* * *

— 1973 год. Львов. Играют “Карпаты” и “Динамо” (Минск). Львовянам нужна только победа. В Москве меня вызвал зам. начальника управления футбола: “Нужно помочь минчанам, есть мнение ЦК”. Следующий звонок — от начальника управления: “Отсудить должен без сучка без задоринки!”

Приезжаю во Львов. Навещает заместитель директора Львовского завода цветных телевизоров и заявляет — в машине для тебя сувенир. Отказываюсь, конечно. А тем временем мои помощники Баскаков и Яунзен сообщают: “Рано утром приходили посланцы Минска с конкретным предложением. Главному — 10 тысяч, помощникам — по 5”.

Матч провели спокойно, минчане уверенно победили. Ужинаем в ресторане. К нам подсаживается симпатичный мужчина и заводит разговор о футболе. А потом раскалывается: “Ваш каждый шаг во Львове был под контролем трех работников спецслужб из Минска”. Поселились они рядом, прослушка работала круглые сутки.



* * *

— Матч “Торпедо” (Кутаиси) — “Пахтакор”. Летим через Тбилиси, где меня уже встречает администратор “Пахтакора” и желает побеседовать наедине. Посылаю... В Кутаиси в гостиницу приходит местный судья Тодадзе и заведующий отделом горкома. Разговор короткий: “60 тысяч наличными”. — “Нет, мужики, — отвечаю, — если уж падать мордой в грязь, то за 100”.

А игра всесоюзной значимости. В Кутаиси прилетел сам председатель Федерации футбола Гранаткин. “Пахтакор” начисто переиграл соперника. При счете 3:1 за три минуты до конца игры назначаю 11-метровый. Подбегает вратарь Гогия и наотмашь бьет меня по лицу. Удаляю, а он не уходит. Капитан хозяев все же уводит его с поля, становится в ворота и откровенно договаривается с Абдураимовым, чтобы тот тихонечко пробил в правый нижний угол. Но тот, который для одного правый, для другого — левый. Мяч и вратарь разошлись — 4:1.

А после матча я впервые увидел, что такое футбольный вандализм: двое убитых парней, пять тяжелораненых милиционеров, четыре подожженные милицейских машины и даже угнанная “Волга” первого секретаря горкома. Об этом тут же узнали в Москве. Заместителя председателя Спорткомитета Ивонина, Гранаткина и меня вызывают в отдел административных органов ЦК КПСС. К судейству претензий нет, но “крайний” обязательно должен быть. И меня наказывают поездкой в Тегеран на турнир азиатских стран. В десятку лучших по итогам сезона не попадаю.



* * *

— За выход в высшую лигу в Кировабаде играет местное “Динамо” и “Кайрат”. На квартиру ко мне прибыл сам председатель алма-атинского облисполкома: “Нам нужна победа, а тебе — “Волга”, вот ордер”. “Кайрат” чисто победил 4:2. Но после игры в гостиницу пришел человек и предложил отправиться с командой в Алма-Ату за “Волгой”. Вот вам пример... честности взяткодателей.



* * *

— А вы, Юрий Иванович, подношения принимали? — спросил я его.

— Обязательно — бесплатный обратный билет, коньяк, фрукты, рыбу. Однажды в Ростове подарили пять живых кур, которые разлетелись по самолету, и их пришлось ловить.

— Когда судить было легче: в ваши времена или сегодня?

— Конечно, раньше. Отношения с тренерами и игроками были совершенно другими. Сегодня деньги другого цвета, да и цифры другие. А вот уровень судейства стал намного выше...

Сегодня Юрию Ивановичу Бочарову — 80. Выглядит он, по компетентному мнению сотрудниц нашей редакции, на 55. Наши самые теплые поздравления и пожелания!






    Партнеры